Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Вести с фронта войны с наркомафией

5 095
Очередные вести с фронта борьбы с наркомафией, которую самоотверженно ведут порядочные люди – настоящие мужчины, – тратя на это не только время своей жизни, но и свою энергию, средства, нервы, здоровье и многое, многое другое...

 

Ничего личного

Здесь некоторые хитромудрые начальники Фонд ненавидят, а в лобовую против Фонда работать боятся. И заставляют заниматься своих холуёв. А иногда холуи и сами проявляют инициативу. Жополизы же всегда бегут впереди паровоза. Мы умеем отвечать. Все знают. Но мы не станем тратить время на холуёв. Вдувать мы будем напрямую их начальникам. Предупредил. Чтоб без обид потом…

Помнить нельзя забыть (по мотивам поездки в ребцентры ГБН)

Автор – Надежда Власова

Помните, как в 90-х по улицам под ногами валялись шприцы, наркотики можно было купить в любом подъезде, а после возвращения с летних каникул ты узнавал о смерти каждого четвёртого из дворовой компании? Уже не помните? Не хотите помнить? Я помню. Помню так же, как менты на улице останавливали подростков и прямо на месте проверяли вены. Помню, как на Телефон доверия звонили матери и кричали «Сделайте что-нибудь. Заберите его. Заприте куда-нибудь. Сил больше нет терпеть». Но именно они же считали, что стоит только куда-нибудь «сдать» своё чадо и всё будет хорошо. Главное – «сдать».

А подростки гордились употреблением наркотиков, как подвигом. Быть наркоманом, значило быть смелым, ничего не бояться, быть «борцом с системой», не «сдавать своих друзей». Девушки на таких смотрели с восхищением. А потом тоже звонили на телефон доверия, чтобы узнать, как спасти своего друга, чем пожертвовать, и считали, что их великая любовь спасёт и остановит наркоманов.

Тогда, как грибы после дождя, росли службы по спасению и реабилитации наркоманов. Приезжали немцы, голландцы, американцы делиться опытом, учили, как снижать вред от употребления наркотиков, привозили шприцы на обмен. Открывались пункты обмена шприцов. Приноси свой использованный и тебе дадут набор одноразовых и ещё подарят коробочку в которой лежит шприц, одноразовые перчатки, персональная ложка для варки, несколько ампул физраствора для разведения и памятка. Бред? Но всё это было. Я сама работала в психологическом центре, при котором был такой пункт обмена шприцев. И проходила многочисленные учёбы на тему «Как помочь наркоману».

А потом оттуда ушла. Потому что поняла, что проще и эффективнее помогать шизофреникам, чем наркоманам. Потому что шизофреник в своей болезни не виноват и ему можно помочь. Наркоман же хочет одного – неограниченного доступа к наркотикам. Желательно бесплатного.

Почему же я снова вернулась к этой теме?

Потому что два года назад в числе блогеров поехала смотреть реабилитационные центры Фонда «Город без наркотиков». Мой отчёт о той поездке здесь. Тогда о ребцентрах рассказывали много ужасов, и мне захотелось посмотреть своими глазами. Никаких ужасов я тогда не увидела. Увидела большой труд людей, которые не просят даже благодарности. Просто делают своё дело, настолько хорошо, насколько могут.

Зато увидела много комментов от людей, которые, брызгая слюной, писали о зверствах, наручниках и подтасовке фактов подлым Ройзманом и другими сотрудниками центра. Причём, никто из комментирующих в ребцентрах не был. Ещё многие писали о воровском прошлом Ройзмана.

Так давайте расставим все точки над «И».

На Урале о прошлом Ройзмана знают ВСЕ. Поэтому бесполезно орать об этом и думать, что отношение к Ройзману из-за этого изменится. Те, кто его уважает за сегодняшние дела, будут продолжать уважать, а те, кто ненавидит – своего мнения тоже не изменят. Так что, ко всем будущим комментаторам просьба: нефиг засорять эфир общедоступными данными. Напишите о том, что я ещё не знаю. Только с доказательствами. Ссылки на сомнительные сайты доказательствами не являются.

Итак, возвращаемся к фонду.

Почему же я никак не могу написать отчёт о поездке? Потому что все из поехавших пишут примерно об одном и том же. Я сама три дня не могла взяться за отчёт, потому что понимаю, что всё это уже описано. И, опять же, ничего не меняет в расстановке сил. Опять сторонники ФГБН скажут спасибо, а противники будут орать, что всё это подстроено и вообще «Потёмкинские деревни».

С другой стороны, все эти дни я думаю что происходит в Фонде и вокруг Фонда. Даже полезла смотреть старые конспекты о лечении наркомании и новые исследования по физиологии мозга. А ещё поняла, что хочу помочь людям, которые делают большое дело и поддержать их, в том числе и профессионально. Потому что знаний о психологической составляющей наркомании и её лечении у меня немного больше, чем у большинства сторонников ФГБН.

Давайте я тогда буду писать об этом, взяв поездки в Фонд, как канву. Итак, поехали. Дальше будет много букв и картинок.

14 июля блогеры собрались, чтоб в очередной раз побывать в реабилитационных центрах «Города без наркотиков». Хотя повод выдался и грустный. Два года назад ребцентры были на подъёме, переполнены. Сейчас там затишье, потому что идут проверки прокуратуры после смерти от менингита Тани Казанцевой. Но её смерть поставить в вину Фонду никак нельзя. Менингит такая штука, что пока симптомы не проявятся, то и узнать ничего нельзя. А когда проявятся – уже лечить, практически, бесполезно. Коварная такая штука.

Но её смерть стала началом. Пригнали СОБР и попытались войти в помещения центров. А у половины реабилитантов судимости и «прижать» их ничего не стоит. Вот в Фонде и приняли решение оповестить родителей, чтобы те забрали реабилитантов домой, до тех пор, пока всё успокоится. Ну, все кто интересуется, эту историю уже знает. Плохо то, что часть из тех, кто попал домой, уже нашли свою дозу и теперь попали в больницу или умерли от передоза…

Для социальной реабилитации наркоманов достаточно не давать принимать наркотики долгий срок (от года до двух), работать с целями и осмыслением собственных действий по любой психологической методике и использовать трудотерапию и доступный спорт, потому что именно при физических нагрузках увеличивается в организме выработка собственных т.н. «гормонов радости», т.е. тех веществ, за которыми собственно и гоняются наркоманы. И которые перестают вырабатываться самостоятельно при приёме готовых наркотиков. Всё последнее вполне могут предоставить (и предоставляют центры ГБН).

Итак, тем реабилитантам, кто хочет уйти домой или боится встречи с полицией, предложили разойтись по домам. Те, кто захотел остаться – остались. В основном остались те, кто в центре по полгода и больше, т.е. кого дурман уже немного отпустил, и они увидели другую жизнь, кроме наркоты, ломок и добычи денег на очередную дозу.

Итак, сейчас в центрах осталось: на Изоплите – 20 (было 100), в Женском в Сарапулке – 12 (было 40), на Белоярке – 24 (было тоже около сотни). Т.е. вынудив фондовцев распустить реабилитантов, наша доблестная полиция не дала шанса на спасение двум сотням человек.

Теперь давайте всё-таки вернёмся к поездке.

Собрались в здании Фонда на Белинского, 19. Было 12 человек неравнодушных. Вначале Ройзман, как всегда, рассказал о работе центра и о его направлениях деятельности. Показал документы и запросы из прокуратуры. Я, как всегда, нафотографировала смешных картинок, украшавших стены фонда. В этот раз кроме моих любимых «Цыганских грёз» нашла новую красоту.

Кстати из несмешного: Ройзман предупредил, что из Москвы в больших количествах идёт новый наркотик JVH, синтетика из Китая. Пик будет осенью, когда школьники вернутся в город. ГБН уже предупредил администрацию школ. Но и вы будьте внимательны, особенно, если ваши дети учатся в привилегированных школах и лицеях.

А блогеры, между тем, грузятся в машины, и начинается путешествие по ребценрам. Ройзман остаётся в городе, чтобы не мешать нам самим увидеть то, что захотим.

Источник

Решение Ройзмана

Автор – Анатолий Струнин

Наверное, я приехал в Фонд Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» в неурочное время. Сейчас он вновь находится на осадном положении. Не в буквальном, конечно, смысле. Но после громких событий в июне-июле этого года, прокурорских запросов и проверок, обороты свои Фонд немого сбавил. Часть «реабилитантов» распустили по домам, а для оставшихся – чуть ослабили «режим». Оперативная работа по наркоторговцам также из активной фазы перешла в информационную и аналитическую…

А тут ещё короткое уральское лето, как назло, распогодилось: солнце и пляжик в реабилитационном центре, общая расслабуха реабилитантов являли собой абсолютно пасторальную картину, а не бескомпромиссную борьбу с наркоманией. И по всему выходило, что динамичного материала с рейдами и задержаниями, на который я рассчитывал, не получится.

Ладно, будем снимать «пастораль»!.. А на самом деле, если задуматься, то вовсе не громкие облавы по наркопритонам, не разоблачения и посадки наркоторговцев являются главными в деятельности Фонда Ройзмана. Это только часть работы, которую он уже много лет ведёт совместно с правоохранителями. Главное в том, чтобы дать наркоману шанс остановиться, задуматься и, возможно, выбрать свободную от наркотиков жизнь.

И тут вся заковыка! Вы вот курить бросать пробовали? А пить?.. Если никогда не курили и не пили, то вы и понятия не имеете, что это такое. Так и мы, нормальные люди, не можем себе представить, каково наркоману. Да и кто он есть на самом деле, когда колется…

А вот Ройзман и его люди понимают. Многие из них прошли этот ад и смогли остановиться: каждый по-своему – переломались. Они с «нарколыгами» говорят на одном языке, не сюсюкают, не внушают очевидные санпросветовские истины. Действуют просто, порой жёстковато, но эффективно. Например, при поступлении в реабилитационный центр все проходят «карантин». Это, когда тебя селят в палату с тебе подобными и держат 27 дней на очень скромном питании – чай и каша. Для того, чтобы все думы твои сосредоточились на еде, чтобы мысли о ней вытеснили мечту о дозе. Ну и ограниченное пространство само по себе заставит тебя обратиться к своему внутренними миру, может быть, переоценить свою жизнь и поступки, которые привели в эту комнату с решётками на окнах и унылыми стенами…

И пока ты здесь, немного передохнут твои близкие, потому как жизнь с наркоманом – жуть и кошмар. Об этом тоже не устаёт говорить Евгений Ройзман, приводит примеры и душераздирающие случаи в своём блоге и многочисленных интервью. И в этом не просто его «метода» какая-то особенная, а реалистичное представление о сложной и по-настоящему трагичной ситуации с наркоманией в нашей стране.

Да, Фонд «Город без наркотиков» – это не единственное решение этой проблемы. Может быть, и не самое идеальное. Но оно есть это решение. Есть, в конце концов, куда обратиться наркоману, и где попытаться найти себя…

Фотохудожник, корреспондент Итар-ТАСС Анатолий Струнин

Дети Голиковой

Согласно исследованиям, у абсолютного большинства «крокодиловых» наркоманов – ВИЧ и гепатит той или иной формы. Средний возраст их – 27 лет. Крокодил вызывает тотальное уничтожение иммунитета. И погибают эти наркоманы, как правило, от чего угодно – от общего заражения крови, от туберкулёза, от тромбофлебита и т.д. Медики называют «крокодиловых» наркоманов «дети Голиковой»

Марина seaseas, руководитель детской изостудии

Фашист пролетел…

На Белоярке осталось четырнадцать человек. А территория большая и хозяйство большое. Уже закрыли ремонтные мастерские, столярку. Через какое-то время придётся ликвидировать остальное. На Женском – четыре человека. Было пятьдесят. И очередь – двести пятьдесят. Детский пуст. На Изоплите непривычно тихо. Всё открыто. Людей нет. Палаты пустые. Шестнадцать человек осталось (с 2000 года начиная – меньше ста и не бывало, до ста пятидесяти доходило).

У ворот несколько машин. Родители приехали. Вышел – обступили. Заберите нашего! Когда брать будете? Одна просто плачет, с сумкой стоит. Сын – алкоголик, пробыл у нас месяц, потом два года не пил, держался. И знал, что в случае чего – матери есть куда позвонить. И как только он начинал ёрзать, мать произносила волшебные слова, и он приходил в чувство. И в аккурат запил, когда нас начали громить. Избил мать. Та к нам – мы не можем. Вызвала бригаду, отправила в психушку. Обкололи, отпустили. Разнёс квартиру, мать убежала, вызвала милицию. Приехали. Натыкали электрошокером, увезли в участок, напинали под зад, выгнали. Сидит дома в засаде, ждёт мать. Она третий день домой не идёт. Помогите! – говорит. А чем помочь-то?

Ну, заходите, – говорю, – поживите здесь. Места теперь много.

Свердловская полиция. Сеанс чёрной магии с разоблачением

Наконец-то появились данные по работе ГУ МВД РФ по Свердловской области. Несмотря на то, что их прячут, секретят и не озвучивают, эти данные всё-таки попали в URA.RU и вышла толковая статья с разбором.

Суть её такова: Согласно оценочных показателей по приказу МВД РФ № 1310 от 26.12.2011 г. состояние преступности и результативность свердловской полиции имеет отрицательную оценку по всем, без исключения, направлениям оперативно-служебной деятельности. А результаты работы полиции по г. Екатеринбургу, по сравнению с остальными областными центрами, худшие.

У меня есть все эти цифры, и я подтверждаю, что всё, написанное в статье, – правда. Но, считаю необходимым добавить ещё несколько пунктов. Например: Резко выросло количество преступлений, совершённых мигрантами. В частности, грабежей – на 67%, а разбойных нападений – вдвое! Ещё. Причина общего снижения количества преступлений, которое руководство ГУ МВД РФ по Свердловской области ставит себе в заслугу, очевидна – это отказ от регистрации преступлений (знаем – сами сталкивались), и отказ в возбуждении уголовных дел (насмотрелись – пачками штампуют, под копирку).

А теперь разберём победные реляции свердловской полиции о небывалых успехах в борьбе с наркотиками за последние полгода. Смотрите внимательно. За 6 месяцев 2012 года, всего возбуждено уголовных дел по сбыту наркотиков980. В прошлом году – 1088! Из них фигурантных (очень важно) – 333. В прошлом году – 358! Направлено в суд у.д. по сбыту – 326. В прошлом году – 393!

Ну что, есть разница? Ухудшение по всем основным позициям. Это именно сбыт, а не нарколыги, задержанные с фитюлями! На этих-то бедолагах – просто вал делать и отчитываться. Особенно, если при этом сбытчиков не трогать. И вам, наверное, интересно будет узнать о неожиданном, в три с половиной раза (!) увеличении количества изъятых наркотиков, о котором так бодро и радостно сообщали общественности генерал Бородин и полковник Горелых? Ну, хорошо. Расскажу.

Оказывается, в количество изъятых наркотиков в 2012 году, включили, для начала, 2,5 килограмма маковой соломки и 48 кг 700 гр. марихуаны! Вот как отчитались! Красавцы! Накосили что ли? А героина – всего 7,5 килограмм, притом, что в прошлом году было 15! Мало того! Если в прошлом году общий вес наркотиков считался по уголовным делам, направленным в суд, то в этом году посчитали просто по возбуждённым уголовным делам. Что там дойдёт до суда, и в каком количестве – иди знай. Трава-то точно высохнет.

Всё вышеизложенное наглядно подтверждает ранее сказанное. Причина провала свердловской полиции проста: невозможно одновременно заниматься зарабатыванием денег и борьбой с преступностью. Ну, очевидно же?

И ещё. Слишком много сил и энергии руководство полиции тратит на безуспешную борьбу с Фондом. Если бы эти силы и энергию полицейские потратили бы на борьбу с преступностью – добились бы успехов. И мы бы помогли, и доброе слово бы сказали. Конечно, после совместной работы над ошибками. Считайте, что это было очередное приглашение к сотрудничеству.

Вот, в общем-то, и всё, что я хотел сказать.

Свердловская полиция. Сами напросились

Ещё в апреле, начальник ГУ МВД РФ по Свердловской области, генерал Бородин заявил, что с того момента, как полиция отказалась работать с Фондом, изъятия наркотиков выросли в 3,5 раза! Журналисты ахнули. Особенно ручные. Ну, мы пожали плечами, и работаем себе дальше. Мало ли кто что сказал.

Но вот 18.07.2012 в Областной газете и Российской газете, эта информация была подана как официальная. И вроде надо как-то отреагировать. А как реагировать? Областная газета сама себе не принадлежит, руководитель пресс-службы ГУ МВД РФ по Свердловской области, сам себе не принадлежит. А Российская газета цитирует источник, который ни за что не отвечает, и сам себе не принадлежит. Нормально, да? Мало того, Российская газета умудряется врать с чужих слов на ровном месте. И что теперь?

Для того чтобы поймать Валеру Горелых и его начальника на вранье, мне теперь надо угадать под каким напёрстком шарик? Сами угадывайте. Полиция со статистикой умеет делать ещё и не такие чудеса, тем более, что проверить невозможно.

Скажу просто. В первое полугодие 2012 года Фонд провёл 371 совместную операцию против наркоторговцев. В ходе этих операций, было изъято около 6 килограмм героина, 7 килограмм гашиша, более 16 килограмм JWH, около 500 гр дезоморфина. Всего, около 30 килограмм. Вот отчёты за 2012 год. Мало того, практически по всем операциям есть съёмки.

А в первом полугодии 2011 года, было проведено 338 операций, и изъято около 20 килограмм героина, 41 килограмм гашиша, 1 килограмм JWH, больше 400 грамм амфетамина, более 500 грамм дезоморфина, и т.д. Всего – 64 килограмма. Вот отчёт за 2011 год.

В общий вес мы не включаем мак, потому что его можно наизымать сто тонн, и траву, которой можно накосить в полях, и оформить изъятием в сыром виде, так что, весы взорвутся (некоторые правоохранители исполняли этот фокус, и бывали пойманы за руку). Больше скажу. Мы знаем, как после изъятия килограмма героина, из него могут сделать десять. И делают. Просто при нас стесняются.

А вообще, нам пофиг изъятые килограммы, потому что это – не показатель. Там, где торговать не дают – там вообще ничего не изымают. А что касается изъятия гигантских объёмов, и шума вокруг изъятий – в этом виде спорта зачастую упражняются наркоторговцы в погонах, и пресс-служба ГУВД Свердловской области. Вот, например, история – Туфта 2. Кому интересно, посмотрите просто Туфта. Там в книге ещё много таких историй.

В данном случае в цифрах бодрых отчётов пресс-службы ГУ МВД РФ по Свердловской области, возможно, кроется двойная, и даже тройная регистрация преступлений. Надо смотреть уголовные дела, возбуждённые именно в отношении сбытчиков, только фигурантные, и, конечно же, доведённые до суда, и устоявшие в суде. И вот, если это сделать, то цифры у них будут куда более скромные, даже при такой системе подсчета. А по изъятым килограммам в полицейской отчётности – вы будете смеяться – имеет смысл просто проверить правильность расстановки запятых.

А вообще, как язык поворачивается, претензии нам предъявлять?! Личный состав ГУ МВД РФ по Свердловской области – много тысяч человек! А нас, и в лучшие времена, больше двадцати не бывало. У наших, которые работают, нет социалки, выслуги лет, пенсий, гарантий, званий, оплачиваемых отпусков и т.д. И ни копейки бюджетных денег мы не попросили и не потратили. И не рассказывайте сказки доверчивым людям, что кто-то там отказывается работать с Фондом! Потому что большая часть наших операций проведена именно с порядочными сотрудниками полиции.

А отказываются с нами работать, только продажные полицейские. Особенно, когда хотят с барыг получать, а свидетели лишние им не нужны. Понятно объяснил?

P.S.

Чтобы всё было по-честному, вот обращение на имя Замгенпрокурора РФ по УрФО Ю.А Пономарева. (Читать дальше...)

Ну, и чтобы два раза не вставать, держите, умники. Если прокурорским хватит духу и профессионализма отработать это обращение, вам будет, о чём подумать.

Источник

 

Поделиться: