Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Демократическая оккупация-3

8 145

Что такое суверенитет, и почему нам придётся отвоёвывать его у демократов…

Демократия сегодня – это диктатура паразитизма. Если мы хотим освободиться от этого диктата, нам придётся добиться подлинной независимости, а потом ещё и навести порядок на остальной части планеты, чтобы зараза не возродилась...

 

Большое интервью Депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Действительного Государственного Советника Российской Федерации Фёдорова Евгения Алексеевича редакции Федерального Патриотического Вестника (ФПВестника)

Часть 6.

Предыдущие части интервью

 

ФПВестник: – Новость: Медведев хочет в Ульяновск. Я зачитаю немного. «…Когда Владимир Путин общался с журналистами на пресс-конференции, премьер-министр Дмитрий Медведев проводил очередное заседание правительства. В этот день он удивил всех – чуть не лишил Москву статуса столицы». Он разрабатывает разные «дорожные карты», которые на самом деле – планы. Первый вопрос: почему он всё время говорит иностранными словами, иностранными терминами? Для нас «дорожные карты» это карты дорог. Для Медведева дорожная карта – это план развития.

Е.Фёдоров: – Вы не забудьте, что стратегия у оккупантов. И оттуда стратегические мысли приходят всё время. Через советников они интегрируются в систему. Там так написано было: «дорожная карта».

– По поводу Ульяновска. «Андрей Белоусов, министр экономического развития, рассказал премьеру о том, что между регионами имеется большой разрыв по показателям в сфере строительства. Сослался на последние исследования всемирного банка. Для сравнения сопоставил столицу с Сургутом. Оказалось, что в Сургуте надо пройти 17 процедур для получения разрешения на строительство, при этом в Москве необходимо соблюсти 42. Cрок выдачи разрешений: в Москве 340, в Сургуте 150 дней. Благодаря этому Белоусов подытожил: если бы у нас сегодня столица была не Москва, а Сургут, то позиции в рейтинге по данному показателю у нас была бы не 178-я, а 111-я. Идея министра экономического развития явно заинтересовала Медведева, который всеми силами пытается поднять позицию страны в деловом рейтинге со 120-й позиции на 20-ю, как того пожелал Президент. «То есть проще столицу перенести, чем изменить показатели?» – озадачился Медведев. «Это только по одной позиции». И Медведев серьёзно задумался о переносе столицы в Ульяновск…». Вопрос: Какой смысл в переносе столицы? Что это даст?

– В переносе столицы есть много смыслов. Главный для нас, наверное, следующий: перенос столицы есть способ оборвать старую прослойку развития старой элиты и формировать новую. Это удобно. Старые не переезжают, а новым при формировании легче сесть на новую столицу. Кроме того, есть геополитический смысл в столицах, военно-политический. Но для нашего современного мира, который коммуникативен, в котором есть Интернет, хорошо работают средства транспорта, столица – это ещё и определённый политическо-идеологический смысл. Это набор смыслов для переноса любой столицы. Поэтому мы в своё время обсуждали этот вопрос. Наша логика следующая: саму по себе столицу переносить когда-то надо. Это не значит, что надо отказываться от предыдущей, это значит, что располагать часть органов власти нужно в новом месте. Логика эта должна быть подвязана под стратегический вектор движения страны. Давайте рассмотрим стратегический вектор движения страны. В соответствии с уже устоявшимися идеями пропаганды, Россия – это, вроде как, бывшая Российская Федерация, а Советский Союз – неизвестно что. Россия – это и есть Советский Союз. Чужая пропаганда нам разрезала его и сильно извратила смыслы.

– Насколько я помню, по разным документам, Россия является правопреемником СССР.

– Это так называется, но фактически Советский Союз и Россия – это одно и то же. Но оккупационная пропаганда отвязала Россию от Украины, Белоруссии и сказала, что это что-то другое. Всё это то же самое. Соответственно, смысл надо искать именно с 1991 года. И с логики развития Советского Союза. И восстановление суверенитета на всей территории СССР. В этом плане я считаю, что принципиальный разворот геополитики для нас – это установка столицы в историческом для нас, смысловом месте. Это где-то в районе Киева. Потому что эта логика позволяет решать 3 системных вопроса. 1. Вопрос переформатирования элит. В Киеве произойдёт это более эффективно. 2. Сам по себе Киев более продвинут по многим позициям (например, в сфере государственного устройства), чем Российская Федерация, к историческим принципам, заложенным в наше восприятие.

– Это на сегодняшний момент?

– Конечно. Давайте сразу договоримся: жители Украины и жители России – это одно и то же. И они абсолютно равнозначны в плане выбора будущего для своей страны, потому что у нас единая страна, разрезанная на 15 оккупационных территорий – гауляйтерств. Скажем, государственное устройство Украины лучше, чем в Российской Федерации. Здесь американцы больше покопались и больше нагадили. Следовательно, вместе с идеей и расположением там столицы мы берём лучшее, что у них есть – это федеративное устройство. 3. Киев – это мать городов русских, исторически это более смысловая столица для большой России, т.е. бывшей территории Советского Союза. И в этом плане расположение столицы в Киеве – это сигнал на народное единство. Расположение этих фактором между собой, на мой взгляд, достаточное основание, чтобы записать в Конституцию строчку: столица Российской Федерации – город Киев. Я имею в виду будущей РФ. Это прямая связь с национально-освободительным движением. Восстановление суверенитета России, Украины, всех остальных бывших территорий СССР или их большей части. И дальнейшее формирование единого политического пространства под названием большое государство (не буду говорить о его названии) со столицей в Киеве. Срок – 10 лет.

– Получается, смена столицы – это одна из задач национально-освободительного движения?

– Нет. Это метод. Это технологическая вещь. Один из элементов, даже не самый важный.

– На стыке России, Белоруссии, Украины. Если сделать, как поступил Казахстан – новую столицу.

– Казахстан не на стыке сделал. Он просто перенёс столицу в русские области.

– Это будет неким объединением трёх наших «гауляйтерств».

– Я бы хотел, чтобы это решили уже на следующем этапе нашего развития, потому что это такой вопрос, который решается в согласии. Я считаю, на территории Украины… Под Киевом – это значит в Киеве. Самое важное – отдать правильный сигнал и внутрь общества и вовне, в мир, на земном шаре.

– А почему вы считаете, что столицу надо обязательно из Москвы убирать?

– Потому что нам придётся переформатировать систему работы страны. Это просто более лёгкий путь. «Захлопнуть книжку» с этими элитами и «открыть книжку» с другими. Ясно, что кто-то переедет, кто-то нет. Но это упростит задачу. Первые лица переедут, какая им разница, у нас у первых лиц может быть резиденция и в 10 городах, ничего в этом страшного нет. И у украинского президента то же самое.

– Сейчас идёт очень большой поток различной информации, и чиновники говорят разные мнения. Людям очень сложно разобраться, кто за Россию, а кто за американцев. Вы можете назвать пофамильно людей, кто за американцев, а кто за нас, если им это, конечно, не повредит?

Вся система власти в любой оккупированной территории на стороне оккупантов. Это означает, что институты, связанные с министерствами, правительством, компаниями, бизнесом и т.д., на стороне оккупантов. И люди внутри них занимают разные позиции. 99% – это как раз люди, которые изначально настроены на свободную Россию. Это для них ближе. В конце концов, они все будут в наших рядах, в рядах национально-освободительного движения. Но они работают, допустим, в министерстве образования, задача которого собирать дань и обслуживать США, как оккупанта. Отправлять туда детей, учёных, специалистов, менять законы под эту логику, т.е. так трансформировать, чтобы это всё работало, ювенальную юстицию продвигать и всё остальное. Человек для себя может сделать выбор, если он оглянется, потому что не сразу это заметно. Скажет, что не хочет работать в этой системе, и уйдёт. На его место придёт другой. Желающих достаточно. Поэтому говорить о людях, раз они работают в министерстве образования, значит они враги – это неправильно. Таковы условия на сегодняшний день.

Но есть люди, которые свою работу любят, любят работать на американцев. Не просто работают из-за зарплаты, а любят. И в этом плане, если вы внимательно посмотрите биографии некоторых людей, вы увидите в них удивительное сходство. Они все (или многие) заканчивали школы подготовки в США или у их союзников. И если вы посмотрите биографию, например, Навального и некоторых заместителей министра образования, они готовились из одной корзины. Только кадровые органы государственного департамента определяли. Сидит кадровый сотрудник госдепартамента, например, в посольстве, он смотрит выпускников соответствующих американских школ и говорит: «ты, Навальный, пойдёшь на уличную работу, у тебя критерий соответственный. А ты (такой-то) пойдёшь зам. министра образования. Работу будете выполнять одинаковую, но ты будешь заниматься уличной линией, а ты будешь заниматься государственным управлением в наших интересах». Так это выглядит. И по биографиям это достаточно хорошо видно. Никто особенно этого не скрывает. Плюс завязка на иностранное имущество, по проживанию семьи, по самой логике кадрового движения человека.

Есть так называемые агенты влияния. И если мы спрашиваем, где их больше всего работает… система госвласти работает на американцев, но в ней есть некоторые люди, которые работают в персональном ключе (имеют профессиональную подготовку, центры влияния США). Это не засекреченные агенты, а публичные; у них диалог с посольством, с госдепартаментом; соответствующая биография, обучение и т.д. Немного, но такие есть, может, процентов 5 (я имею в виду из более или менее больших начальников). Для министерства образования побольше, для других поменьше.

Поэтому мы можем говорить только о людях, которые публично об этом заявили, осознанно, и которые работают замами в министерстве. А есть, которые публично заявили свою позицию, т.е. они публично за обеспечение режима колонии для РФ. К ним относятся Ливанов, Голодец, некоторые министры, прописанные в американских законах. Но это небольшая часть, это те, которые вообще, что называется, отмороженные, у которых такая завязка на Штаты, что им плевать: завтра что-то случится – они плюнули, улетели. Реально, они там и живут. Тут только так, подруливают, зарплату получают. И если они громко заявляют, у них там сразу дивиденды растут. А американцы готовы обеспечить им не просто вид на жительство, но и карьеру и бизнес.

– А кого вы можете назвать из патриотов, которые работают на Россию?

– Большинство людей патриоты, просто система непатриотична.

– А кто из высших государственных деятелей или среднего звена, которые на виду и которых люди знают? К чьим словам, к чьим делам стоит прислушиваться?

– На этом этапе – Путин. Потому что, если патриот будет в системе управления, его оттуда выжмут. И об этом надо говорить аккуратненько, потому что система ещё на стороне американцев. Не люди отвергают патриотов, а система. Может, начальник тоже так думает. Но, в отличие от него, заместитель где-то в исполнительной власти об этом говорит, а начальник так же думает патриотично, но молчит, потому что беспокоится за себя и за свою семью.

– То есть всё-таки людям надо искать самим, читать биографии, смотреть дела?

– Процессы имеют и определённую общую консолидацию. Как говорится, хороший стук выйдет, когда возникнет конкретный конфликт в России по восстановлению суверенитета. Это всё проявится. Просто сейчас некоторые, как тот же Ливанов, проявились нагло, вперёд паровоза. Он же понимал, что, несмотря на его мнение, всё равно Путин доведёт запрет на дань детьми до конца. Но, тем не менее, ему плевать было на мнение Президента страны. Он демонстративно показал, себя на стороне американцев. Не просто выразил своё мнение, а демонстративно сказал, что он на стороне сильного, что для него сильные – американцы.

– А такие люди, как Ливанов и иже с ними, они за себя не боятся?

– Они там живут, что им бояться-то.

– Но спецслужбы-то всегда существуют и работают.

– В России мы говорим о системной оккупации в том числе. Спецслужбы Советского Союза были ликвидированы в результате поражения.

– Но «консервов» там наших много осталось.

– Ещё раз говорю, системно ликвидированы. Там есть люди, которые думают по-другому, у них другая работа, они не могут в это поле попасть. Потому что отделы, занимающиеся внутренней политикой, ликвидированы. Которые занимаются террором – есть, другими вопросами – есть. Которые раньше в КГБ занимались вопросами внутреннего строительства (кстати, не только КГБ это делали, а больше делали политорганы) – ликвидированы. Т.е. в спецслужбах нет системы, которая бы с этим боролась.

– Представим, что у нас сегодня появился полный суверенитет. Данные люди, вредящие своей работой, как-то будут отвечать перед государством?

– Они будут в первых рядах патриотов.

– А отвечать-то они будут за свои прошлые дела?

– Ливанов просто уедет. А те, которые молчали, скажут, что они были патриотами, просто об этом не говорили. А те, кто говорил, их немного – Ливанов, Голодец, Навальный, несколько десятков человек. Они уедут и всё. Им там всё обеспечено для этого, всё готово, семья вывезена, осталось только самим приехать.

– Может нам надо так же, как Навального сюда, кого-то заслать в Америку.

– Зачем? Там у них уже есть. С Америкой немцы, китайцы борются, там есть кому. Как говорится, посильнее нас. Это же коллективное творчество – ликвидация однополярного мира. Поэтому тут система срабатывает – делить американское наследство. Если мы сейчас говорим о внутренних вопросах, то будет именно таким образом. Те, что засветились и идейные американцы, они уедут, их немного. Основная масса перекрасится тут же. И потом, они много об американцах не говорят, если вы обратите внимание, в России служит их не так много, просто система выдвигает их в первые ряды, и именно их показывает телевизор. Большинство у нас как раз патриотов, я бы даже сказал, сторонников суверенитета, потому что суверенитет более широкое понятие, чем патриотизм.

Будет момент, когда для политической карьеры будет важно, когда (вплоть до часов) ты перешёл на сторону Путина от американцев. Мы сейчас не можем понять – когда, но мы видим, как депутаты перешли на сторону Путина, когда возник конкретный вопрос по запрету дани детьми. Сразу все перебежали. Многие с личным сожалением, потому что имущество-то за рубежом, дёргают. Но система сработала. Это чисто российская система. Боязнь первого лица в стране, боязнь Путина заставила, вопреки своим убеждениям в материальном плане, перейти в конкретном вопросе на его сторону. При этом они, конечно, 10 вопросов проголосуют втихаря против него (ту же ювеналку). Но конкретный случай, когда был на виду, с российской системой сработало. Так будет и всё остальное.

– Но Сидякин в Госдуме уже получил за то, что не голосовал.

– Почему, он голосовал.

– Он карточку оставил и вышел.

– Ну это называется голосовал.

– Был ли проект «Наши» действительно пропутинским или же чисто сурковским? Является ли Сурков прозападным политиком?

– Я бы сказал так: политика – сложная шахматная партия. И Сурков, конечно, хороший шахматист. И в этой партии есть много ложных ходов. И вопрос с «Нашими» – это вопрос полуложный. С одной стороны, эту нишу надо заполнить. Но её можно заполнить людьми, которые решат проблему, а можно заполнить имитацией. Вот проект «Наши» – это имитация решения проблемы. И если б Сурков это не сделал, его бы убрали раньше. Он должен был это сделать, но в то же время, он сделал такое качество, которое не разрешает проблему.

– Вы знаете, что существует список Гуантанамо?

– Да.

– Чем список Гуантанамо эффективней списка Магницкого?

– Да это вообще пустышка. С точки зрения конкретных вещей, это пустышка. Это всё в русле общей пропаганды на прикрытие акта Магницкого. Акт Магницкого – это акт о десятилетнем манипулировании гражданами РФ. Список Гуантанамо – это список людей, которым запрещён въезд в Россию. Это разные вещи. Билл имени Магницкого – это не список, это закон о манипулировании, и любой человек в России подлежит манипулированию. И даже тот, который туда не попадёт, подлежит боязни этого манипулирования, что ещё более важно. Для чего этот билл принят? Для того, чтобы дать полномочия российской оппозиции. Причём, 99% граждан, которые будут подлежать данному манипулированию, в этот список даже и не попадут. Как это работает. Например, меня в список включил Немцов. Кстати, совершенно правильно. По тексту закона он имеет право подать предложение о включении в список.

– А он юридически разве подотчётен США?

– Конечно. Через неправительственную организацию он подаёт и в список включают тех людей, которых он подаёт. Алексеева так же.

– То есть это может сделать любой?

– Нет. Там есть процедура. Немцов относится к числу субъектов, которые могут формировать этот список. Американцы в законе это предусмотрели. И он меня туда включил. Ну, я-то ладно, включил и включил. Вопрос-то в другом. Его разговор с любым российским бизнесменом, предпринимателем, чиновником с того дня (с момента принятия закона) будет заключаться в следующем: «Я с тобой разговариваю для того, чтобы решить, включать тебя в этот список или нет». Дальше каждый чиновник или предприниматель будет для себя уже реагировать на эту фразу, на этот подход. И реакция может быть разной: кто-то откупится, кто-то выполнит поручение Немцова.

– То есть смотреть лояльность.

– Это не просто лояльность. Первый этап – это пробивка на лояльность, а второй этап – действительно можно включить и имуществом его прижать. Это будет именно аспект давления. Немцов же не будет от него требовать каких-то ужасных вещей, это мелочи, наверняка. Немцов же профессиональный сотрудник Соединённых Штатов, поэтому он не будет требовать глупости. Мелочи. Если ты миллиардер, то дай 10 млн. мне. Если ты чиновник в силовых структурах – пропусти наш митинг. Ещё что-то. В принципе, внешне будет нежёсткая вещь. Никто не будет требовать от этого чиновника или предпринимателя выйти на Красную площадь и ругать Путина. Но разговор такой состоится. Система этих разговоров и есть механизм манипулирования. И только 1% попадёт в реальные списки. Потом уже обратится в госдеп, чтобы из списка его исключили. Это будет уже другая система. А теперь посмотрите. Большинство крупных российских чиновников завязаны на иностранную юрисдикцию, так или иначе. Т.е. уязвимы. Значит, с ними можно уже разговаривать. Российский крупный бизнес – 100% в иностранной юрисдикции. Значит, с ним не просто поговорили, а для него это реально крах всей жизни. Потому что он 20 лет собирал богатства, и завтра это всё будет арестовано. Как он будет реагировать на такой разговор Немцова, как вы думаете? Пошлёт его или нет?

– Вряд ли.

– Вряд ли. Особенно, если разговор будет подготовлен, проговорен аккуратненько кругом знакомых… И мы уже видим, что американцы начинают организовывать бизнес за рубежом в систему антипутинского общения. Т.е. заговор. И утечки по этому заговору уже сейчас видны. Т.е. на базе давления требования отнять всё имущество, они требуют от предпринимателя уже ясно что – вступить в заговор против Путина. Недавно совещание было где-то, в Мюнхене по-моему, на эту тему, это и есть механизм манипулирования процессами в России. Через рычаги, по которым 100% некоторые категории людей являются манипулируемыми со стороны США. Поэтому получить сегодня оппозицию бизнеса против Путина в принципе легко (не потому что они так думают, а потому что их так дёргают). Это фактор. С этим фактором надо считаться…

Читать статью полностью

 

Поделиться: