Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Несчитанные богатства русской церкви

, 24 ноября 2013
8 613

Церковь продолжает активно паразитировать на русском народе

Греческая религия, позже переименованная в «православие», продолжает изо всех сил паразитировать на всём, до чего ей удаётся дотянуться. Нам нужно знать и понимать, что в этом суть сегодняшней религии, и её уже не исправить...

 

Несчитанные богатства Русской православной церкви

Автор – Юрий Маловерьян, Би-би-си, Москва

Иерархи РПЦ признали необходимость централизации бюджета церкви

За годы, прошедшие после развала атеистического СССР, Русская православная церковь (РПЦ) стала мощной хозяйственной структурой, которая распоряжается, вероятно, миллиардами долларов – но из-за отсутствия единого бюджета и скрытности иерархов, точно оценить размер её богатства не берётся никто.

Оценить бюджет церкви сейчас крайне сложно, признаётся Николай Митрохин, научный сотрудник Центра изучения Восточной Европы Бременского университета. Митрохин – один из очень немногих российских исследователей, кто, не принадлежа к Русской православной церкви, пристально её изучает. По его словам, в конце 90-х и начале 2000-х в РПЦ шла информационная борьба между двумя группировками, и в ходе этой борьбы в прессу просачивались документы, на основании которых можно было оценивать финансовые дела церкви.

«А теперь информация в гораздо большей степени закрылась: люди научились скрывать даже те куцые данные, которые можно было найти ранее, – говорит Митрохин. Оценить бюджет РПЦ мешает и то, что его фактически нет: каждый из более 30 тысяч её приходов – самостоятельное юридическое лицо, каждая из 160 епархий тоже имеет свой бюджет, а Московская патриархия – свой.

Закрытая статистика

«Вызывает озабоченность отсутствие норм формирования общецерковного бюджета. В связи с этим следует признать необходимым и своевременным создание системы епархиальных отчислений в бюджет Московской Патриархии, которая, с одной стороны, была бы пропорциональна финансовым возможностям епархий, с другой – исходила бы из оценки ежегодных потребностей Синодальных учреждений и иных общецерковных нужд», – говорится в определении Архиерейского собора РПЦ, прошедшего в феврале 2011 года. Для создания такой системы архиереи решили создать специальную Бюджетную комиссию.

Глава финансовой службы Московской патриархии Наталья Дерюжкина в единственном интервью, данном пять лет назад православному журналу, заявила, что патриархия «не видит необходимости делать достоянием широкой общественности» свои финансовые показатели. «Но сегодня при наличии Интернета и определённых навыков, найти их всё равно можно», – добавила Дерюжкина.

Навыков, однако, не хватает и опытным исследователям. «Патриархия совершенно закрыла всю статистику, откуда они берут деньги, остаётся большой тайной. Думаю, что это пожертвования от псевдогосударственных организаций типа «Газпрома» и, может быть, частично прямое государственное финансирование», – гадает Николай Митрохин.

10 лет назад Митрохин оценил доходы РПЦ в целом примерно в 500 миллионов долларов. Теперь, полагает он, вместе с общим ростом экономики России, Украины и других стран русского православия «в долларах или евро цифры выросли чуть ли не на порядок».

Московская патриархия утверждает, что, помимо пожертвований, получает доходы в основном от двух предприятий: фабрики церковной утвари «Софрино» и гостиницы «Даниловская» при Свято-Даниловом монастыре в Москве.

МП участвует, по крайней мере, в двух банках: совет директоров небольшого (активы 4,15 млрд. рублей) банка «Софрино» возглавляет директор одноименного церковного предприятия Евгений Пархаев; в акционерах банка «Пересвет» (активы – более 50 млрд. рублей) числятся Московская патриархия, её Отдел внешних церковных связей, а также Калужская епархия. Тесно связан с церковью был и Международный банк Храма Христа Спасителя – в 2008 году его переименовали в Bankhaus Erbe, ныне банк никак не афиширует сотрудничество с церковью, но его руководство осталось прежним.

Православный банк?

«Церковь – это не государственное учреждение и не коммерческое предприятие, и у церкви нет никаких обязательств, ни моральных, ни формальных, обнародовать свой бюджет…» Павел Шашкин.

Участие в банковском деле может вызвать недоумение у поверхностно знакомых с религией людей, которые слышали, что христианство запрещает давать деньги в рост. Секретарь экспертного совета «Экономика и этика» при Московской патриархии Павел Шашкин объясняет, что христианство, действительно, запрещает ростовщичество, но очень многие христианские церкви участвуют в банковских операциях, и никакого противоречия в этом не видят.

«Ни у кого это не вызывает никаких вопросов, ни с моральной точки зрения, ни с точки зрения вероучения, поскольку церковь чётко отделяет ростовщичество, то есть хищнический банковский процент, от банковского процента, который необходим для поддержания нормального функционирования банковской системы», – говорит Шашкин.

Для участия в других коммерческих проектах церковь несколько лет назад создала Центр инвестиционных программ РПЦ. В 2007 году ЦИП, по сообщениям российской прессы, провёл в Берлине, Брюсселе и Лондоне презентации своих проектов, которые включали инвестиции в строительство жилых и офисных зданий в Москве и других городах, а также создание агропромышленных предприятий при монастырях. В РПЦ, как рассказал в феврале на архиерейском соборе Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, сейчас действует почти 800 монастырей.

Николай Митрохин полагает, что скрытность относительно финансовых дел – это традиция церкви, идущая с советского времени. «Советская привычка скрывать все реальные данные о внутренней жизни церкви, в том числе и финансовой, чтобы избежать давления со стороны государства», – говорит исследователь церкви. Сейчас, по мнению Митрохина, вместо государства таким источником неприятностей церковные люди видят общественность, прессу и независимых исследователей. Кроме того, по мнению Митрохина, иерархи не хотят «возбуждать лишний интерес» у верующих и низовых церковных активистов и не провоцировать дискуссию о методах зарабатывания и целях расходования средств.

«Алкогольные и табачные скандалы были делом конца девяностых, с тех пор никакой новой информации о таких уж крупных общественно осуждаемых делах не было…» Николай Митрохин

Павел Шашкин объясняет скрытность тем, что основную, по его словам, часть денег церкви составляют пожертвования, а пожертвования чаще всего не афишируются по этическим соображениям. «Поэтому я не вижу никаких логических оснований для того, чтобы Московская патриархия или епархии публиковали свои финансовые данные, – говорит Шашкин. – Церковь – это не государственное учреждение и не коммерческое предприятие, и у церкви нет никаких обязательств, ни моральных, ни формальных, обнародовать свой бюджет…»

Откуда деньги?

По оценке секретаря экспертного совета «Экономика и этика» при Московской патриархии, пожертвования – от платы за так называемые требы (от крещения до отпевания) до крупных сумм от богатых жертвователей – составляют не менее 80% денег церкви.

Благодаря скрытности или по причине чистоты церковных предприятий, но скандалов вокруг денег Русской православной церкви в последние годы стало гораздо меньше, чем в 90-е. Тогда самой громкой историей было получение церковью в середине 90-х от государства квот на импорт сигарет и вина без пошлин, в порядке гуманитарной помощи. После многочисленных обвинений в махинациях в адрес как служителей церкви, так и коммерсантов, действовавших при церкви, льготы были в конце 1996 года отменены по просьбе тогдашнего патриарха Алексия II.

Скандальным получилось и восстановление главного храма РПЦ – Храма Христа Спасителя в Москве – но, благодаря, скорее, деятельности московских властей, нежели священников. Сбор пожертвований на храм, который восстанавливали в 1994-2000 годах, приобрёл привычный для российских условий вид: чиновники попросту требовали с предпринимателей «дань» на храм.

Но теперь, на взгляд Николая Митрохина, церковь «не очень много» зарабатывает на этически сомнительных вещах. «Алкогольные и табачные скандалы были делом конца девяностых, с тех пор никакой новой информации о таких уж крупных общественно осуждаемых делах не было», – говорит учёный.

Споры о собственности

Зато в последний год разгорелись споры о возвращении церковной собственности. Государство все постсоветские годы возвращало и православной церкви, и другим конфессиям храмы и монастыри – но, как правило, в бессрочное и безвозмездное пользование. В конце же 2010 года был принят закон, по которому все религиозные организации могут требовать – и получать назад – своё «имущество религиозного назначения», отнятое советской властью. Воспользовавшись этим законом, РПЦ может снова, как до революции 1917 года, стать крупнейшим или одним из крупнейших собственников в стране.

В начале 2010 года премьер-министр Владимир Путин на встрече с патриархом Кириллом сказал, что передаче церкви подлежат 12 тысяч памятников истории и архитектуры. Оценить их стоимость, по мнению редактора рубрики «Религия» научно-просветительского журнала «Скепсис», кандидата философских наук Александра Аверюшкина, крайне трудно.

По словам Аверюшкина, среди уже переданных и подлежащих передаче объектов – такие обладающие туристическим потенциалом объекты, как кремли некоторых древних городов, монастыри на Соловецких островах, на Валааме, в Верхотурье на Урале. «Я этим летом был на Валааме, там идёт достаточно серьёзное строительство, его ведут монахи. И там плотным потоком идут экскурсионные группы – прежде всего паломнические», – рассказывает Аверюшкин.

Критики закона о возвращении имущества церкви, к которым принадлежит и философ Аверюшкин, жалуются, что по этому документу церковь может претендовать на любое здание, к которому когда-либо имела отношение – или даже не имела. В Калининградской области России – бывшей северной части Восточной Пруссии – РПЦ отдали бывшие немецкие кирхи и прочее имущество, исторически не имевшее ничего общего с православием.

Кроме того, в ходе подготовки закона, как и во время и после его принятия, его критиковали музейные работники и деятели искусства, которые опасаются, что передача РПЦ древних монастырей и крепостей ограничит доступ к ним обычных граждан, а передача древних икон или летописей просто подвергнет их опасности, потому что церковь, в отличие от музеев, не умеет как следует хранить такие экспонаты.

Музейщиков власти отчасти услышали: в закон была включена норма о том, что предметы и объекты из государственных музейного, архивного и библиотечного фондов передаче церкви не подлежат.

Источник

 

И при всём при этом, церковная братва всегда была очень неравнодушна к бюджетным деньгам русского государства. Вот подтверждения…

 

Патриархия добилась бюджетных денег для епархий

Автор – Алексей Макаркин, 20 ноября 2013 г.

Вчера Госдума рассмотрела во втором чтении поправки в бюджет на 2014-2016 годы. Согласно поправкам, Русская православная церковь получит из федерального бюджета 1 млрд. 158 млн. руб. в 2014 году и ещё 600 млн. – в 2015-м, на финансирование «объектов епархиального управления». Средства выделяются в рамках федеральной целевой программы «Укрепление единства российской нации и культурное развитие народов России». Заметим, что Общественному телевидению, например, Дума в финансовой помощи отказала – а речь шла всего о каких-то 300 миллионах. Но церкви и миллиардов не жалко.

Помимо этой программы, бюджет собирается выделить 0,8 млрд. руб. на реставрацию Соловецкого монастыря, ещё 50 млн. – на реставрацию Николаевского женского епархиального монастыря в Тверской области и 25 млн. – на завершение работ по реставрации Тульского кремля. Итого: более 3 миллиардов (около 100 млн. долларов. – Ред.)

Сначала поправки одобрил Думский комитет по бюджету и налогам, но и парламентское большинство не нашло в них ничего предосудительного: да, социалку приходится поджимать, но как не пособить церкви в налаживании епархиального хозяйства в новообразованных епархиях! Церковная бюрократия становится неотъемлемой частью бюрократии национальной. А проводящиеся с этого года Парламентские встречи в рамках Рождественских чтений, ежегодного образовательного мероприятия Русской православной церкви, дают патриархии новые возможности лоббирования, которые, как мы видим, она весьма успешно использует…

Источник

 

Храм Христа Спасителя принадлежит Мэрии Москвы

Храм Христа Спасителя никогда не был церковной собственностью и едва ли ей когда-нибудь будет, т.к., в этом случае, «бедной, едва сводящей концы с концами» Московской Патриархии придётся взять на себя все расходы по его содержанию.

Храм Христа Спасителя был построен на деньги городского бюджета (т.е. деньги налогоплательщиков) и «благотворительные» взносы, выколачивавшиеся из московских фирм, созданным тогда же и печально известным «Фондом Храма Христа Спасителя». После завершения строительства, ХХС остался на балансе мэрии Москвы (т.е. официально принадлежит городу), однако был передан в оперативное управление Фонду…

С одной стороны, как собственник, московская мэрия обязана выделять средства на поддержание ХХС в «рабочем состоянии», оплату коммунальных услуг, ремонт и т.п. С другой – с той же целью в Храме был открыт ресторан, платная парковка, а Зал Церковных соборов сдаётся в аренду для увеселительных мероприятий частных фирм. Как видно из приведённого выше письма, Фонд в тесном сотрудничестве с городскими властями по-прежнему занимается выколачиванием денег из московских фирм…

Источник

 

Поделиться: