Новости

Строили ли Исаакиевский собор в XIX веке?

Редакция , 31 июля 2021 Просмотров: 5053

Строили ли Исаакиевский собор в XIX веке?

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

Воспоминания о «строительстве» Исаакиевского собора Вигеля - участника многих исторических событий конца XVIII - начала XIX веков, который был лично знаком с Пушкиным, Монферраном и другими известными людьми того времени...

 

Строили ли Исаакиевский собор в XIX веке?

Давно я не возвращался к описанию сведений, полученных из многотомника "Воспоминания" Ф.Вигеля, – участника и свидетеля многих исторических событий периода конца XVIII – начала XIX веков, который был лично знаком с А.Пушкиным, О.Монферраном и А.Бетанкуром, а также многими другими известными людьми того времени.

И хотя многотомник его мемуаров, изданный в 1865 году уже после смерти самого автора, содержит множество правок и сокращений цензуры того времени, все же, кое-где мы можем обнаружить намёки на нашу подлинную историю того времени. При этом, я советую всем, интересующимся этой темой, читать этот источник в подлиннике издания 1865 года, дабы избежать и всех последующих цензурных "правок" и "корректировок". И на самом деле читать книги, написанные на "дореформенной" письменности XIX века, не так уж и сложно. Через пару десятков страниц уже даже перестаёшь замечать, что она написана на дореволюционной кирилице. Зато в отличие от новодельных изданий, здесь можно почерпнуть гораздо больше сведений о реальном прошлом.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

Я уже отмечал, что в своём многотомнике Ф.Вигель писал о том, что Исаакиевский собор по указанию царя вовсе не "строился с нуля", а перестраивался и реконструировался и именно для этой цели проводился конкурс работ архитекторов. Также в его книге было чётко обозначен тот факт, что О.Монферран не был никаким архитектором, а всего лишь очень хорошим художником, которого российский император назначил "придворным архитектором" с подачи действительно талантливого архитектора и инженера А.Бетанкура. И именно А.Бетанкур показал царю тот самый альбом рисунков О.Монферана и было это в 1816 году в Санкт-Петербурге, а никакой встречи Александра I с О.Монферраном в Париже несколькими годами ранее, о которой вешают лапшу историки, никогда не было. Ибо приехал О.Монферран в Санкт-Петербург в 1816 году никому неизвестным рисовальщиком и обратился к А.Бетанкуру с рекомендательным письмом от одного его парижского знакомого. Обо всем этом я уже рассказывал ранее, на основе сведений, предоставленных Ф.Вигелем, который сам участвовал в работе того самого "Комитета для строений и гидравлических работ", который и занимался вопросами градостроительства Санкт-Петербурга и в том числе курировал реконструкцию Исаакиевского собора.

А сегодня я хочу вас познакомить с весьма информативным в отношении "написанного между строк" его повествованием событий, касающихся т.н. "строительства" Исаакиевского собора в период с 1817 по 1821 годы. Вот что он пишет об этом в 6-м томе своих "Воспоминаний":

"Как в истекшем 1820 году, так и в наступившем 1821 и последующем 1822 положение моё не менялось... С тех пор, как по службе я обязан был заниматься строительною частию в Петербурге, в записках сих я почти ничего не упоминал о ней. Имея ввиду скоро расстаться с нею, я не худо сделаю, если читателю дам отчёт в её успехах.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

Один огромный памятник обращал в это время на себя огромное внимание государя – вечно строящийся Исаакиевский собор. В конце 1817 года он утвердил новый чертёж и план сего здания и для перестройки его и утвердил комиссию под председательством обер-шенка графа Николая Николаевича Головина. Генерал Бетанкур назначен членом сей комиссии по искусственной части, то есть настоящим строителем; именем же строителя почтен Монферран, архитектор невзначай.

Найдено, и весьма справедливо, что величина угловатаго, неправильнаго пространного поля, которое под именем площади окружало прежний собор, повредит колоссальности возводимаго новаго храма и для того сделан новый план площади; кусок в виде треугольника отрезан от нея для постройки на нем частного строения, которое могло бы служить частию красивой рамы для великолепной картины.

Я не видел начала сего предприятия: к нему приступленно после отъезда моего за границу, весною 1818 года. Когда я возвратился, то нашёл подле собора в одно лето выросший огромный дом, который по форме своей походил на фортепиано и принадлежал племяннику министра юстиции, князю Лобанову-Ростовскому... Что же касается до самого собора, то кирпичный купол, построенный при Павле, был уже снят с него и небольшая часть его к почтовой улице сломана. Других перемен я не нашел и в последующие годы видел мало.

А между тем, полтора миллиона рублей ассигнациями ежегодно отпускаемо было для строения. На что употреблялись они? На постройку существующего и поныне деревянного забора и спрятанного за ним деревянного городка для помещения рабочего народа и смотрителей за работами: сооружение гранитного фундамента под новое к почтовой улице вытягивающееся строение; более же всего на изготовление драгоценных материалов. Ими изобиловали в Финляндии Рускальские каменноломни, и один простой русский промышленник, Яковлев, в кафтане и бороде, нашёл удобное и лёгкое средство добывать огромнейшие их массы без помощи инженеров и механиков и доставлять их водою в Петербург. Тут узнал я все недоброжелательство и несправедливость иностранцев к русским; немногие говорили об этом человеке с некоторым одобрением, только двое или трое дивились его изобретательности. Зато русские осыпали его похвалами, когда летом 1822 года на Исаакиевскую площадь с Невы вывалил он чудовищный монолит, первый из тех. кои поддерживают ныне фронтоны собора. Нерукотворная гора под стенами медного всадника, воспетая ныне Рубаном, вблизи его казалась карлицей подле великана. Нужен был и в Бетанкуре гений механики, чтобы поднять такую тяжесть и как простую палку воткнуть перед зданием. Выдуманные им машины служили великою помощию Монферрану, а после смерти его сделались его наследством. Все споспешествовало этому человеку: искусство и Бетанкура, и Якоблева, и, наконец, каменных дел мастера Квадри, который строить умел прочно, лучше всякого архитектора. Ему оставалось только рисовать, да пока учиться строительной части.

За забором нельзя было увидеть, как фундамент новага строения подымается из земли; только все видели как каждый год что-нибудь отламывалось от стараго, так, что наконец осталась одна самая малая часть его, и можно сказать, украшала новый Петербург, ибо была в нем единственною великолепною руиной..."

Вот тут можно чётко увидеть, что несмотря на более поздние вставки про "новое строительство", автором не случайно было оставлено множество указаний именно на перестройку Исаакиевского собора. а не на строительство его "с нуля", а также о том, что это строение на самом деле достаточно древнее эпохи Романовых. Так, обратите внимание, что он в начале этого фрагмента называет Исаакиевский собор "огромным памятником", а в конце "единственною великолепную руиной". И это – прямое указание на его изначальную древность.

Напомню, что, рассказывая о событиях 1816 года в своих "Воспоминаниях" Ф.Вигель писал: "На словах государь просил Бентакура поручить кому-нибудь составить проект перестройки Исакиевского собора, так чтобы сохраняя прежнее здание, разве с небольшою только прибавкою дать вид более великолепный и благообразный сему великому памятнику". И мы видим, что здесь опять речь идёт о "великом памятнике" и именно о "проекте перестройки Исаакиевского собора", а вовсе не о строительстве "с нуля".

И о событиях 1818 года он тоже пишет: "Что же касается до самого собора, то кирпичный купол, построенный при Павле, был уже снят с него и небольшая часть его к почтовой улице сломана. Других перемен я не нашёл и в последующие годы видел мало". Т.е. на самом деле речь идёт о замене купола, построеннного ещё при Павле и перестройке небольшой части собора со стороны Почтовой улицы. Ну а все приписки про какое то там "строительство фундамента под новое строение" сделаны гораздо позже и явно из-за цензуры, которая следила за тем, чтобы все выходящие во второй половине века XIX книги соответствовали уже новой версии истории, ибо как раз с 1860-х годов и начался второй этап тотальной фальсификации истории.

Не желая участвовать в этом вранье, Ф.Вигель оставил нам интересные намёки об этом "строительстве". Например, о том, что ежегодно на этот проект выделялось из царской казны 1,5 млн. рублей – это очень крупная по тем временам сумма. Также о том, что место строительства обнесли достаточно высоким забором, раз за ним не было видно, что же там происходит на самом деле. Но со временем первый купол Исаакия действительно заменили, ибо в сети можно обнаружить эскизы с двумя его вариантами: старым и новым.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

А также гравюры и рисунки Исаакиевского собора со старым куполом. Однако, непонятно, когда же реально был заменён этот купол. Вот например во французском издании "Путеводителя по Санкт-Петербургу" от 1840 года мы видим ещё старый купол на этом здании.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

Но зато оно изображено уже со всеми установленными гранитными колоннами, которые якобы устанавливал О.Монферран с помощью устройств А.Бетанкура. Да и внешний вид собора за исключением этого купола уже не отличается от современного. По крайней мере, с фасадной части со стороны Невы. Но мы не видим также и никакого забора и какой-либо строительной активности.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

Но есть ещё более раннее издание "Новое собрание сорока двух видов Санкт-Петербурга и его окрестностей" от 1826 года, изданное в Петербурге в 1826 году издательством А.Плюшара. И это – самой настоящий "шедевр" разоблачения фальсификаторов истории. Посмотрите, на одном из рисунков этого сборника мы видим точно такой же Исаакиевский собор со старым куполом и со старыми колокольнями, но с гранитными колоннами. Теми самыми, которые, якобы только через 2 года – 20 марта 1828 года начнёт устанавливать О.Монферран, в присутствии царской семьи и многочисленных иностранных гостей.

Но почему-то такое эпохальное событие да ещё и с посещением императорской семьи так и не было зафиксировано даже в сборнике фантазийных рисунков О.Монферрана, который, все же, изобразил общий ход этого "строительства", хотя и достаточно безграмотно с инженерной точки зрения и абсолютно неправдоподобно. Но больше всего у современных специалистов, занимающихся установкой подобных крупногабаритных многотонных конструкций, вызывает смех утверждение о том, что на подъем одной такой колонны с помощью "чудо-техники", изображённой в комиксах О.Монферрана, уходило всего 40 минут. Ибо даже с помощью современной высокотехнологичной грузоподъемной техники на подобные операции уходит гораздо больше времени.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

А как вам нравится рисунок из альбома О.Монферрана "Планы и детали памятника, посвящённого памяти Императора Александра / А. Рикардде де Монферран. – Париж, 1836 г.", посвящённого установке Александровской колонны. А на дальнем плане этого рисунка мы видим все тот же Исаакиевский собор со старым куполом, но уже с новыми колокольнями, какие есть у современного Исаакия. И опять мы не видим каких-либо признаков строительных работ. Тут, как говорится, О.Монферран опроверг самого себя ибо, сочиняя свою фантазийную версию об установке Александровской колонны (явно по заказу Романовых), он забыл о том, что в это время (1836 год) Исаакиевский собор должен был "строиться". Впрочем, этот "косяк" фальсификаторов можно объяснить и другой версией – заказ на рисование комиксов по "строительству" Исаакиевского собора поступил гораздо позже, чем на "установку" Александровской колонны, а потому при выполнении первого "заказа", О.Монферран не знал ещё, что будет и новый "заказ".

