Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как сербы посрамили бандитов

, 14 мая 2013
23 576

Невидимки сбивали, как и обычные самолёты, только американцы скрывали это

Американские самолёты-невидимки были невидимы только для их радаров. Наши радары их прекрасно засекали. Но об этом американцы помалкивали, потому что продавали эти летающие гробы, как самолёты-невидимки, по нескромным ценам...

 

Как сербы уничтожили «невидимку» – самый «секретный» самолёт ВВС США

Автор – Константин Качалин

Сербским военным в марте 1999 года удалось уничтожить самый «секретный» самолёт ВВС США – F-117А. О том, как проходила эта операция, «Голосу России» рассказал её участник, Драган Матич

 Материал из цикла «Балканский дневник российского журналиста»

 Руководство НАТО в Брюсселе 27 марта 1999 года долго не могло прийти в себя. Впервые за всю историю боевой эксплуатации самого «секретного» самолёта ВВС США F-117А он был не только обнаружен радарами ПВО Югославии, но и сбит в небе недалеко от Белграда.

 – Человек, сбивший «Стелс» над Югославией – Забыла ли Сербия, что её бомбили.

 Это был сильнейший удар по американскому ВПК и корпорации «Локхид». В Пентагоне уверяли, что произошла техническая ошибка и «самолёт-невидимка» просто разбился где-то в лесах Сербии. Американские военные не признавались до 25 ноября, что F-117A был уничтожен советской ракетой. Истину скрывали не только от простых американцев, но и от многочисленных заказчиков, которые уже заключили контракты с «Локхидом». «Невидимка» был тогда очень популярен в мире. А уничтожена гордость американского авиастроения, машина стоимостью около 50 миллионов долларов, была сербским зенитно-ракетным комплексом с клеймом «Made in USSR». И первым нажал на кнопку «Пуск» Драган Матич. Тогда он рассказал мне подробности этой операции в деталях:

 «24 марта 1999 года мы покинули нашу воинскую часть, где дислоцировались, и переместились в район пригорода Белграда. Три дня провели относительно спокойно. Мы работали по команде, обычная процедура, которую мы осуществляли по заданию нашего командира. Главное – не попасть под радары АВАКСов, которые обычно сопровождают натовские самолёты. Особенно такие, как F-117A.

Мы стояли у села Шимановцы. 27 марта ближе к вечеру вся наша бригада была на дежурстве. Коллега из службы слежения сообщил, что есть сильные помехи в эфире. И что каждую секунду сигнал всё ближе к нашей позиции. Буквально через 5 минут радиоразведка передала, что к нашему расчёту приближается цель. Наш командир внимательно смотрел на монитор и получал указания радиоразведки. Цель шла на нас. Мы её обнаружили. Я посмотрел на монитор и увидел чёткий сигнал цели. Мы стали следить за целью, она была видна очень отчётливо. Я доложил командиру, что цель зафиксирована нашими приборами и мы готовы к её поражению. После команды «огонь» через 17 секунд цель была поражена нашей ракетой. Первая ракета оторвала «Стелсу» крыло, а второй мы сбили сам самолёт. Пилот катапультировался, а самолёт упал на землю.

 Это фантазия американских инженеров и лётчиков, что F-117A – невидимка. Все технологии «Стелс» обеспечивают его «невидимость» только в высокочастотном радиодиапазоне. Для радиолокаторов, работающих на низких частотах, он вполне заметен. Поэтому мы засекли его ещё в 50 километрах от нас и ждали, когда он пройдёт мимо нашего расчёта, чтобы уничтожить.

 Да, у него сигнал излучения слабее, чем у обычных самолётов, но он всё равно появляется на экранах радаров. Может быть, пилот ошибся, может быть заблудился, но он летел на высоте всего 5 километров и попал в наш прицел. Мы сбили страшную, фантастическую машину – самый засекреченный самолёт ВВС США. Пилот катапультировался, скрывался в лесах. Через пять часов группа американского спецназа прилетела на нескольких вертолётах и увезла его. Уже на следующий день он был на базе «Авиано», неподалёку от Венеции.

Когда нам удалось сбить самолёт, мы тут же покинули позицию вместе с техникой. Чем быстрее передислоцируешься, тем больше шансов у всего расчёта остаться в живых. Так мы делали 24 раза за эти три месяца агрессии. И это спасло наш расчёт. Никто из команды не пострадал. Хотя в нашей бригаде ПВО погибло 9 человек».

 После того, как Драган Матич и его товарищи сбили F-117A, Белый дом и Пентагон обратились к руководству СРЮ с просьбой вернуть обломки самолёта и всё, что от него осталось, в Соединённые Штаты. Но Белград, естественно, ответил отказом. Сейчас сбитый «Стелс» выставлен в музее авиации. Здесь мы и продолжили разговор с Драганом Матичем:

 – Ваш расчёт сработал чётко и слаженно. Как американцы с их АВАКСами и новейшей электроникой прозевали советскую ракету и подставили «Стелс» под удар?

 – Мы защищали свою родину и выполняли свой долг. Мы тоже были целью, за нами тоже следили с американских спутников, нас обнаруживали АВАКСы. И поэтому мы старались не допускать никаких сигналов в эфир. Если ты в эфире или на вражеском радаре больше 20 секунд – ты уже мёртвый. Жди «томагавков», «крылатых ракет» или какой-нибудь мощной бомбы. Моё мнение о «стелсах»? Они запустили их в производство, чтобы продать своим союзникам по всему миру. Машина безумно дорогая – свыше 50 миллионов каждый экземпляр. Много говорили об этих «стелсах», но всё это реклама Пентагона. У него не было высокой скорости полёта, у него не было хорошей защиты и только две бомбы на борту. Ещё один недостаток этой «птицы» – она очень близко подлетала к цели. И только после этого могла нанести свой смертельный удар.

 – Какие ещё самолёты удалось поразить вашей команде?

 – В первые дни агрессии против Югославии ВВС НАТО начинали свои налёты после 20.00. Все самолёты всегда шли по одному и тому же маршруту. Тем же путём они возвращались и на свои базы. Мы быстро поняли эту особенность. Большинство самолётов попадали в наш прицел за 40-50 километров до нашей позиции. Американские пилоты и их коллеги по НАТО всегда придерживаются правил и чётко выполняют команды. Есть маршрут, есть задание, и они ни на миллиметр не отклоняются от него.

Мы читали их планы между строк, и это спасало нас и наши ПВО. Наш расчёт поразил, кроме первого F-117, ещё одну машину. Мы задели её, но она дотянула до Хорватии и там приземлилась. Правда, официального подтверждения этому нет. Об этом писали газеты, была фотография. Это случилось 30 мая. А до этого мы сбили F-16. Пилот был командиром эскадрильи, которая специально уничтожала системы ПВО. За ним прислали особую группу на вертолётах, чтобы спасти столь важного человека. 4 вертолёта и 10 самолётов обеспечивали поддержку десантникам.

Этот пилот принимал участие в операции «Буря в пустыне», бомбил сербов в Боснии и Герцеговине. Это был очень опытный лётчик и надёжный пилот. Но мы сумели поразить его легендарный самолёт. На счету нашей команды и Б-2. Правда, опять нет доказательств. Но наши радиоперехватчики зафиксировали разговор между пилотом и АВАКСом. Пилот кричал: «В меня попала ракета, меня нужно спасать». Он дотянул до Венгрии. Мы воевали и сбивали противника – у нас старое оборудование, а у них самое современное оружие, но мы оказались хитрее и показали, что умеем давать отпор.

 – Почему, по вашему мнению, страны НАТО начали войну против Югославии?

 – Во-первых, чтобы наказать нас за Косово. Во-вторых, чтобы провести испытание нового оружия в конкретных боевых условиях. И заодно избавиться от его старых запасов, чтобы получить новое. Сотни миллиардов долларов позже получил ВПК США. Пентагон просил средства, а правительство их выделяло. На территории Югославии впервые испытали бомбу в 2,5 тонны. Югославия распалась в 1991-92 годы. И мы, сербы, мешали Западу, нас нужно было сломить. Они воевали не против Милошевича, это было только прикрытие. Им нужно было сломить народ, уничтожить страну и взять её под свой контроль. Чего только здесь не сбрасывали – обеднённый уран, кассетные бомбы. Наша земля стала полигоном, на котором экспериментировали натовские стратеги.

Источник

 

Поделиться: