Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

У всех бандитов свои армии. Палят друг в друга. Это ж Украина. Бардак!

30 июня 2014
2 911
‘"У

Наш спецкор Дарья Асламова посмотрела, что творится в военном Донецке и по дороге к нему.

НАЦГВАРДЕЙЦЫ КУРЯТ, А ОПОЛЧЕНЦЫ РОЮТ

Как и где я переходила украинскую границу, рассказывать не буду. На двухчасовом допросе с меня градом лил пот, и все время тряслись руки. «Жарко», - объясняла я пограничникам. Но перейти границу — это пол-беды. А вот как проскочить через все посты?!

Водилу я нашла в кустах, спал под деревом. Обрадовался. Клиентов-то нет!

- Только уговор, - молчи, пока не спросят. Разговаривать буду я, - приказал он.

Первый блокпост — нацгвардейцы, «Правый сектор». Бравый молодец в форме британского спецназа оказался совершенно пьян. «Давай пой частушки про Путина». Водитель и спел, и сплясал не хуже экс-министра иностранных дел Украины Дешицы. Вояка благосклонно махнул рукой. Мол, езжайте.

- Каждый день либо пьяные, либо обкуренные стоят, - объясняет водитель Василий. - Им наркоту свободно доставляют. Я тоже, когда в Афгане воевал, только на траве и не спятил. Хорошая там трава, у нас такой нет. А чего, нацгвардейцам тоже страшно! Ополченцы все время пытаются прогрызть дыру в границе - это раз. Потом они со своими разобраться не могут и постоянно попадают под дружеский огонь - это два.

У нас раньше был один бандит - Янукович, а теперь бандитов много и все хотят иметь свою армию. Первым сообразил Коломойский. А теперь собственные батальоны заводят все кому не лень — и Аваков, и Кличко. Мода нынче такая. А координации никакой. Впрочем, как и у ополченцев. Бардак! Это ж Украина.

Ополченцев мы проскочили еще проще. Парням, которые рыли окопы, водила весело закричал:

- Картошку копаете, ребята? Молодцы!

- Сейчас мы и тебя возьмем на подмогу, - огрызнулись ополченцы.

Но машину пропустили без обыска и допроса.

‘"У

Наглядная агитация в Донецке.Фото: АСЛАМОВА Дарья

Потом встретили одинокого молоденького милиционера с потерянными глазами и палочкой в руках.

- Гаишников жалко, - объяснил Василий. - Ну, кто за две тысячи гривен зарплаты (6 тысяч рублей. - Авт.) кто будет жизнью рисковать? Вот начнут стрелять, его как ветром сдует. Взяток им больше не дают. Один меня вчера остановил и попросил сигарету. Я ему: че, даже на сигареты не хватает? А он прямо расплакался: не хватает.

Совсем пацан. Да и народу у нас нет. Все разбежались. Я вот семью в Россию отправил. Сам я прокормлюсь. Я контрабандист: ничего криминального, шмотки через границу таскаю, которые через одесский порт приходят. У нас в пятиэтажном доме из семидесяти квартир всего тридцать жилых осталось. И все с оружием. У кого что есть.

‘"У

В Киеве "Небесная сотня", а в Донецке - "Бессмертная дружина". Каждый день войны только прибавляет количество жертв.Фото: АСЛАМОВА Дарья

ДОНЕЦК — ГОРОД-ПРИВИДЕНИЕ

На въезде в Донецк за нас взялись серьезно — ополченцы в джинсах и кроссовках, но зато в бронежилетах. Машину основательно перетрясли.

Донецк — город-привидение. Пустые аккуратные улицы. Чьи-то невидимые руки продолжают заботливо подстригать траву, ухаживать за розами, поливать газоны, чистить тротуары. Донецк — совершенно не типичный для юга чистенький город со сверкающими куполами новеньких церквей (все южные города к санитарии, мягко говоря, относятся пренебрежительно). Но людей нет. Первое, что бросается в глаза, - полное отсутствие детей. Пустые полки в магазинах. Заколоченные двери шикарных бутиков. Но с продовольствием и с дешевыми сигаретами пока порядок.

В огромной гостинице всего три постояльца. Ресторан закрыт.

- А где ж поесть? - спрашиваю я.

- Ой, не выходите на улицу! - умоляет девушка-регистратор. - Уже темно!

Комендантского часа официально нет, но лучше не стоит. Грабители совсем распоясались.

Но есть-то хочется! Выхожу на пустынную улицу и тут же нарываюсь. Машина, стоявшая с незажженными фарами, вдруг начинает медленно двигаться и подъезжает ко мне. Последний раз такой гоп-стоп я наблюдала в Марселе, когда с меня сорвали сумку, по счастью, без документов. Я бросаюсь наперерез через дорогу в спасительную темноту огромного парка. А там внутри есть жизнь, я знаю. Огромная пивная со свиными ребрышками. Девушка-официантка приносит пиво, когда неподалеку что-то начинает бУхать. Она вздрагивает, крестится, но тут же берет себя в руки:

- Это ополченцы, говорят, взяли воинскую часть украинской армии, а те подожгли склад с оружием. Вот и рвутся снаряды. Да вы не бойтесь. Это ж далеко, километров восемь отсюда. Я вот вас обслужу, дождусь мужа на машине и до дому рвану. Страсти-то какие, прости господи!
Поделиться: