Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Холокост построен на порнографии

, 25 ноября 2013
17 084

Холокост прививали Израилю с помощью порнографии

Идеи холокоста вбивались в еврейские головы с помощью порнографии. Создавая серии дешёвых порнографических журналов соответствующего содержания, идеологи холокоста смогли обмануть целое поколение и извлечь колоссальную выгоду...

 

Пропаганда «холокост-порно», как форма «сексуального переформатирования» Израиля 1960-х

Автор – Кирилл Мямлин

Любая порнография балансирует на границах запретного и, естественно, прибегает к вымышленным сюжетам. Холокост идеально соответствует этим требованиям: происходящее там выходит за рамки самого распалённого воображения, где нет запретов и ограничений, где «можно всё», а любая прихоть сразу может быть воплощена в реальности.

Тема «холокоста» набила в «Израиле» не меньшую оскомину, чем тема расизма в США. Благодаря некоторым особенностям национального характера, из холокоста по сей день умудряются извлекать выгоду: Германия, выплатив более $1,2 трлн., продолжает платить деньги уже третьему поколению «израильтян», а в других странах за отрицание каких-то мифов холокоста можно получить больший тюремный срок, чем за грабёж или разбой. Вопрос о том, хорошо это или плохо, лежит в сфере этики, морали и права, но туда мы с вами сегодня не пойдём. А пойдём мы совсем в другую сторону – в область низменных инстинктов, – и поговорим о том, как культ холокоста повлиял на формирование, в том числе, сексуального поведения моделируемого сионистами «идеального образца еврейской расы».

Кризис самоидентификации и «отставание от мирового тренда»

С момента образования в 1948 году и вплоть до 1960-х, «Израиль» представлял собой достаточно пуританскую (насколько это возможно, с учётом религиозной специфики) и изолированную от внешнего мира страну. Достаточно упомянуть, что в 1968 году Израиль запретил гастроли и отказал в визах квартету «Битлз» – проекту, созданному усилиями Тавистокского института психологических исследований и неофрейдистом Теодором Адорно-Визенгрудом из «Франкфуртской школы». Телевидение в то время было ещё предметом роскоши, а те, кто имел в домах телевизоры, мог рассчитывать на два государственных канала в чёрно-белом изображении. В такой атмосфере формировалось первое поколение «израильтян».

Тем самым «избранные-традиционалисты» уже переставали соответствовать сформированному «избранными-мондиалистами» понятию «мирового цивилизованного».

Кроме того, политический процесс над сионистом Эйхманом, который одним из краеугольных камней в создание мифологии «холокоста»[1], породил другую проблему – палестинские иудеи начали задаваться вопросом, – почему их «понаехавшие единоверцы» стали в этой войне «овцами для заклания». С тем учётом, что особо дотошные могли докопаться до истины, еврейским нацистам/сионистам, вошедшим в тесный союз с немецкими нацистами, и совместно повинными в гибели значительной части из 300-600 тыс. евреев во время Второй Мировой (операция по «отсечению сухой ветви древа Израилева», включая требование Гольды Меир к Белому Дому подвергнуть ковровым бомбардировкам Освенцим), нужно было срочно переключить внимание на другой объект и одновременно «модернизировать общественное сознание».

С учётом «разработок» главы австрийского отделения Бнай Брит Зигмунда Фрейда и его «ещё более продвинутого» ученика Вильгельма Райха, предложившего практически в буквальном смысле «заменять мастурбацией Бога» (о Райхе мы обязательно расскажем в следующих статьях) – внимание «израильтян» переключили на самый «примитивный» секс. Причём, в его извращённой форме – с обязательным ощущением «доминирования».

Выведение «идеального образца еврейской расы»

Сионисты оказались между двух огней. С одной стороны, для выкачивания денег для финансирования несостоявшегося государства нужно было создавать «образ жертвы»; с другой стороны, вывести из «образа жертвы» самих репатриантов, которых готовили в «лидеров человечества».

При этом, как мы уже говорили, после Второй Мировой еврейские «расологи», пользуясь своим и немецким нацистским опытом, начав выводить «идеальный образец еврейской расы», поместили на «низшее место» выходцев из Марокко, Эфиопии и Средней Азии, на том основании, что у тех практически отсутствовали психические заболевания. Этот признак, по мнению «евреев-расологов», говорил о «вырожденчестве» и несоответствии «установленным расовым стандартам гениальности».

К примеру, иерусалимский психиатр Аврахам Рабинович, в историях болезни именовал евреев из Бухары, Грузии и Персии «примитивными расами» (Йотам Фельдман, «Евгеника в Израиле: неужели евреи тоже пытались улучшить человеческую породу?», 15.05.09, Haaretz). По его словам, «их сознание со скудным содержимым не предъявляет особых запросов к жизни и рабски подчиняется внешней обстановке…»

Отметим, что ещё в 1944 году психиатр Курт Левинштайн в своём докладе на научной конференции в Тель-Авиве рекомендовал «предотвращать деторождение у лиц с рядом психических и неврологических заболеваний», выдвинув к таковым запрет на вступление в брак, обязательное применение контрацептивов, аборты, стерилизацию и пр. Многие израильские врачи восприняли расовую теорию, разработанную ведущими сионистами Максом Нордау (Симхой Меером Зюдфельдом) и «отцом еврейской социологии» Артуром Руппином, мечтая вывести новый тип еврея – высокого, голубоглазого блондина, яростного и беспощадного сверхчеловека, способного железным жезлом пасти народы. Но ориентального вида выходцы из Марокко и Ср. Азии явно не подходили под это определение.

В начале 1950-х годов в Израиле осуществлялись и вовсе чудовищные эксперименты над репатриантами. Как пишет известный публицист Исраэль Шамир (И. Шамир, «Убийцы в белых халатах»), в верхушке израильского Минздрава тогда возник «заговор врачей» – погубить 100 тыс. «неполноценных» еврейских детей: ведущие израильские врачи ашкеназского происхождения подвергли лучевой болезни 100 тыс. еврейских детей из «расово чуждой» марокканской общины.

Кроме того, остро стоял вопрос переформатирования самосознания и у «идеальных образцов еврейской расы»: из «жертвы» – в «хозяина».

Проблему решали нетривиальным образом, заодно на ней и подзаработав. Что из этого вышло – достаточно подробно говорится в статье блогера quentinus, которую мы приводим практически без изменений.

Секс, холокост и доминирование

В 1960-е годы израильский рынок популярной литературы захлестнула «литература сталага» – порнороманы, эксплуатировавшие тему холокоста. Авторами этих книг были израильтяне, взявшие себе английские псевдонимы. Как выяснилось позже, некоторые из них «чудом пережили холокост», а некоторые были детьми «чудом выживших заключённых концлагерей и гетто». Популярность «сталагов» достигла своего пика во время суда над Эйхманом, когда израильское общество практически каждый день узнавало что-то новое об издевательствах и мучениях, якобы практиковавшихся в лагерях уничтожения.

В то время в киосках напротив здания суда в Иерусалиме можно было купить копеечные книжицы с яркими обложками. На них грудастые женщины в форме СС избивали беспомощных заключённых концлагерей… Эти изделия предназначались для самоудовлетворения и «переформатирования израильтян». Данный факт как нельзя лучше отображает истинную сущность так называемого «божьего народа» и подчёркивает его подлинные интересы и развратность.

До начала этого исторического суда тема холокоста в израильском обществе была фактически табуирована – «чудом пережившие холокост» предпочитали не распространяться о своей прошлой жизни и активно вживались в новую, сионистскую идентичность. Выпуск порнороманов серии «Шталаг» совпал с выяснением отношений между евреями, «чудом пережившими» войну в Европе и теми, кто жил на тот момент в Палестине. «Чудом пережившие» предпочитали не озвучивать своих проблем, в то время как обстановка нагнеталась вопросом другой стороны о том, почему же евреи вели себя «словно послушные овцы»? Однако процесс над сионистом Эйхманом и сопровождавшие его выступления свидетелей заставили израильтян вернуться к обсуждению коллективного и индивидуального опыта «холокоста».

Архипелаг «Сталаг»

Пожелтевшие брошюры серии «Сталаг» можно отыскать и сегодня в книжных развалах в Тель-Авиве на улице Алленби. На обложках с названиями «Сталаг-13», «Американский Сталаг», «Сталаг Гитлера» «Сталаг смерти» и т.п. эффектные дамы в эсэсовской форме самозабвенно истязают военнопленных. Этот жанр порнографической литературы был весьма популярен в Израиле в 60-х гг. На его тучных нивах встретились и полюбили друг друга порнография и холокост.

Сначала сюжеты брошюр писались по стандартной схеме: главный герой, американец или британец, оказывается в немецком плену во время Второй Мировой войны и попадает в лагерь для военнопленных под названием «Сталаг» (или «Шталаг», сокращ. от нем. Stalag – Stammlager, главный лагерь), где становится жертвой сексуальных извращений горячих похотливых эсэсовок. В заключение читателя ждал стандартный хеппи-энд: жестокая, но сладкая месть главного героя своим тюремщицам.

Популярность сталагов в Израиле в те годы была столь высока, что не могла не оказать влияние на формирование взглядов послевоенного поколения на историю Второй Мировой и на холокост в частности. Так, в израильском обществе распространился миф о «еврейских сексуальных наложницах, используемых нацистами в концентрационных лагерях». Это представление стало, возможно, одним их первых раскрученных мифов о холокосте, где не было ни слова правды. Вот, что пишет об этом исследователь истории холокоста израильский журналист Ари Либскер:

«В период холокоста никогда не было еврейских сексуальных наложниц. Причиной возникновения этого убеждения является жанр сталагов, которому миф о еврейских наложницах обязан своим массовым распространением…» («Гаарец» от 6 июля 2007 г., в том же году Либскер стал одним из соавторов фильма «Сталаги: Холокост и порнография», показанном на Иерусалимском кинофестивале).

Тем не менее, «сталаг-фикшн» продержался очень недолго – в первую очередь из-за характерной идеологической неспособности евреев к чувству меры. После публикации написанного от лица женщины-еврейки романа с колоритным названием «Я была личной сукой полковника Шульца», тираж книги был изъят, а её издатели отправились под суд. Содержание этого романа было слишком откровенным даже для холокост-порнографии. Сейчас сохранившиеся произведения жанра «сталаг-фикшн» можно купить только у частных коллекционеров и букинистов.

Литература «Сталага» возникла не на пустом месте – культовый, знаковый текст, во многом повлиявший на формирование у израильского общества представлений о холокосте, «Бейт-а-бубот» («Дом кукол») был впервые опубликован в 1955 году. Автор романа, очередной «чудом переживший холокост» польский еврей Йехиэль Ди-Нур (Йехиель Фейнер) заявлял, что «Дом кукол» построен на реальной истории его младшей сестры Мириам, заключённой Освенцима. Этот роман, до сих пор входящий в программу обязательного чтения в израильских средних школах, описывает историю молодой еврейской девушки из Польши, которую принуждают работать в лагерном борделе для немецких офицеров.

Позже Ди-Нур напишет ещё один роман, в котором повторится аналогичная ситуация, – только теперь главным героем будет еврейский юноша. Как и в случае своей сестры Мириам, Ди-Нур уверял, что и второй роман построен на событиях, происходивших с его братом во время холокоста. Дело, однако, в том, что у него никогда не было ни сестры, ни брата.

Большинство исследователей справедливо считают «Дом кукол» авторским вымыслом. Публичные дома в крупных концлагерях действительно существовали, но они были предназначены для «поощрения» заключённых, а не для ублажения офицерского состава. Книга Ди-Нура – пример того, как подавленный, запретный эротический образ в сочетании с реальным опытом автора конструирует ложную реальность.

Такой же путь был пройден и ещё одним каноническим текстом о личном опыте холокоста – «Раскрашенной птицей» Ежи Косинского (Joseph Novak). «Птица», которая в художественном отношении стоит значительно выше «Дома кукол», тем не менее, тоже может быть отнесена к жанру «холокост-порно».

На другом краю этого жанра – «сталаг-фикшн», аналогом которого на русском языке могут служить довольно широко известные «Протоколы допросов», а также большое количество апокрифических текстов, в которых фигурируют как реальные (Зоя Космодемьянская), так и вымышленные (Штирлиц) герои и героини Великой Отечественной. С точки зрения типологии, военное и «холокост-порно» относятся к более широкой категории порно с БДСМ-тематикой. Тем не менее, в отличие от мейнстрима БДСМ, подобные фильмы и книги являются жёстко табуированными в обществе. Связано это с очевидным неприятием социумом подобных фантазий – реально существующих, но скрытых так глубоко в сознании человека, что выход им даётся только в исключительных случаях.

«Биологическое право самцов»

Какой же пищей питали «идеальные образцы еврейской расы»?

Открываем навскидку один из сталаговских бестселлеров «Сталаг-13» и читаем: «В стародавние времена, когда германцы кишели по берегам Рейна, как стада свиней по болотам, самцы насиловали самок, и всё шло своим чередом. Мужчина был доволен, а женщина была унижена и зависима – такой создала её природа. Сегодня презренные самки похитили биологическое право самцов – право насиловать, – но что выйдет из этого? Перевёрнутый мир!»

Популярность сталгов росла, как на дрожжах. В результате на этом сомнительном поприще возникла конкуренция, в которой каждый автор стремился превзойти других в описаниях картин насилия и жестокости. Написание сталагов превратилось в сверхприбыльное занятие, к которому пристрастились люди, прежде весьма далёкие от литературы, такие, как адвокат Нахман Гольдберг. Его опус под названием «Мерзкие чудовища Сталага» изобилует сценами каннибализма и всевозможных извращений. Затем Гольберг стал специализироваться на историях о молодых израильтянах, охотящихся в Германии на нацистских преступников и совокупляющихся со смазливыми немками.

Финально в дело включилась израильская полиция: которая в судебном порядке стала изымать из продажи тиражи наиболее омерзительных «Сталагов». Эта участь постигла тираж книги одного из мэтров жанра порнохолокоста Эли Кригера: его творение под названием «Вот идёт сладкая жертва» с описаниями сцен интимной близости между главным героем и его матерью-немкой (евреи ничего хорошего о немцах никогда не пишут) был арестован сразу же после выпуска.

Одним из самых скандальных событий, связанных со сталагами, стал процесс Ицхака Гутмана, начавшийся после написания им уже упомянутого сталага «Я была личной самкой колонеля Шульца». Полиция подала в суд. На суде Гутман заявил, что в его книгах нет вреда, их назначение в том, чтобы привлечь внимание общественности к нацистскому врагу. В результате Гутман был признан виновным в распространении материалов непристойного содержания и получил наказание в виде выплаты штрафа.

Господин холокост

Упомянутый нами выше Йехиель Фейнер-Динур (Jechiel Feiner-Dinur), по прозвищу «господин холокост», был одним из первых ивритоязычных писателей, использовавшим в своих сочинениях сюжеты «холокоста». Он писал под псевдонимом К. Четник (некоторые произносят как Ка-Цетник, Kа-Zetnik – что означает «Концлагерный» – от аббревиатуры КаЗет: KZ – Konzentrationslager). Послевоенное поколение «израильтян» открыло для себя тему холокоста в основном благодаря его книгам: «Саламандра» (1946), уже упомянутый нами «Дом кукол» (1953), «Часы над головой» (1960), «Меня звали Пипель» (1961), «Звезда пепла» и «Песок из пепла» (1966). В своих книгах, переведённых на два десятка языков, Фейнер-Динур-Ка-Цетник детально описывает якобы творившиеся в лагерях жестокости: садистские истязания, каннибализм и сексуальное насилие над детьми. На процессе Эйхмана, где «сексуальный фантазёр» Фейнер-Динур давал «свидетельские» показания, у него случился истерический припадок, что также сыграло на пользу популярности его самого и идеи «холокоста» (как мы помним – придуманной «для внутреннего сионисткого потребления» как минимум в 1900, но запущенной в «активную медийную жизнь для ширнармасс» в 1967 году. – прим.ред.).

Исследователь жизни и творчества Четника проф. Ихиэль Шайнтох из Еврейского университета подвергает сомнению факты, упоминаемые в сочинениях последователя маркиза де Сада и Захера Мазоха – Четника. Даже художественное оформление его книг говорит само за себя. На обложке книги «Дом кукол» изображена молодая заключённая эффектной внешности с красными чувственными губами, а на её груди читается надпись, стилизованная под татуировку: «фронтовые наложницы».

Литературный критик проф. Дан Мирон в своей исследовательской работе под названием «От книги к пеплу» (1994 г.) отмечает, что «книги Четника, подобно тяжёлому молотку, доводят до сознания читателей и широкой общественности факты массовых уничтожений, при этом используются самые грубые и провокативные литературные приёмы». Проф. Мирон подчёркивает, что книги Четника имеют порнографический характер: «Если вы в сухом и непредвзятом тоне повествуете о сексуальных издевательствах над еврейскими девушками, которых превратили в наложниц германских солдат – это можно воспринимать, как свидетельство очевидца событий. Если же повествование переходит в форму описания ощущений еврейской девушки в тот момент, когда на ней лежал германский солдат и подвергал сексуальным унижениям, это превращает повествование в порнографию, с характерным приёмом превращения насилия в нечто соблазнительное…»

Шекель за эсэсовские сапоги

Профессор Омер Бертов указал на прямую связь между сталагами и книгами Четника. Авторская аннотация к книге Бертова «Армия Гитлера: солдаты, нацисты и война против Третьего Рейха» гласит: «Кич и садизм на планете Четника: представления израильской молодёжи о Холокосте».

В своём исследовании Бертов уделяет внимание «странному сочетанию кича, садизма и порнографии с описанием немыслимых ужасов, творившихся в повседневной реальности концлагерей, и человеческих судьбах, подвергнутых самым невообразимым испытаниям». В другом интервью Бертов замечает: «Для подростка 60-х заключённые из книг сталагов были евреями, – такими же, как его родители и близкие, – и единственным способом не ощущать себя жертвой было представить себя палачом. Отношение молодого поколения к нацистам было двойственным. Не всегда можно было знать наверняка, с кем отождествляют себя молодые израильтяне».

Бертов приводит воспоминания узников Освенцима о Йозефе Менгеле, которым он казался «молодым, высоким, стройным, интересным, безукоризненно одетым, в его образе было нечто очень... сексуальное. Очень мужественное, сильное и притягательное. Полярно противоположное образу забитого еврея, направляемого в газовую камеру. Мне вспомнились разные истории о том, как на базаре в Яфо покупали эсэсовские сапоги... это придавало их владельцу мужества».

На вопрос о том, действительно ли холокост стал источником сексуальных соблазнов для молодого поколения, Бертов ответил: «Любая порнография балансирует на границах запретного, и естественно, прибегает к вымышленным сюжетам. Холокост идеально соответствует этим требованиям: происходящее там выходит за рамки самого распалённого воображения, где нет запретов и ограничений, где «можно всё», а любая прихоть сразу может быть воплощена в реальности. При этом подлинное и вымышленное отражение происходящего в лагерях всегда оставляет место для бесчисленных искажений и спекуляций. Понятно, что сексуальная эксплуатация имела место в гораздо больших масштабах, чем те, о которых повествует историческая литература, мемуары и воспоминания очевидцев; многое замалчивается из соображений скромности, уважения к жертвам и стыда…»

«Холокост» начинается на «х»

В 1994 году книги Четника стали частью обязательной программы израильского среднего образования. Их разослали во все израильские средних школы и вручали ученикам в виде подарков. Книги были снабжены рекомендацией Министерства образования и рекомендованы в качестве учебного пособия для преподавателей и учеников. Предисловие к книге написал сам главный раввин Израиля. Ученикам предлагалось писать курсовые работы по материалом книги, а в качестве вознаграждения выдавались стипендии и ценные призы.

Д-р Гила Глезнер из Беэр-Шевского университета в своём докторате «Дискуссия по образованию и политические мотивы у Четника» пишет: «В течение последнего десятилетия (1994-2004) израильские школьники получали в подарок книгу Четника, – это происходило в рамках соглашения между Министерством образования и обществом «Премия Четника за признание Холокоста».

Исследование д-ра Глезнер основано на документах, предоставленных ей д-ром Нили Леви, государственным ревизором по школьной литературе и Дорит Шрир, участвовавшей в разработке методики преподавания литературы в старших классах школ Тель-Авивского округа. Выяснилось, что школам, не участвовавшим в проекте распространения книг Четника, были объявлены выговоры. Лишь в 2003 году было принято решение отменить проект в его первоначальном виде. Однако по сей день директора школ могут заказывать книги Четника для своих учеников по собственному усмотрению.

Был ли секс в Освенциме?

В фильме Ари Либскера «Сталаги: Холокост и порнография», показанном на Иерусалимском кинофестивале в 2007 году, есть документальный фрагмент, где израильские старшеклассники посещают Освенцим. Женщина-преподаватель останавливается возле 24-го блока и говорит:

«В этом блоке содержались молодые девушки, юные прекрасные еврейки, прошедшие процедуру стерилизации. Этот блок назывался «блоком утех». Девушек размещали по маленьким комнатам и выдавали по косметическому набору. Они обязаны были быть готовыми 24 часа в сутки удовлетворять потребности немецких солдат. Эти девушки назывались «походно-полевыми наложницами». Об этом рассказывает Четник в книге «Дом кукол».

Есть ли у этих фактов реальная основа? Наама Шик, докторант по истории в Тель-Авивском университете, исследовала вопрос сексуального рабства среди еврейских женщин в Освенциме. Её выводы однозначны:

«Вследствие господствовавшей расовой теории, не было и не могло быть еврейских женщин, использовавшихся для удовлетворения сексуальных потребностей в 24-м блоке Освенцима, либо в других домах терпимости в иных местах. В подобных домах терпимости содержались немецкие и польские женщины. Не было и так называемых еврейских «фронтовых наложниц». Широко известная фотография Пауля Гольдмана является подделкой: номер на груди женщины выглядит как личный номер заключённого в Освенциме, но таких номеров там не существовало. По моей просьбе эта фотография была убрана из музея в Освенциме после проведения экспертизы».

Шик доказала, что расовая теория запрещала сексуальные контакты с евреями, что почти полностью исключало возможность изнасилований еврейских женщин немцами. «Случаи изнасилований еврейских женщин имели место, но не со стороны немцев, а со стороны их союзников», – утверждает Шик. Она пунктуально исследовала множество свидетельств, автобиографий и других исторических документов и сопоставила это с официальными документами нацистов. Результатом этой работы стали однозначные выводы: «Не было еврейских наложниц во время “холокоста”. Не было явления, называемого “фронтовыми наложницами”».

Заключение

Почему книги Четника впервые были названы порнографией лишь в 1994 году?

Над этим вопросом висел ореол святости, говорить о нём следовало только с религиозно-фанатическим придыханием, опустив глаза и заведомо каясь, если вы не еврей. А что теперь? Теперь всё гораздо интереснее! Теперь во многих странах мы имеем уголовную ответственность за отрицание холокоста.

Но вот только, как быть с фактами уровня Сталага?..

_____________

[1] По данным проф. Нормана Финкельштейна, вплоть до 1967 года никто в мире не интересовался гибелью евреев во Второй Мировой войны, и только после того, как США оценили возможности своего «форпоста» на Ближ. Востоке, была запущена «Индустрия холокоста».

Также использовались материалы:

http://www.ynet.co.il/articles/0,7340,L-3463773,00.html

http://www.e-mago.co.il/Editor/literature-1263.htm

http://www.haaretz.co.il/hasite/spages/878237.html

http://www.haayal.co.il/story?id=423&NewOnly=2&LastView=2009-02-16%2016:20:18

http://stagemag.co.il/Articles/236

Источник

 

Поделиться: