Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Можно ли изменить народ? Нет

12 464
«Научной» братвой всем нам навязывается мнение, что все люди одинаковы, и различия между ними несущественны. На самом деле, это совсем не так. 4 расы нашей планеты совместимы биологически, но ментально они совершенно разные...

 

Можно ли изменить народ? Нет. Характер рас постоянен

Автор – Виктория Росси

Итак, нынешним правителям России требуется другой народ. С имеющимся народом они каши сварить не могут, поскольку он не приемлет принципов капитализма, не хочет повышать производительность труда во благо олигархов, не желает способствовать улучшению качества жизни, чтобы войти в мировой рынок... В общем, он ничего не хочет того, что хочет власть. Поэтому власть решила изменить ментальные и социальные установки россиян, чтобы править весело и спокойно. Лекала перестройки сознания людей предоставили заокеанские советчики и власть приступила к перековке нацонального характера кнутом и пряником.

Очень странные намерения, надо сказать, потому что в XIX веке этот вопрос был исследован подробнейшим образом знаменитым французским психологом, социологом, антропологом, историком и основателем социальной психологии Гюставом Лебоном, который вынес вердикт, подтверждённый в начале XXI века генетиками: «Характер рас постоянен».

«Только изучив внимательно развитие цивилизаций, можно установить постоянство психического склада рас. С первого взгляда общим правилом кажется изменчивость его, а не постоянство.

История народов действительно может иногда давать повод предполагать, что души их по временам претерпевают очень быстрые и значительные изменения. Не кажется ли вам, например, что существует значительная разница между характером англичанина времён Кромвеля и характером современного англичанина? Не является ли для вас современный итальянец, осторожный и хитрый, совершенно отличным от порывистого и свирепого человека, каким нам его описывает в своих мемуарах Бенвенуто Челлини? Не идя так далеко, ограничимся пределами Франции.

Сколько произошло видимых перемен в характере французов за ничтожное число веков и иногда даже лет? Какой историк не отмечал различий в характере между XVII и XVIII веком? И в наши дни: не кажется ли вам, что существует пропасть между характерами непреклонных членов конвента и послушных рабов Наполеона? Однако это были одни и те же люди, и в несколько лет они кажутся совершенно изменившимися.

Чтобы разъяснить причины этих изменений, мы должны, прежде всего, вспомнить, что психологический вид, подобно анатомическому, состоит из очень небольшого числа основных неизменных особенностей, вокруг которых группируются изменяемые и непостоянные второстепенные признаки. Скотовод, изменяющий видимую структуру какого-нибудь животного, садовник, переделывающий внешний вид какого-нибудь растения до такой степени, что неопытный глаз с трудом его может узнать, нисколько не коснулись основных особенностей вида; они только действовали на его побочные признаки. Несмотря, на все старания искусства, основные особенности всегда стремятся выйти наружу во всяком новом поколении.

И психическая организация имеет основные особенности, столь же неизменные, как анатомические признаки видов; но она, вместе с тем, обладает и легко изменяемыми второстепенными особенностями; эти-то последние и могут легко изменить среда, обстоятельства, воспитание и различные факторы.

Нам нужно также вспомнить, и это самое важное, что в своей психической организации мы имеем всевозможные задатки характера, которым обстоятельства не всегда доставляют случай обнаруживаться. Раз они случайно получили применение, – тотчас же образуется более или менее эфемерная, новая личность. Этим именно объясняется то, что в эпохи больших религиозных и политических кризисов наблюдают такие мгновенные пертурбации в характере, что кажется, будто всё изменилось: нравы, идеи, поведение и т.д. Действительно, всё изменилось, как поверхность спокойного озера, волнуемого бурей, но очень редко бывает, чтобы это было надолго.

В силу этих задатков характера, которые приводятся в действие известными исключительными событиями, деятели больших религиозных и политических кризисов кажутся нам высшими существами в сравнении с нами, своего рода колоссами, по отношению к которым мы является какими-то жалкими ублюдками. Однако это были такие же люди, как мы, у которых обстоятельства привели в действие задатки характера, какими обладают все.

Возьмите, например, этих «гигантов конвента», которые смотрели вызывающе на вооружённую Европу и посылали своих противников на гильотину за простое противоречие. Это были в сущности такие же почтенные и мирные обыватели, как и мы, которые в обычное время, вероятно, вели бы в стенах своего кабинета, своей конторы очень тихое и бесцветное существование. Исключительные события привели в движение некоторые клеточки в их мозгу, оставшиеся без применения в обыкновенном состоянии, и они стали теми колоссальными фигурами, которых потомство уже не в состоянии понять. 100 лет спустя, Робеспьер был бы, без сомнения, честным мировым судьей, очень дружным со своим священником; Фукье-Тенвиль – судебным следователем, обладающим, может быть, несколько большей суровостью, чем его коллеги, и высокомерным обращением людей его профессии, но которого, вероятно, очень высоко ценили бы за его ревность в преследовании преступников; Сен-Жюст был бы превосходным школьным учителем, уважаемым своими начальниками и очень гордым академическими пальмовыми ветками, которые ему, наверное, удалось бы получить.

Впрочем, чтобы не сомневаться в законности наших предвидений, достаточно посмотреть на то, что сделал Наполеон из свирепых террористов, которыё еще не успели перерубить друг другу головы. Большая часть их сделалась столоначальниками, преподавателями, судьями или префектами. Волны, поднятые бурей, о которой мы говорили выше, успокоились, и взволнованное озеро приняло снова свой спокойный вид.

Даже в наиболее смутные эпохи, производящие самые странные изменения в личностях, можно легко под новыми формами отыскать основные черты расы.

Разве централистский, самовластный и деспотический режим суровых якобинцев в действительности сильно отличался от централистского, самовластного и деспотического режима, который 15 веков монархии глубоко вкоренили в души французов? После всех революций латинских народов всегда появляется этот суровый режим, эта неизлечимая потребность быть управляемыми, потому что он представляет собой своего рода синтез инстинктов их расы. Не через один только ореол своих побед Бонапарт сделался властелином. Когда он преобразовал республику в диктатуру, наследственные инстинкты расы обнаруживались с каждым днём всё с большей и большей интенсивностью, и за отсутствием артиллерийского офицера был бы достаточен какой-нибудь авантюрист. 50 лет спустя, достаточно было появиться наследнику его имени, чтобы собрать голоса целого народа, измученного свободой и жаждавшего рабства. Не брюмер сделал Наполеона, но душа народа, который почти добровольно шёл под его железную пяту.

«По первому мановению, – пишет Тэн, – французы поверглись в повиновение и пребывают в нём, как в естественном положении; низшие – крестьяне и солдаты – с животной верностью; высшие – сановники и чиновники – с византийским раболепством. Со стороны республиканцев – никакого сопротивления; напротив, именно среди них он нашёл свои лучшие орудия управления: сенаторов, депутатов, членов государственного совета, судей, всякого рода администраторов. Тотчас под проповедью свободы и равенства он разгадал их самовластные инстинкты, их жажду командовать, притеснять, хотя бы и в подчинённом порядке, и сверх того у большинства из них аппетиты к деньгам и наслаждению. Между делегатом Комитета Общественного Спасения и каким-нибудь министром, префектом или супрефектом Империи разница ничтожная: это тот же человек, но в разных костюмах, сначала в тоге революционера, а потом в вицмундире чиновника…»

Книги Гюстава Лебона «Психология народов и масс», из которой представлена настоящая цитата, и «Психология толпы» были настольными у Ленина, их изучали Плеханов, Сорель, Муссолини, Гитлер, Ганото, Фрейд.

«Парадокс и трагедия автора в том, что за небольшим исключением, в этом веке труды знаменитого учёного-энциклопедиста Гюстава Лебона углублённо изучались лишь потенциальными диктаторами. Те, кому книги адресовались автором, остались глухи к его предупреждениям и предвидениям. Призрак по-прежнему бродит по Европе, как, впрочем, и по остальному миру!»

Источник

 

На вопрос о генетическом различии рас поисковики дают однозначный ответ: несущественны. Как же так: Гюстав Лебон умозрительно доказал, что различия между расами существуют и они неустранимы, а генетики не нашли подтверждение этому тезису? Не будем спешить с выводами, а посмотрим более внимательно на изыскания генетиков и особенно на их интервью.

Так в интервью 2007 года легендарный биолог Джеймсом Уотсоном на вопрос «Вы затронули один из самых важных вопросов современной науки – вопрос о соотношении в человеке наследственных черт и влияния культуры, воспитания. Что вы думаете по этому поводу?» отвечает: «Это закрытая тема, которой заниматься не позволено из политкорректных соображений». Более того, Уотсон на себе лично испытал, насколько жёстко контролируется вопрос генетического различия рас.

Генетик Уотсон, заявивший ранее, что негры глупее белых, принёс «безграничные извинения» за свои слова. Лауреат Нобелевской премии 1962 года, 79-летний американский учёный-генетик Джеймс Уотсон, который в минувшее воскресенье заявил в интервью The Sunday Times, что умственные способности чернокожих отстают от интеллекта белых, опроверг свои слова. В четверг доктор Уотсон заявил в Лондоне, что его привела в ужас общественная реакция на его слова, пишет британская газета The Times (полный текст – на сайте InoPressa.ru). Извинения, отмечает газета, прозвучали после того, как слова Уотсона осудили представители правительственных кругов и научного сообщества Великобритании, а самому учёному отказали в запланированном ранее выступлении в Музее науки в Лондоне.

В интервью, которое опубликовала газета The Sunday Times, Уотсон заявил, что «удручён перспективами Африки»: «вся наша социальная политика построена на том, что умственные способности её населения равны нашим, – в то время как все исследования говорят, что это не совсем так». Он также сказал, что хотел бы видеть всех равными, но «люди, которым приходится иметь дело с чернокожими сотрудниками, находят, что это не так». В четверг вечером, представляя в Королевском обществе свою книгу «Избегайте скучных людей: уроки жизни в науке», Уотсон сказал: «Всем людям, которые из моих слов сделали вывод, что Африканский континент каким-либо образом хуже в генетическом смысле, я приношу свои безграничные извинения. Я имел в виду не это. И, что гораздо важнее, подобные взгляды не обоснованы с научной точки зрения»…

Преподаватель нейрофизиологии Оксфордского университета Джен Шнапп говорит: «Пока никому не удалось разработать интеллектуальные тесты, которые позволяли бы точно измерить, насколько вы умны от природы. В великолепной книге Стивена Гулда «Ложное измерения человека» (The Mismeasure of Man) весьма доходчиво объясняется, почему стандартные «тесты на интеллект» каждый раз дают сбой при попытке проверить их с помощью людей, выросших в африканском или карибском культурном окружении».

NEWSru.com 17 октября 2007 г.

В Великобритании и США назревает скандал: нобелевского лауреата обвиняют в расизме. Нобелевский лауреат, руководитель одной из ведущих генетических лабораторий США 79-летний доктор Джеймс Уотсон заявил, что чернокожие отстают от белых в своём интеллектуальном развитии…

Американский ученый завоевал себе место в истории великих научных прорывов XX века, работая в Кембриджском университете в 1950-1960-е годы в составе группы исследователей, которые открыли структуру ДНК. Он разделил Нобелевскую премию 1962 года по медицине со своим британским коллегой Фрэнсисом Криком и уроженцем Новой Зеландии Морисом Уилкинсом…

Итак, в открытых источников мы не найдём данных, подтверждающих различия народов, и дело вовсе не в политической корректности. Различия рас ставят крест на политике глобализации, которую активно проводят Транснациональные корпорации. Унифицированная культура, религия, форма правления, общественные нормы уничтожают самоидентификацию народов, а значит, подрывают психологическое здоровье людей. Не секрет, что именно чуждые национальному духу Восточной Европы и России социальные преобразования по нормам англосаксонской расы в 90-е года прошлого века уничтожили десятки миллионов человек этих стран всего за 10 лет. Поэтому при анализе генетического различия народов будем руководствоваться отдельными фактами, а не обобщёнными интерпретациями…

Итак, генетические различия народов не только существуют, но они и увеличиваются со всё возрастающей скоростью. Поскольку русский народ генетически толерантен, что доказывается его историей взаимодействия с народами, населяющими Россию, то мы прекрасно понимаем, что информация о генетическом различии и особенностях народов нам важна не для ощущения национального превосходства, а для понимания ментальных особенностей представителей различных национальностей, в том числе русской, каждая из которых талантлива по-своему, а с целью налаживания эффективного взаимодействия и содействия их личностному росту…  

Поделиться: