Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»

«Я часто думаю, для чего созданы такие военные формирования, как «Правый сектор»

23 октября 2014
2 430
«Я часто думаю, для чего созданы такие военные формирования, как «Правый сектор»

Председатель села Великая Михайловка, где квартируют боевики «Правого сектора» рассказала об их бесчинствах. На границе Днепропетровской и Донецкой области проходит буферная зона для защиты гражданских территорий от возможного вторжения террористов. Она сформирована из нескольких воинских частей и добровольческих воинских формирований. Здесь, в селе Михайловка Покровского района, разместились бойцы «Правого сектора.

Бывшие герои Майдана и Революции за несколько месяцев превратили жизнь жителей села в настоящий кошмар. Помощи даже пришлось просить у представителей миссии ОБСЕ в Украине. И это при том, что лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош баллотируется в Верховную Раду именно по 39 мажоритарному округу, в который входит и Покровский район.

«Я часто думаю, для чего созданы такие военные формирования, как «Правый сектор»
фото © РИА Новости. Павел Паламарчук

Председатель Великой Михайловки Валентина Фината пытается защитить свою общину всеми доступными ей методами и привлечь внимание центральной власти к проблеме.

- Валентина Ивановна, ситуация, возникшая в Покровском районе и за его пределами, уже получила значительную огласку. Расскажите, как формировались отношения бойцов «Правого сектора» с жителями села?

— Полгода назад наше районное руководство дало разрешение разместить «Правый сектор» в детском лагере «Дружба», который расположен в лесу, вблизи нашего посёлка. С тех пор и начались наши проблемы. Они приезжают к нам, увешанные гранатами и автоматами, на дорогих джипах. Летают по селу с невероятной скоростью, как правило, нетрезвые, а часто и под действием наркотического дурмана. Заходят в магазин, берут товар, какой заблагорассудится, портят имущество, а рассчитываются нецензурной бранью. Угрожая автоматами, у людей воруют или просто насильно забирают машины.

Любимой забавой стало стрелять по огородам зайцев. А крестьяне в это время, как правило, обрабатывали овощи, а они очередями из автоматов поливают… Кто успел упасть вовремя — хорошо, а кто нет — для них к лучшему. Мне 63 года, и я всегда ездила по деревне на велосипеде, а теперь мне страшно.

- Скажите, а вы пытались с ними решить эту проблему?

— Попытки наладить диалог были и неоднократно. Однако разговаривать с людьми, у которых неуравновешенная психика, которые постоянно находятся под влиянием дурмана, крайне сложно. Они бьют наших детей, угрожают мирным местным жителям.

И мне нужно было что-то делать. Ты с ним говоришь, а оно тебя не слышит и смотрит кто знает куда, а потом говорит мне: «Давай, иди бегом, я тебя поставлю в рамки». Ну и что изменится, если ты меня поставишь в рамки? Не лучше ли было бы, если бы ты себя поставил в рамки и вёл себя просто достойно?

«Я часто думаю, для чего созданы такие военные формирования, как «Правый сектор»
фото © РИА Новости. Александр Максименко

Вы знаете, у нас всегда стояли воинские части, и мы привыкли совсем к другим отношениям. Когда проходили военные учения в действующей армии, то ко мне всегда приходил командир или заместитель, и они брали разрешение на проведение учений. Мы предупреждали людей об опасности, чтобы в это время не ходили к реке или в лесной массив, не пасли скот. Все чувствовали себя в безопасности.

Сегодня командиры воинских частей мне говорят, что я слишком отчаянная, и просят ни при каких обстоятельствах не идти в лагерь к «Правому сектору» с любыми просьбами. Во-первых, боевики их не услышат, во-вторых, такие визиты представляют прямую угрозу жизни и здоровью. Наши военные мне говорят: «Мы едем на переговоры к «Правому сектору» и вынимаем чеку из гранаты». Вы понимаете, что это за народ?

- Но в районе есть правоохранительные органы. Вы обращались за помощью, например, в милицию?

— Они бьют и милицию. Например, наш участковый посмел вмешаться в одну из сотен драк в кафе. После этого бойцы «Правого сектора» бегали по всему селу и искали его. Пришлось спрятать участкового в воинской части, он сидел неделю там под охраной, чтобы не убили. Кроме этого, мы имеем печальный случай в соседнем селе. Участковый из Малой Михайловка пропал без вести. В одном месте нашли его машину, а в другом — бронежилет и одежду, по которой родители его и узнали. А сколько вообще людей исчезли! Они до сих пор неизвестно где находятся.

- Скажите, а СБУ или прокуратура как-то реагируют на все, что у вас происходит?

— Все прячутся. Они их боятся, потому что эти боевики до зубов вооружённые, да ещё и со сдвигом «по фазе». Вот самое страшное. Кроме того, «Правый сектор» никого не пускает к себе в лагерь. Наши люди, которые работают там, рассказывают, что в овощных погребах боевики держат пленных и пытают их. Там стоят ужасные стоны и крики.

«Я часто думаю, для чего созданы такие военные формирования, как «Правый сектор»
фото © РИА Новости. Михаил Воскресенский

- На территории, подчинённой вашему поселковому совету, расположены воинские части. Вы не пробовали повлиять на ситуацию с помощью нашей армии?

— Да, армия — единственная, кто нам помогает. Только благодаря военным и миссии ОБСЕ нам стало немного спокойнее. Сегодня, смотря на своё село, я часто думаю, для чего созданы такие военные формирования как «Правый сектор»? У нас есть действующая, профессиональная армия, разве не лучше дать им нормальную технику и вооружение?

Душа болит, когда вижу, на каких машинах ездят наши военные, вся техника, устарела, пожалуй, моего возраста. Сельская община вместе помогает с ремонтом, запчастями, продуктами и одеждой, потому что солдаты обшарпанные, убогие и голодные. Чего не скажешь о тех, кто носится по селу из «Правого сектора».

- Скажите, как вам удалось привлечь внимание миссии ОБСЕ, и какие результаты их работы?

— Мы приглашали миссию ОБСЕ трижды. Они приезжали и общались со мной, и с депутатским корпусом, и с членами исполкома. Каждый из них называл дату и фамилии для того, чтобы убедить представителей европейской организации, что с нашей стороны это никакой не ажиотаж. Как только некий факт их заинтересовывал больше — мы сразу организовывали встречу с непосредственными участниками событий.

Члены миссии были просто шокированы. Я их просила передать нашему правительству и чиновникам разного уровня, помочь прекратить бесчинства в нашем районе. Слава Богу, нас услышали. Количество боевиков уменьшилось, они стали более уравновешены. Хотя случаев с трагическим концом все ещё хватает.

- Возможно, это связано с тем, что лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош баллотируется в народные депутаты по вашему округу и он проводит с ними воспитательную работу?

— Мне очень хотелось увидеть и услышать, какие этот человек имеет взгляды на жизнь, его видение будущего. Но господин Ярош ни разу не приехал к нам. Зато был в селе Гавриловка. Встреча была специфической. Сначала бойцы с автоматами обыскали весь клуб, а потом пустили людей. Первое, что люди спросили у Яроша, почему он не может навести порядок в «Правом секторе», почему продолжается этот беспредел? А он говорит: «Я, может, и не знаю того, что вы знаете, но я их не настраиваю на бесчинства, это их добрая воля».

«Я часто думаю, для чего созданы такие военные формирования, как «Правый сектор»
фото © РИА Новости. Михаил Воскресенский

- Учитывая специфичность вашего района, расскажите, как у вас проходят встречи с другими кандидатами в народные депутаты?

— «Правого сектора» боятся все кандидаты в народные депутаты. К нам приезжал только один кандидат, остальные — боятся. Только по-тихому передают агитационную продукцию и свои программы. Разве же это выборы? В какую Европу мы идём?

Я участвовала во всех выборах, которые у нас проходили. Была и членом комиссии, и председателем, и наблюдателем. Никто ни на кого не давил. Кто встречался с избирателями лично, кто присылал письменные обращения, приезжали агитаторы. Теперь кажется, что это была настоящая демократия.

- Не так давно состоялись президентские выборы. Где и как голосовали бойцы из «Правого сектора?»

— На президентских выборах «Правый сектор» зарегистрировали у нас и внесли в списки избирателей. Я просила районное руководство, чтобы дали возможность нам выехать с ящиком к ним в лагерь, и они там бы по этим спискам проголосовали. Однако нам сказали, что нельзя. В результате, в день голосования у нас разбежались все люди, потому что они пришли не организовано, а группами по 10-20 человек. Люди боялись идти на участок, и явка местных была очень низкой. Вы даже не представляете, как это — жить постоянно под дулом автомата!

- Какие надежды община возлагает на эти выборы?

— Сегодня для простых людей самым страшным является смена власти. Ибо все богатые люди имеют не одно гражданство. У них есть средства, и они все время решают — жить здесь или за границей. Простые люди являются настоящими патриотами, потому что мы живём на этой земле независимо от того, хорошо здесь или плохо. И мы рады своим трудом создать у себя европейскую жизнь, потому что нас Господь поселил в Европе. Так давайте хотя бы проведём выборы без автоматов.

Популярные ключевые слова