Реально же из всех этих рисунков, в том числе и самого О.Монферрана, мы видим, что реально в период с 1826 по 1840 годы никаких реальных работ по реконструкции и перестройке Исаакиевского собора не велось, за исключением перестройки колоколен. Я уж не говорю о явно выдуманной версии строительства его "с нуля" в XIX веке, в подтверждение которой у фальсификаторов нет ничего, кроме фантазийных рисунков из альбома О.Монферрана. А то, что эти рисунки создавались отнюдь не с натуры, а буйной фантазией талантливого французского рисовальщика – уже неоднократно доказано многими независимыми исследователями.

И вот это все, напрочь опровергает и противоречащую самому себе информацию из книги Ф.Вигеля: то он пишет, что все работы ограничились заменой купола и небольшой перестройкой здания со стороны Почтовой улицы, а никаких "других перемен" он не видел. То вдруг появляются странные строки о "строительстве" нового фундамента и про гранитный монолит, доставленный промышленником-умельцем Яковлевым, которые противоречат его же собственным словам, написанным ранее. Вообще, этот Яковлев в "кафтане и с бородой" очень напоминает ещё одного легендарного умельца – Самсона Суханова, который якобы мог самым мистичным образом вырубать из гранита не только высокотехнологичные гранитные колонны, но и разнообразные статуи. Потому что, для любого технаря и инженера, вполне понятно, что такие изделия просто невозможно создать с помощью молотков и зубил.

И скорее всего права петербуржская исследовательница Лидия Соловьева (кстати, имеющая диплом историка), что и питерские набережные, и многие другие изделия из гранита в Санкт-Петербурге создавались методом литья, а вовсе не вырубались из природного гранита. И этот секрет создания изделий из гранита привезли с собой уральские или сибирские староверы-умельцы (вот почему борода и кафтан). Видимо эта технология была одной из сохранившихся технологий погибшей в катастрофе Тартарии. Но когда этот секрет стал достоянием англосаксов, они взяли и запатентовали этот метод. Вот, чтобы не платить им за патент и решено было придумать нелепейшую версию про вырубание гранитных блоков с помощью молотков и зубил "лапотниками" из России. А для пущей убедительности О.Монферрану российские императоры заказали его альбомы с изображением этапов этого якобы "строительства". По-моему, вполне неплохая версия.

Вот только доказательств того, что в XIX веке было вообще какое-то "строительство" Исаакиевского собора, мы так и не имеем. И дело не только в том, что нет никаких строительных чертежей (за исключением двух эскизов старого и нового купола), но и в странном исчезновении первых фотографий Исаакиевского собора и вообще города на Неве и как раз в период официального "строительства" Исаакия.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

Так первое официальное фото Исаакиевского собора сделано в 1852 году английским фотографом Роджером Фентоном. И как я отмечал ранее, эта датировка не вызывает сомнения, поскольку на фотографии изображён не только Исаакиевский собор, но и наплавной мост, который с 1853 года начали по приказу царя перемещать ближе к Зимнему дворцу. А здесь он пока ещё на старом месте. И здесь на дальнем плане мы действительно видим кое-какую активность – причаленные суда с грузоподъёмными устройствами, с помощью которых и могли доставляться и сгружаться материалы для реконструкции собора. При этом сам Исаакий уже имеет полностью современный вид, включая и новый купол.

Вот и на рисунке, который был сделан с фотографии Г.Бланка, выполненной с натуры весной 1853 года мы также видим уже хорошо известный нам сегодня вид полностью построенного Исаакиевского собора. Я имею ввиду изображение в самом начале поста. Вот когда на самом деле появился здесь и деревянный забор и "городок строителей". Так что в тексте книги Ф.Вигеля – это уже была явно более поздняя приписка.

А о том, что это изображены явно уже не строительные работы, говорит и обновлённая информация от официалов, которые теперь утверждают, что "все строительные работы" были завершены уже к 1841 году, а потом аж до 1858 года проектировались и создавались его интерьеры. Вот именно этот процесс доставки грузов для интерьеров собора мы и наблюдаем на этом фото. Но почему же в открытом доступе нет других, более ранних фотографий Санкт-Петербурга и Исаакиевского собора? Конечно, историки могут рассказать нам привычную прозападную сказку о том, что, типа в "отсталую и лапотную Россию" фотография дошла только в 1852 году, когда этот самый английский фотограф и сделал первые официальные фотографии Москвы и Санкт-Петербурга.

Но эту ложь очень легко опровергнуть. Во-первых, в "Городском указателе, или Адресной книге присутственных мест, учебных заведений, врачей, художников и разных предметов торговой и ремесленной производительности на 1850 год", изданном в Санкт-Петербурге под редакцией Н.Цылова в 1849 году, уже указан первый "Фотографических портретов кабинет" Блете в Пассаже. Это за три года до приезда в Россию Рождера Бентона. И что за эти 3 года в Питере дальше фотографирования портретов дело не пошло? Что-то не верится. Тем более, что есть очень интересная информация о том, что первая фотография Исаакиевского собора была сделана ещё в 1839 году.

Например в российском журнале «Сын отечества» ещё за 1839 год в разделе «Разные известия и смесь» имеется такое вот сообщение: "….Октября 8-го в Петербурге г-н Теремин, подполковник путей сообщения, произвёл удачный опыт снятием через дагерротип в продолжение 25 минут Исаакиевского собора, и тем доказал, что и под 60 градусами широты осенью дагерротип не теряет своего действия….". Так что ещё за 13 лет до приезда Бентона в Россию ее граждане уже фотографировали и Санкт-Петербург, и даже сам Исаакиевский собор. И уж будьте уверены, что если бы на этих фотографиях действительно было бы изображено строительство Исаакиевского собора, то они бы не исчезли бесследно из общего доступа. А ведь их за 13 лет должно было накопиться немало. Но официальная версия начисто замалчивает даже сам факт их существования и именно это лишний раз доказывает наличие во второй половине XIX века очередного тотального этапа фальсификации истории.

Официальная версия "строительства" Исаакиевского собора, повествует нам о том, что активная фаза строительства началась с 1826 года, а в 1828 году начался подъем гранитных колонн. А 5 ноября 1837 года началась установка первой из верхних колонн по периметру барабана купола. И эти работы были закончены в течении 2-х месяцев. А все остальные строительные работы были завершены к 1841 году. Но, как мы видим на основании рисунков 1826, 1836 и 1840 годов, никаких строительных работ на самом деле в период с 1826 по 1840 годы не велось. Более того, вся история с подъёмом колонн является самым настоящим фейком.

И тут, возможно, попахивает ещё и финансовой аферой. Для чего же тогда из царской казны выделялось ежегодно 1,5 млн. рублей? Для небольшой реконструкции здания, состоявшей в замене купола, колоколен и перестройке его части со стороны почтовой улицы? Но даже эти работы мы в период 1826-1840 гг не видим. Так может большую часть этих средств просто "распилили", а для обоснования их пропажи и придумали всю эту историю с якобы строительством "с нуля" Исаакиевского собора в XIX веке? Купол собора конечно поменяли. В сети есть его подробный эскиз, доказывающий возможность его строительства, а также эскиз его фасадной части с визой царя.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

При этом, виза царя датируется 1835 годом: "Император Николай. Санкт-Петербург, 18 февраля 1835 года". Так что речь идёт уже о Николае I. И раз виза датируется 1835 годом, то и никакие работы по замене купола ранее этой даты не могли состоятся. Реально же этот купол перестраивали где-то в период с 1840 по 1852 годы. И из-за изъятия из общего доступа фотографий за этот период, мы не можем датировать эти работы более точно. Но ведь как раз многие независимые исследователи связывают именно с этим самым историческим периодом некое катастрофическое явление. Что же такое могло быть запечатлено на фотографиях того времени, что их так тщательно "зачистили"? Видимо дело тут не только в правде о строительстве Исаакиевского собора, но и в сокрытии самого факта этой катастрофы.

Олег Павлюченко связывает её с выпадением осколков разрушившейся кометы Биелы, которое началось в 1842 году. Может быть, именно эта катастрофа и повредила купол собора и потому его пришлось его отстраивать заново? А может это было следствием действия другой разрушительной силы? Как бы там ни было, а историки явно "наводят тень на плетень", то ли по незнанию, то ли сознательно, уводя нас от правды. Вот потому и плодят совершенно неправдоподобные псевдоисторические сказки.

Например, учитывая, что Финский залив до сих пор является очень мелководным и для возможности прохода в Санкт-Петербург судов из Кронштадта с 1877 года по 1885 годы был прорыт специальный Путиловский канал по дну Финского залива. Но ведь гранитные блоки из карельских карьеров, как нас пытаются убедить историки, доставлялись гораздо ранее. Да и маршрут их доставки совершенно иной. Кроме того, эту версию полностью разрушают открытия группы питерских альтернативщиков Михаила Гейко, которыми обнаружено, что:

1. Гранитные набережные Санкт-Петербурга уходят на много метров под воды Невы и имеют несколько разных слоёв. При этом самые высокотехнологичные гранитные блоки – это самые нижние. Это свидетельствует о том, что в предыдущие столетия уровень Невы, а следовательно и Финского залива был ниже чем, сейчас. Это уже опровергает байку историков про возможность доставки гранитных многотонных гранитных блоков водным путём по Финскому заливу.

2. Также этими же альтернативными исследователями был исследован и сам гранитный карьер рядом с Выборгом, где якобы вытачивались колонны для Исаакиекского собора. И они обнаружили, не только явные следы высоких технологий, но и тот факт, что 95% этого карьера ныне затоплены водами Финского залива. И это лишний раз подтверждает невозможность доставки многотонных гранитных монолитов от этого карьера водным путём в Петербург.

Операция же по подъёму двух гранитных колонн, осуществлённая официалами летом 2020 года, доказала, что даже в наше время с использованием самой современной грузоподъёмной и грузоперевозочной техники, транспортировка таких колонн является весьма сложной инженерной операцией. И каким бы смекалистым не был "промышленник Яковлев", упомянутый Ф.Вигелем, без серьёзной грузоподъёмной техники он не мог доставлять в Санкт-Петербург эти самые многотонные гранитные монолиты из карельских карьеров.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

Также пару слов хочется сказать об инженерных устройствах, запечатлённых О.Монфераном на своих рисуночках, с помощью которых якобы он осуществлял подъем гранитных колонн Исаакиевского собора. Создание этих устройств, учитывая полное отсутствие инженерного образования у О.Монферрана, официалы предусмотрительно приписали А.Бетанкуру. Мог ли инженер Батанкур создать такие устройства? Теоретически, конечно, мог. Но дело в том, что уже в 1822 году он вначале попал в немилось к императору и в этом же году умерла его дочь. Так что он полностью отошёл от дел и умер через 2 года в 1824 году. А ещё в 1819 году он стал руководителем Главного управления путей сообщения, имевшего статус министерства. И вряд ли у него было время на инженерные расчёты и создание подобных устройств, тем более, что он активно ездил по стране изучая состояние мостов, дорог и других инженерных сооружений. Также много времени и сил у него отняла Нижегородская ярмарка, ставшая его архитектурным проектом.

Потому, если А.Бетанкур и разрабатывал такие устройства, то только до 1819 года. Но вот судя по рисункам О.Монферрана, сам Монферран никогда не видел эти устройства вживую и потому имел довольно смутное представление о принципе их работы. Иначе, он бы наглядно изобразил и всю систему блоков и полиспастов, по которой можно было бы рассчитать возможность работоспособности такого устройства на предмет его реальной грузоподъёмности. Но ведь французский художник, назначенный Романовыми "придворным архитектором", инженерного образования не имел, а если бы существовали реальные чертежи таких устройств, разработанные Бетанкуром, то и Монферран изобразил бы их работу на своих рисунках более правдоподобно.

Но откуда тогда он мог взять внешний вид подобных устройств, если Бетанкур их никогда не создавал? А вот есть один источник, откуда он вполне мог его позаимствовать. Это – одно из изданий ватиканской библиотеки – книга Доменико Фонтано "Della trasportatione dell‘obelisco vaticano и delle fabriche di Nostro Signore papa Sisto V dal Cavaliere Domenico Fontana", опубликованная в 1590 году. И вот в ней подробно описывается операция по перемещению того самого обелиска, который сейчас стоит в центре площади святого Петра в Ватикане. А раньше он стоял рядом с самой Базиликой святого Петра.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

И вот какие устройства, использовали для перемещения этого обелиска высотой в 25 метров и весом в 700 тонн в пределах одной площади. Но правда здесь, в отличие от фантазийный рисунков О.Монферрана показана вся схема расположения кабестанов и их соединения с блоками этого устройства. Но, судя по всему, это и есть тот самый источник "инженерного вдохновения" О.Монферрана, при создании им своего альбома по "строительству" Исаакиевского собора и подъёма Александровской колонны. Но все же, судя по его рисункам, он просто тупо скопировал некое подобие ватиканским рисункам, не понимая принципа работы этого устройства.

Как же эта книга из библиотеки Ватикана могла попасть к Монферрану? Тут все очень просто – Романовы и были проектом Ватикана. Потому и имели именно такую фамилию, а значит и доступ к ватиканской библиотеке могли иметь. Именно их связь с Ватиканом, которая была подтверждена проведённой в современной России в 2017 году историко-документальной выставкой «Романовы и Папский престол: 1613–1917. Россия и Ватикан», и позволила О.Монферрану скопировать и немного видоизменить на свой лад изображения инженерных устройств из книги Доменико Фортано. Думаю, что сам Ватикан во время этой инженерной операции воспользовался более древними источниками и артефактами из своих подземных хранилищ. А вот реальную работоспособность моделей, изображённых О.Монферраном пока никому не удалось доказать практически.

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

«Строительство» Исаакиевского собора в «Воспоминаниях» Ф.Вигеля

Возвращаясь же к теме т.н. "строительства" Исаакиевского собора в XIX веке, можно констатировать, что не существует никаких доказательств наличия подобного строительства "с нуля". Более того, вероятнее всего, за это "строительство" выдают только его реконструкцию. Вот посмотрите какая трансформация вида этого собора произошла в реальности и именно так он выглядел до реконструкции и после неё. Можно ли считать изменение облика этого собора в течении XIX века новым строительством? Очевидно, что нет.

И конечно, все эти гранитные колонны, которые якобы вырубались в карельском карьере, а потом по Финскому заливу доставлялись в Питер и устанавливались на месте О.Монферраном – все это не соответствует действительности. Откуда же появились гранитные портики с колоннами по бокам? Вероятнее всего – это самое настоящее гранитное литье, тем более, что подобные технологии отливки колонн были использованы при строительстве другого известного собора Санкт-Петербурга – Казанского. Но об этом я когда-нибудь напишу отдельный пост.

Конечно, все о чем я здесь написал, несмотря на обилие множества косвенных доказательств, является лишь версией и гипотезой, а вовсе не истиной в последней инстанции. Но и версия официальных историков не подтверждена ни единым "железобетонным" доказательством. К тому же, она имеет множество противоречий и свидетельств откровенной фальсификации подлинных событий прошлого. Думаю, что окончательно прояснить всю эту ситуацию могут лишь спрятанные фальсификаторами истории из общего доступа фотографии Санкт-Петербурга и особенно – Исаакиевского собора за период с 1839 по 1852 годы. Ибо фотография, в отличие от рисунков и гравюр, и тем более – фантазийных псевдоисторических опусов историков, может являться беспристрастным свидетелем событий прошлого.

Источник

 

 

Зачем нам нужно знать наше реальное прошлое?

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 


Постоянный адрес статьи - http://ru-an.info/news/8291/