Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Коррупция по-советски

13 782

В СССР, построенном сионистами, коррупция была на высоте

Государство, построенное после иудейского переворота 1917 года, являлось характерной паразитической надстройкой, поэтому коррупция в СССР тоже была неотъемлемой частью властной системы. Всё было так же, как сейчас в России...

 

На трибуне XXV съезда КПСС первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС Сергей Фёдорович Медунов. 1976 г.

 

Коррупция по-советски

Автор – Олег Герчиков

30 лет назад, в июне 1983 г., состоялся пленум ЦК КПСС, на котором из состава ЦК вывели 2 человек. Один из них – Сергей Медунов, в недавнем прошлом 1-й секретарь Краснодарского крайкома КПСС. Второй – Николай Щёлоков, освобождённый от обязанностей министра внутренних дел СССР через месяц после смерти Брежнева. Формулировка, с которой принципиальные члены ЦК изгнали из своих рядов бывших товарищей, звучала расплывчато: «За допущенные ошибки в работе». Но советские граждане, привыкшие читать официальные сообщения между строк, всё поняли правильно.

Борьба со стажем

Официально считалось, что коррупции в СССР не было. Тем не менее, первый советский антикоррупционный документ был всего на полгода моложе советской власти. Декрет Совета народных комиссаров «О взяточничестве» от 8 мая 1918 г. предусматривал не менее 5 лет лишения свободы и привлечение «к наиболее тяжёлым и неприятным принудительным работам». УК 1922 г. грозил за взятки расстрелом, но это мало кого останавливало. При НЭПе чиновники брали за разрешение открыть бизнес, во время войны – за освобождение от службы в армии.

В 1948-1949 гг., когда сталинская вертикаль власти, казалось, была на пике своего могущества, в СССР прошло 3 закрытых судебных процесса по коррупции. Прокуратура вскрыла «многочисленные факты взяточничества, злоупотреблений, сращивания с преступными элементами и вынесения неправосудных приговоров и решений в судебных органах Москвы, Киева, Краснодара и Уфы». Только по Москве было арестовано 111 человек. При Хрущёве и Брежневе коррупционеры трудились с ещё пущим размахом. Регистрируемое взяточничество возросло в 25 раз!

Печника – в майоры

О злоупотреблениях в Краснодарском крае было известно всей стране. Немалое количество выходцев из тамошней номенклатуры привлекли внимание правоохранительных органов ещё в конце 70-х годов, когда раскручивалось знаменитое «икорное дело». Тогда за дачу взятки заместителю министра рыбного хозяйства СССР Рытову был арестован директор сочинского магазина «Океан» Пруидзе. Выяснилось, что через его торговую точку за границу нелегально продавали чёрную икру в больших банках с маркировкой тихоокеанской сельди. Очевидно, что такой размах махинаций требовал очень серьёзного прикрытия. И оно в лице «хозяина» гостеприимного Краснодарского края и друга Брежнева Сергея Медунова у жуликов было.

«Пригрелся под крылом Брежнева и сам по себе, возможно, был неплохим человеком, – вспоминал о нём Александр Коржаков, бывший глава Службы безопасности Президента РФ, – но настолько добрым, точнее – «добреньким», что при нём коррупция в крае расцвела махровым цветом…» В 1983 г. Медунов был исключён из партии и лишён всех наград, однако вскоре всё это вернули. Он умер в Москве в 1999 г., а через 7 лет в Краснодаре в его честь установили мемориальную доску.

Судьба Щёлокова сложилась не так удачно. После того, как его лишили звания генерала армии и всех наград, кроме тех, что были получены на войне, да вдобавок выгнали из КПСС, он застрелился. Оставшееся от него «наследство» поразило воображение. По словам следователя Центральной контрольной комиссии Густова, Щёлоков брал всё – от «мерседесов», подаренных МВД правительством Германии к Олимпиаде-80, до детских кроваток. Картины известных русских мастеров (Николай Анисимович был ценителем живописи) он хранил под кроватью – на стенах места не хватало. Многочисленная прислуга дома Щёлоковых была зачислена в штат МВД, и даже его печник был... майором милиции!

Любопытно, что во время расследования Щёлоков и Медунов помогали друг другу. Первый, будучи ещё министром внутренних дел СССР, уволил из милиции замначальника УВД Сочинского горисполкома Удалова и ещё нескольких руководителей, активно способствовавших разоблачению взяточников. Подключив Л. Брежнева, Щёлокову и Медунову удалось «свалить» даже руководившего расследованием заместителя Генерального прокурора СССР Виктора Найдёнова. В органах прокуратуры он восстановился только при Андропове.

Тем не менее, это коррупционное дело удалось довести до конца. Более 5 тыс. чиновников были уволены, примерно 1,5 тыс. человек осуждены на реальные сроки.

«На Героя денег не хватило»

Коррупция опутала советское общество задолго до признания самого факта её существования. В 1969 г. во время расследования «азербайджанского дела», стали известны расценки на приобретение госдолжностей. Стать судьёй стоило 30 тыс. рублей, 100 тыс. нужно было выложить за пост секретаря райкома. В Москве за должность директора магазина платили от 10 до 30 тыс. рублей, в зависимости от товарооборота. Напомним, что средняя зарплата по стране тогда составляла чуть более 100 рублей в месяц...

Доходило до смешного. В одной южной республике милиция накрыла 2 липовых колхоза. Один из «председателей» гордо носил на груди орден Ленина, второй – Золотую Звезду Героя Советского Союза. Следствие поинтересовалось, почему заслуги двух «одинаково уважаемых товарищей» были оценены по-разному. Обладатель ордена Ленина бесхитростно ответил: «На Золотую Звезду денег не хватило».

Источник

 

История коррупции в СССР

В СССР чиновников стало больше по сравнению с дореволюционными временами во много раз, с самого начала образования СССР: на 1 000 жителей в 1922 г. их было 5,2 (для сравнения – в 1913 г. – 1,63); в 1928 – 6,9; в 1940 – 9,5; в 1950 – 10,2; в 1985 – 8,7[10].

В Советской России взяточничество считалось контрреволюционной деятельностью, и Уголовный кодекс 1922 года предусматривал за это преступление расстрел.

В период после НЭПа, из-за отсутствия легального частного предпринимательства, начинается формирование теневого бизнеса в России. Многие «теневики» были тесно связаны с миром коммерции периода НЭПа, но они представляли собой уже иной, отличный от нэповского тип частного предпринимателя. Непременными атрибутами этого нового социального типа были управленческая позиция и наличие неформальных контактов с непосредственным начальством, а также с ключевыми людьми из правоохранительных и контролирующих органов. У истоков российского теневого бизнеса в предвоенное десятилетие стояли братья Зильберги, Яков Глухой, Яков Рейх.[23]

В судебной системе и правоохранительных органах коррупция, благополучно перекочевав из царской России, продолжила своё существование и развитие буквально с первых дней Советской власти. Так в декабре 1917 года в Петрограде член следственной комиссии ревтрибунала Алексеевский практически открыто вымогал 5 тыс. рублей у директора ресторана «Медведь» за освобождение его предшественника. В 1926 году о злоупотреблениях судей в ЦК сообщает ОГПУ, среди прочего, в частности анекдотический случай: «В с. Ново-Воскресеновка Амурско-Зейского района нарсудья 1-го участка Ершов пьянствовал у спекулянтки и контрабандистки Карчемкиной. После попойки Карчемкина пьяная ездила верхом на нарсудье, об этом стало известно всей деревне…»[24]

Взятки брались и деньгами, и натурой. «В 1947 год управлением милиции Ровенской области была арестована за взяточничество бывший следователь Ровенской городской прокуратуры Мазина. Мазина получила взятки от директора государственной мельницы N3 г. Ровно Виюка – 470 кг муки за непривлечение его к уголовной ответственности по делу о расхищении муки; от владельца частного буфета в гор. Ровно Банникова – 8000 рублей за прекращение дела о нанесении им тяжёлого ранения гр-ну Насенкову, и от дезертира Побережного – 4000 рублей за прекращение на него дела».

Коррупция затронула и высшие слои судейского сообщества. В мае-июне 1948 года проведённая в Башкирии сотрудниками Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) проверка показала, что «ряд работников Верховного суда Башкирии и зам. председателя Верховного суда злоупотребляли служебным положением, брали взятки и за это освобождали от наказания уголовных преступников, вместе пьянствовали с осуждёнными и привлечёнными к уголовной ответственности. В эту преступную деятельность были втянуты и технические работники Верховного суда, которые предоставляли свои квартиры для встреч этих работников с преступным элементом и пьянок».

А в августе 1948 года, решением Политбюро были отстранены от работы семь членов Верховного суда СССР, включая председателя высшего судебного органа страны Ивана Голякова и его зама Василия Ульриха. Одной из причин послужили факты злоупотреблений служебным положением некоторыми членами Верховного суда СССР и работниками его аппарата, которые за взятки снижали меры наказания и освобождали преступников. В судебной и правоохранительной системе главными посредниками в передаче взяток от подсудимых были адвокаты.[24]

В 1948/49 гг. в СССР прошли три закрытых судебных процесса по коррупции. Из доклада прокурора СССР Григория Сафонова руководству страны следовало, что вся советская судебная система снизу доверху поражена коррупцией[25]:

«Докладываю, что за последнее время Прокуратурой СССР вскрыты многочисленные факты взяточничества, злоупотреблений, сращивания с преступными элементами и вынесения неправосудных приговоров и решений в судебных органах Москвы, Киева, Краснодара и Уфы. Расследованием установлено, что эти преступления совершались в различных звеньях судебной системы, а именно в народных судах, Московском городском суде, Киевском областном суде, Краснодарском краевом суде, Верховном суде РСФСР и, наконец, в Верховном суде СССР… Хотя следствие по этим делам ещё далеко не закончено, однако только по Москве арестовано 111 человек, в том числе: судебных работников – 28, адвокатов – 8, юрисконсультов – 5 и прочих – 70…

По делу Мосгорсуда арестована группа бывших членов Мосгорсуда, а именно: Гуторкина, Обухов, Праушкина и Чурсина, которая в течение последних двух лет являлась членом Верховного суда СССР, а также народные судьи Короткая, Бурмистрова и Александрова. Кроме того, арестован бывший председатель Московского городского суда Васнев. Как установлено следствием, все эти лица систематически, на протяжении нескольких лет, получали взятки по судебным делам, а также совершали всякого рода злоупотребления, причём были связаны между собой в своей преступной деятельности… В Верховном суде РСФСР также вскрыты факты взяточничества и других злоупотреблений. Следствием установлено, что этим преступлениям способствовала нездоровая обстановка семейственности, существовавшая в аппарате Верхсуда…»

Арестованный за систематическое взяточничество бывший старший консультант Верхсуда РСФСР Попов К.Т., объясняя обстановку, способствовавшую совершению им преступлений, показал[25]: «Моим преступлениям способствовала обстановка работы Верхсуда РСФСР, я бы сказал, семейственная обстановка. Никто из руководящих работников Верхсуда не останавливал сотрудников, которые приходили к ним с разными просьбами по судебным делам за родственников, за знакомых и т.д. Если бы не существовало такой обстановки, то, конечно, никто бы не решился делать подобные дела…»

Е.Жирнов в своей обзорной статье пишет[25]: «Победили ли с помощью трёх закрытых процессов (1948/49 гг.) коррупцию? Конечно, нет. Ведь, к примеру, по делу Верховного суда СССР прокурор писал о двух судьях. А в решении Политбюро «О положении дел в Верховном суде СССР» говорилось, что только за 1947 год было незаконно истребовано и пересмотрено 2925 дел. Вряд ли два человека могли справиться с таким потоком. Но главное в другом. Если судье разрешают преступить закон, исходя из государственно-политических интересов, стоит ли удивляться, когда он преступит его исходя из личных…»

Очередной виток развития коррупции пришёлся на вторую половину срока нахождения Брежнева у руля страны. Его стиль руководства со склонностью к внешним проявлениям власти, к распределению кормушек, снисходительное отношение к недостойному поведению некоторых ближайших родственников и выдаче наград даже самому себе, стимулировал и других следовать также. Руководители среднего уровня теперь уже не удовлетворялись служебной дачей, но, запуская руки в государственную казну, строили личные загородные дома, оформляя их на имя детей или внуков.

Атмосфера брежневской эпохи благоприятствовала предосудительному поведению, действуя разлагающе на все слои населения. Но на самом деле, основная ответственность, лежавшая на Брежневе и его сподвижниках по руководству, была связана не столько с этикой, сколько, прежде всего, с политикой. На съездах партии Брежнев даже осуждал «алчность, коррупцию, паразитизм, пьянство, ложь, анонимки», но представлял их, как пережитки прошлого, изображая настоящее, как триумфальную победу идей социализма и коммунизма. [26]

В СССР до начала 80-х годов тема коррупции открыто не поднималась. Простым гражданам навязывалось мнение, что коррупция для социалистического строя является нехарактерным явлением и присуща только буржуазному обществу. О том, что с середины 50-х годов до 1986 г. регистрируемое в уголовной практике взяточничество возросло в 25 раз, как противоречащий этой догме факт, не сообщалось.[27]

Первым громким коррупционным делом советского периода стало дело фирмы «Океан» (1981-82). Из расследования этого уголовного дела было инициировано так называемое Сочинско-краснодарское дело, одним из обвиняемых по которому проходил первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС, член ЦК КПСС Медунов. Борьба со взяточничеством и злоупотреблениями органов власти активизировалась с приходом на пост Генсека Юрия Андропова в 1983 г.; тогда были начаты знаменитое «хлопковое» дело и дело Моспродторга, по которому был расстрелян директор Елисеевского гастронома Юрий Соколов.

В 70-80-е годы на бытовом уровне с нарастанием дефицита товаров, и в частности товаров качественных, модных и современных, коррупция пустила наиболее глубокие корни в системе торговли. Престижными становятся профессии грузчиков и рубщиков мяса, в народе ценилось знакомство с работниками торговли и посредниками, имеющими на них выход. Этот порок высмеивался в сатирических рассказах, выступлениях юмористов со сцены, [28] в кинокомедиях, но оставался неискоренимым до либерализации цен правительством Гайдара.

В эпоху перестройки коррупция в высших эшелонах власти стала одной из наиболее резонансных тем. Всесоюзную популярность приобрели московские следователи Тельман Гдлян и Николай Иванов, расследовавшие «хлопковое» дело ещё при Андропове. В 1989 году после открытого заявления о взяточничестве в Политбюро, что не было подтверждено, оба были отстранены от следственной работы за клевету, исключены из КПСС и примкнули к демократической оппозиции.[29]

Источник

 

Поделиться: