Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Энергодиалог: Москва-Пекин

28 ноября 2014
1 211

Энергодиалог: Москва-Пекин

После саммита АТЭС в Пекине западные политологи в очередной раз заговорили о гегемонистских амбициях КНР. Однако очевидно, что это такой же пропагандистский трюк, как и рассуждения о «русской угрозе». В действительности Россия и Китай — две региональные сверхдержавы, которые стремятся утвердить своё лидерство: одна — в Евразии, а вторая — в Юго-Восточной Азии.

Год назад в газете «Хуаньцю шибао» было опубликовано интервью с профессором Чикагского университета Джоном Миршаймером. На вопрос «Может ли Китай прийти к величию мирным путем? он ответил отрицательно. «У Китая есть собственная «доктрина Монро», — заявил он. — И эта страна не заинтересована в том, чтобы допускать Америку в свою «вотчину».

В последнее время ключевую роль в китайской стратегии играют «особые отношения» с Москвой. Россия также заинтересована в Китае. Поворот на Восток для нее — продуманная, взвешенная и давно назревшая политика. О необходимости переориентироваться на азиатские рынки говорится уже не первый год. Владимир Путин недавно провозгласил эту задачу российским приоритетом на XXI век. И западные санкции в данном случае могли бы стать прекрасным катализатором.

По формуле «Роснефти»

Азиатские страны с большим интересом относятся к масштабным проектам, которые Москва планирует осуществить на Востоке. И все они в той или иной степени готовы принимать в них участие. Речь идёт о строительстве сети трубопроводов, модернизации Транссиба и БАМа, развитии трансконтинентальных торговых путей (в том числе и Северного морского пути). Этой весной бывший китайский посол в России Лю Гучан в эксклюзивном интервью агентству Xinhua заявил, что обострение отношений России с США и странами Запада «позволило, наконец, наладить полномасштабное торгово-экономическое сотрудничество между Москвой и Пекином».

Летом во время визита Владимира Путина в Китай был подписан многомиллиардный контракт на поставки газа. Однако ключевая роль в подготовке и реализации «восточного» проекта, безусловно, принадлежит компании «Роснефть». Не случайно, на переговорах «Газпрома» с китайцами Владимир Путин призвал действовать по формуле именно этой компании. Заключив в прошлом году долгосрочные контракты с крупнейшими нефтяными гигантами Китая — CNPC и Sinopec, «Роснефть», по мнению большинства экспертов, осуществила прорыв на восточном направлении. В течение 25 лет компания обязуется поставить в КНР порядка 665 млн тонн нефти. И как отмечает китайское интернет издание Haiwainet, «в связи с этим Москва может уверенно заявить западным странам: ваши санкции не имеют смысла. Если Россия будет продавать нефть только Китаю, этого вполне достаточно, ведь КНР — самый крупный импортер энергоресурсов в мире». К тому же сама Поднебесная заинтересована в том, чтобы максимально нарастить поставки российской нефти (это позволит снизить зависимость от уязвимых морских маршрутов, которые легко могут быть перекрыты США). И неудивительно, что Пекин готов предоставлять Москве гигантские кредиты под залог будущих поставок углеводородов.

По мнению ведущего научного сотрудника Института Дальнего Востока РАН Александра Исаева, расширение сотрудничества российских компаний с азиатскими инвесторами и партнёрами приведёт не только к расширению российского присутствия в АТР, но и к освоению Восточной Сибири и Дальнего Востока. «Заключив первый крупный многомиллиардный контракт с Китаем о поставках сырья, — отмечает эксперт, — «Роснефть», безусловно, стала первопроходцем на этом направлении».

30 августа на встрече между Заместителем Премьера Государственного Совета Китая Чжаном Гаоли и российским президентом Владимиром Путиным впервые было заявлено о возможном участии СNPC (до 10%) в проекте по добыче нефти и газа на Ванкорском месторождении. «Мы в целом очень аккуратно подходим к допуску иностранных партнёров, — заявил тогда Путин, — но, конечно, для наших китайских друзей ограничений нет».

Стороны приступили к переговорному процессу. А в Пекине было решено, что китайцы войдут в акционерный капитал ЗАО «Ванкорнефть» — компании, которая является держателем лицензии на разведку и добычу на Ванкоре – крупнейшем месторождении из тех, что были введены в эксплуатацию в России за последние двадцать пять лет (на Западе такие месторождения называют «слонами»). Представители СNPC войдут в Совет директоров компании и будут получать в проекте долю прибыли, соответствующую их участию. «Роснефть» понимает, что создание СП является прекрасным стимулом для того, чтобы китайцы вкладывались в модернизацию российского энергетического сектора и развитие инфраструктуры. Быть одним из ключевых партнёров, безусловно, интереснее, чем выступать в роли обыкновенного потребителя энергоресурсов.

К тому же, Ванкор вызывает в нефтяном мире особый интерес. Ведь сейчас на базе этого месторождения формируется новая нефтегазовая провинция, включающая Сузунское, Тагульское, Лодочное месторождения, а также Куюмбинское и Юрубчено-Тохомское в Восточной Сибири и Среднеботуобинское в Якутии. По оценкам экспертов, эти месторождения обеспечат до 2020 года дополнительную добычу до 30,9 млн тонн нефти и свыше 8 млрд. кубических метров газа. Следует отметить, что неустойчивость цен на нефть не повлияет на проекты в регионе, поскольку восточносибирские месторождения подлежат льготному налогообложению. CNPC также рассматривает ряд предложений «Роснефти» по добыче на арктическом шельфе и вхождении в проект ВНХК, стоимость которого оценивается в 1,3 трлн. руб.

Кстати, «Роснефть» планирует развивать отношения не только с CNPC и Sinopec. В Китае существует специализированная компания, которая занимается шельфовыми разработками: CNOOC. И во время визита в Пекин делегация «Роснефти» передала ее представителям свои предложения по сотрудничеству. Теперь мяч на китайской стороне.

Во время саммита АТЭС было заключено Соглашение по временному изменению пункта поставок нефти в Китай на 2015-2017 годы. Теперь кроме маршрута, проходящего через Сковородино на Мохэ и Дацин, есть и другой маршрут, новая точка, которая позволит поставлять дополнительные объемы нефти (5 миллионов тонн). Скептики уверяли, что пока на трубопроводах КНР ведутся работы по расширению, объемы поставок из России сократятся. Однако благодаря пекинскому соглашению «Роснефти» удалось их сохранить. А значит, прекратятся любые спекуляции на тему сложностей, существующих, якобы, в российско-китайском энергетическом диалоге.

Еще один важный совместный проект с CNPC – нефтеперерабатывающий завод в Тяньцзине, соглашение о строительстве которого было подписано ещё в 2010 году в рамках СП «Восток Нефтехимия» (49% — у «Роснефти», 51% — у CNPC). В этом ноябре на Совете директоров СП было, наконец, утверждено технико-экономическое обоснование и теперь проект переходит в практическую стадию реализации. Следует отметить, что запуск Тяньцзиньского завода позволит увеличить поставки нефти еще на 9 миллионов тонн именно такой объем будет поставляться на завод на переработку).

На саммите АТЭС главы государств России и Китая заявили о необходимости перехода на расчеты в национальных валютах. Поскольку КНР является одним из крупнейших потребителей энергоресурсов, использование юаня при оплате контрактов на поставки нефти — абсолютно закономерное явление. По мнению экспертов, манипуляции на нефтяном рынке стали возможны благодаря тому, что в начале 70-х годов прошлого века цены на нефть были привязаны к американской валюте.Страны-производители нефти оказались на коротком валютном поводке, как и государства-потребители, которые вынуждены покупать американскую валюту, чтобы рассчитаться по энергетическим контрактам. Поэтому многие признают, что сделать рынок энергоносителей более стабильным и защищенным от манипуляций можно только отвязав его от доллара.

Выводы

Итак, впервые в истории Россия готова повернуться лицом к Востоку. Эксперты говорят о взаимозависимости сторон. У нас есть значительные запасы энергоносителей, без которых экономика стран АТР может рухнуть, а у азиатских держав есть финансовые ресурсы, без которых сейчас сложно представить себе развитие РФ.

К тому же, в отличие от Вашингтона, Москва выполняет все свои обязательства перед союзниками. Ее политические и экономические цели соответствуют азиатскому пониманию прагматичности и целесообразности. И если в 90-е годы те же китайцы лишь разводили руками, пытаясь понять движущие механизмы российской политики, теперь действия Москвы для них понятны и легко объяснимы.

Стоит отметить, что развитие энергодиалога с Москвой оказывает влияние на сотрудничество Пекина с другими экспортерами углеводородов, которые традиционно считаются российскими соперниками. Неудивительно, что в последнее время в КНР снижаются показатели импорта нефти из Саудовской Аравии и природного газа из Катара (закрепление на китайском рынке трубопроводного природного газа из России является адекватным ответом на экспансию Катара на европейские рынки). В целом К тому же, в Пекине прекрасно понимают, что для обеспечения стратегической безопасности КНР континентальные маршруты поставок углеводородов играют решающую роль.

Поделиться: