Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Президент удивляется

, 3 ноября 2010
6 473
Президент вдруг решил публично удивиться тому, о чём давно известно всем: от мала до велика! Он внезапно заметил, что чиновничья братва разворовывает большую часть бюджета страны. А что, все предыдущие годы он был в отпуске?...

Нет, президент не был в отпуске всё это время. И он прекрасно обо всём осведомлён! Об этом свидетельствует его выступление в Блоге в апреле этого года. Он уже тогда знал и спокойно публично констатировал, что на «усушку и утруску» уходит половина бюджета России (см. статью «Шутка президента»). Зачем он сейчас удивляется? А кто его знает! Скорее всего, это уже начались предвыборные игрища демократов с либералами и прочей нечистью…

Украсть триллион

Евгения Письменная, Ведомости, 01.11.2010

Восьмая часть бюджета страны «спиливается», узнал президент Дмитрий Медведев. Государство меняет правила и организацию госзакупок.

Начальник контрольного управления администрации президента Константин Чуйченко в пятницу потряс Медведева информацией, что в системе госзакупок воруется, по самым скромным расчётам, 1 трлн. руб. «Что это означает, если выражаться простым русским языком? – спросил президент и сам ответил: – Объём воровства можно снизить на триллион рублей». 10 млн. контрактов в год, значительная часть из них содержит откаты, спиливаются деньги постоянно с них, популярно разъяснил Медведев.

В этом году консолидированный госзаказ превысит 5 трлн. руб., значит, доля отката – 20%. В пересчёте на доходы бюджета 2010 г. (7,9 трлн.) это восьмая часть. Огромная сумма, говорит гендиректор Центра размещения госзаказа Александр Строганов; Михаил Фрадков, будучи премьером, говорил о 10% отката.

1 трлн. – очень консервативная оценка, подчёркивает человек, близкий к контрольному управлению, расчётная цифра, основанная на проверках самого управления и на данных исследований разных сегментов рынка. Минэкономразвития не делало таких расчётов, но есть оценки экспертов, такие цифры могут быть, – согласна советник министра Ольга Анчишкина.

25-30% – оценка не прямого воровства, а неэффективных расходов, полагает высокопоставленный чиновник Минфина: «Завышены цены, сделаны ненужные закупки или задача исполнена дорогими средствами, неверными методами». Чуйченко это называет порочными закупками.

Руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев говорил, что с 2012 г., после введения электронных аукционов, государство будет экономить до 1 трлн. руб. в год. Это за счёт роста конкурентной среды и снижения коррупции, объясняет начальник управления ФАС Михаил Евраев. Наибольшие потери сейчас – на строительных контрактах, на втором месте – закупка медицинского оборудования и лекарств, продолжает он, а коррупционная ёмкость выше всего на закупках, проведённых на конкурсах, – например, НИОКР, где субъективная часть оценки может составлять 45%.

Сейчас контрольное управление президента проверяет ещё несколько секторов с загадочным ценообразованием, говорит близкий к управлению человек, одним из первых будет строительство дорог.

У госзаказа пока нет системной организации, объясняет Анчишкина: не существует надёжных методик расчёта начальной цены, сквозного мониторинга, анализа истории закупки. Чиновники стараются избегать публичных контрактов, следует из доклада Минэкономразвития: в I квартале было заключено контрактов с единственными поставщиками на 556 млрд. руб. (61% законтрактованных средств). Средняя сумма контракта, заключённого после несостоявшихся торгов (6,9 млн. руб.), – в 1,5 раза выше, чем по состоявшимся. С момента введения закона о госзакупках, ситуация ухудшилась: в 2006 г. закупок на торгах было втрое больше, чем размещённых у единственного поставщика, подсчитал Институт госзакупок Высшей школы экономики.

Чуйченко предложил Медведеву поменять государственное регулирование в системе госзакупок, сформировав систему сквозного мониторинга (планирование с прогнозом госнужд, размещение госзаказа, учёт и контроль): если закупочные решения будут обоснованными и документированными, то ответственность за бюджетные расходы станет персонифицированной.

Минэкономразвития готовит федеральную контрактную систему (ФКС), говорит Анчишкина, в России появится правовая база для сквозного контроля госзакупок: «Не только внешнего – прокуратуры, Счётной палаты, следователей, но и внутреннего – со стороны госзаказчика и поставщика». Контроль будет тотальным – с планирования бюджета до утилизации товаров, обещает она.

Внедрять ФКС начнут уже в этом году в Воронежской, Вологодской, Калужской и Саратовской областях, продолжает Анчишкина, а в 2011-2012 гг. правительство должно сделать рывок в формировании ФКС – запустить большой объём новых документов, методик и инструментов. С 2011 г. начнёт работать единый портал и по торгам, и по реестрам контрактов, заявляет она, на его базе и сформирована информационная система ФКС.

Медлить с созданием ФКС нельзя, говорит человек, близкий к контрольному управлению, обкатывать систему, скорее всего, придётся не только в регионах, но и на каком-то одном ведомстве, возможно Минздравсоцразвития.

Идею ФКС поддерживают все ведомства, знают несколько чиновников правительства. Спорят, кто будет главным исполнителем – Минфин или Минэкономразвития, говорит сотрудник аппарата правительства. Минфин считает, что именно он занимается всей контрактной системой и судебными исками по выполнению контрактов. Основной контролирующий орган – Федеральное казначейство, в котором сейчас работает 56 000 человек. Минэкономразвития настаивает, что сегодня никто не контролирует весь цикл госзаказа, поэтому нужен тот, кто будет за ним следить.

В борьбе с откатами нужны две главные меры: контроль за ценами и качеством работы, говорит высокопоставленный чиновник Минфина: «За контроль цен отвечает Минэкономразвития через порядок проведения госзакупок и правила проведения госконтракта и ведомство-закупщик через конкретный тендер, но сегодня закупщик плохо проверяет качество закупки».

По мнению чиновника Минфина, ещё одной мерой могло бы стать уменьшение органов закупки до нескольких специализированных учреждений, чтобы вести закупки по заявкам и с участием ведомств.

Государство стало следить за ценообразованием госзаказа, это хороший сигнал, говорит поставщик техники государству: «Но проблема гораздо сложнее – надо менять всю структуру закупки». До сих пор, несмотря на критику президента и 100 уголовных дел, все томографы государство покупает у посредников. «Коррупционная составляющая устойчива, она валит нормальный рынок», – соглашается человек, близкий к контрольному управлению.

Одной ФКС проблемы не решить, уверен Строганов, нужно перенести акцент с экономии средств на повышение эффективности их расходования.

Источник

Поделиться: