Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Чего добивается Австралия

16 октября 2014
3 321

Шалунишка в розовом с этой картинки — это премьер-министр далёкой Австралии, недалёкий сэр Тони Эббот. На днях этот глист в слаксах обещал «при встрече взять Путина за грудки и потрясти».

Чего добивается Австралия

Владимир Владимирович Путин (шестой дан дзюдо, Верховный Главнокомандующий ядерной державы и её мощнейших спецслужб в мире) на угрозу бывшего боксёра-любителя никак не отреагировал.

Зато на позицию сбрендившей в последнее время Австралии отреагировали публицисты и аналитики. Отличный материал на тему публикует «Русская iDea» — сайт, на площадке которого политологи пытаются выработать основу нового российского консерватизма.

=> http://politconservatism.ru/thinking/buldog-v-sumke-k..

Ключевая мысль: Австралия не состоялась как самостоятельное государство Восточного Полушария. «Пятому континенту» не удалось стать гегемоном в Юго-Восточной Азии. Не удалось им и интегрироваться в азиатские экономико-политические союзы. Фэйл по периметру.

Развернуто — ещё интереснее:

У Австралии, конечно же, богатая история. Это бывшая британская колония, место ссылки уголовников, которые, с одной стороны, освобождали переполненные тюрьмы «туманного Альбиона», а с другой — участвовали в освоении дальней колонии. Австралия – государство Содружества, среди прочих шестнадцати стран, считающих британскую королеву своим монархом и главой государства. Королева до сих пор назначает для Австралии генерал-губернаторов (с марта 2014 года это Питер Косгроув).

Но при всей британской закваске у Австралии был период, когда она пыталась изменить корням, и в поисках своего «цивилизационного я» зашла так далеко, что отважилась на смену идентичности. Первым звоночком была смена музыки, так сказать — в 1984 году, в двухсотлетие Австралии вместо исполняемого стоя «Боже, храни нашу великодушную Королеву, // Да здравствует наша благородная Королева, // Боже, храни Королеву. // Дай ей ратных побед, Счастья и славы, // И долгого царствования над нами, // Боже, храни Королеву», запели: «Австралийцы, всё к счастью для нас // Здесь, где юность с свободой цветут. // Дом в оправе морей наш бесценный алмаз — Ты даешь нам богатства за труд»[ii]…

Но то были только цветочки. В 1995 году на встрече стран АСЕАН в Брунее тогдашний глава австралийского МИД Гарет Эванс предпринял попытку визуализации азиатским лидерам новой геополитической мысли, согласно которой Австралия — это органическая часть Азии, для чего продемонстрировал карту, где его страна находилась посередине Восточно-азиатского полушария.

Однако азиатские страны продолжали держать «оззиатов» за несколько странных представителей западной цивилизации, не воспринимая всерьез заверения премьер-министра Пола Китинга, с 1994 года взявшего курс на идентификационный сдвиг и утверждавшего, что азиатские ценности являются и австралийскими. Соседи почему-то сомневались, что «оззи» смогут стать «своими» хотя бы в будущем. И интуиция их не подводила, о чем свидетельствует замечательная работа К. Беннета «Двойное видение: как Азия и Австралия воспринимают друг друга».

Австралийцы для азиатов — потомки осужденных, признающие только белую расу, ленивые, неуправляемые, склонные к забастовкам, неохотно признающие значимость чужих культур, необразованные, лицемерные, грубые и неотесанные, склонные к предвзятым суждениям и искажению фактов. В то время как австралийцы считали, что азиаты воспринимают их как создателей технологически развитой страны, что их континент – край благодати, всех притягивающий, что все приехавшие любят «ози», доверяют им, ценят за дружелюбность и культ равенства и пр. Туристы из Японии и Южной Кореи рассказывали про Австралию как недоразвитую в индустриальном отношении страну, грязную и скучную, отбивающую желание повторного визита, азиатские студенты находили уровень обучения здесь низким, китайские и вьетнамские эмигранты относили этот край к второсортным, куда перебираются лишь полные неудачники.

Китингу приходилось убеждать («австралийцы — азиаты») не только соседей, но и своих граждан, что им для счастья и комфорта следует изменить идентичность, и тогда их воспримут как неотъемлемую часть азиатского мира[v]. Но к 1999 году произошли перемены в проекте интеграции Австралии со странами Азиатско-тихоокеанского региона: региональный экономический кризис привел к резкому сокращению объема торговли, а новое правительство Говарда отказалось от плана «азианизации» или, «обазиатчивания» австралийцев. Ну а азиаты тем временем дали понять австралийцам, что они могут рисовать какие угодно карты с помещением себя в середину геополитического ландшафта, но их реальное значение — периферийное.

Все это забавно и поучительно (особенно если вспомнить, что единственная белая нация, чувствующая себя в Азии «как дома» и действительно находящаяся в центре событий — это русские), но при чём тут Империя?

Видите ли, есть мнение, что в условиях дефицита ресурсов эпоха империй возвращается. Британия жаждет вновь отделиться от «ЕвроРейха» и опять «править морями» — включая юго-восточные.


В январе 2013 года Дэвид Кэмерон пообещал британцам, что в обозримом будущем они смогут высказать свое мнение на референдуме относительно членства в Евросоюзе. Сам Кэмерон уверен, что Великобритания выживет без союза. В июне 2014 Кэмерон назначил нового главу МИД — Филипа Хаммонда, прежде занимавшего пост главы минобороны, одного из видных деятелей Консервативной партии и евроскептика. В свете последних событий следует припомнить и обращение Кэмерона к однопартийцам на съезде 5 октября 2011 года: он, среди прочего, воззвал к духу старой доброй Англии, для чего обратился и к образу «британского бульдога», напомнив о славных днях империи, и пообещал единомышленникам обеспечить Британии лидерство, вывести ее в будущее, сулящее ей лучшие дни. В своем выступлении он также отметил, что хотя Британия не имела большого населения, не располагала крупным континентальным массивом и ограничена в природных ресурсах, однако у нее всегда имелся особый дух, и что всем следует иметь в виду: в схватке, как у собаки, главное не размер тела, а степень воинственности (если точно, то так: it‘s not the size of the dog in the fight — it‘s the size of the fight in the dog).

Развивая тему величественного прошлого и славного будущего Кэмерон заверил, что постарается оживить дух Британии, который позволит обрести ей, со времен распада империи, новую роль.

Поэтому в контексте возможного выхода из ЕС и движения в будущее с упором на прошлое понятна и аффектация Австралии. Её готовят к новой большой игре, и она уже старается оправдать возложенное на нее доверие участием в санкциях.

Все чаще в адрес России звучат осуждения, и общественное мнение уже давно готово к новому повороту событий. Примечательно, что согласно опросу «Мирового общественного мнения», проведенного в 2013 году, 53% австралийцев относятся к России негативно, что на 15% больше предыдущего года, ну а после сбитого Malaysia Airlines Flight 17, унесшего жизни, по меньшей мере, 27 их граждан, антипатия перешла в формат русофобии.

Это чувство австралийцам не ново, поскольку еще со времен Крымской войны 1853-56 гг. они панически боятся русского вторжения (! — Плтрк). Конечно же, в раздувании костра русофобии деятельное участие тогда принимали обитатели «туманного Альбиона».

Таким образом, с безопасного (как им кажется) расстояния вербально атакуя Россию, австралийские политики попросту тужатся оправдаться за попытку «выхода» из Британской Империи, которую несколько преждевременно посчитали покойной.

Отчего-то кенгурятникам в розовом не приходит в голову, что империю Российскую, даже после развала СССР не потерявшую ни ядра, ни большинства сателлитов, хоронить тем более рановато.

Вечерний Политрук

Поделиться: