Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

«У беды нет национальности» - как пермские военные лётчики приютили украинских беженцев

5 ноября 2014
1 306
«У беды нет национальности» - как пермские военные летчики приютили украинских беженцев

Летчик пермского авиаполка «Сокол» Даниил Сащенко вместе со своей женой Анной однажды в очередной раз увидел по телевизору мытарства украинских беженцев и решил принять несколько обездоленных к себе.

Летчик пермского авиаполка «Сокол» Даниил Сащенко вместе со своей женой Анной однажды в очередной раз увидел по телевизору мытарства украинских беженцев и решил принять несколько обездоленных к себе.

Украинских беженцев Алену и Романа поселили в гостиной двухкомнатной квартиры. Роман устроился водителем в коммунальной службе, Алена хлопотала по дому. По выходным все вместе рыбачили на Каме. Семимесячная принцесса Вика, дочь хозяев квартиры, стала всеобщей любимицей, не слезала с рук родителей и новых тетки и дяди. Тем более, в квартире Сащенко для нее нашлось много чего интересного – целый зоопарк. На кухне живет декоративный кролик, в гостиной есть аквариум и мини-бассейн-домик для двух черепашек.

«В фонде социальной поддержки населения нас спрашивали, сколько людей мы готовы принять. Вначале мы хотели взять пару с маленькими детьми. Казалось, им тяжелее всех. Но на поверку вышло, что им устроиться проще. Государство о них заботится в первую очередь. Поэтому взяли бездетных», - рассказал Даниил Сащенко.

Даниил – летчик-истребитель, командир МиГ-31. Фанатично любит свою профессию. Говорит, уже в трехлетнем возрасте мастерил только бумажные самолетики. Жена Анна - менеджер в магазине. Сейчас в отпуске по уходу за ребенком.

«Любовь с первого взгляда. Пять лет назад увидел в колбасном отделе девушку в синеньком фартуке. И сразу решил – она моя. Взял штурмом», - рассказывает Даниил.

«За что я его люблю? – переспрашивает Аня, нежно глядя на мужа. – За то и люблю. Раз решил, что раз решил, так все и сделает», - говорит Аня.

Хозяева и гости живут душа в душу. И стараются избегать разговоров о том, что пришлось пережить беженцам. Но с журналистами от этой темы не уйти.

«Там, в Луганске, мы научились различать, из какого оружия стреляют и кто, ополчение или украинская армия. Танки бороздили город, как такси. В доме моих родителей отключили электричество. Вся многоэтажка палила костры во дворе, чтобы приготовить пищу. Рома собирался уйти в ополчение, но я уговорила его уехать», - вспоминает Алена.

Работы у них на момент переезда уже не было. Предприятия закрылись, зарплату не выдавали.

«В Перми мы как дома, но очень скучаем по Луганску. Как только там будет поспокойнее, мы вернемся», - говорят ребята.

Беженцев с Украины взял к себе и летчик Ильяс Ахметшин. Он тоже оказался неравнодушным к чужой беде. Командир отряда поселил у себя беженку с трехлетним сыном. Ильяс позвонил в Пермский краевой фонд социальной поддержки и вскоре в его доме появилась 26-летняя украинка Лена и ее трехлетний сынишка Степка.

«Мы сразу договорились, что у каждого своя собственная жизнь. Я просто хочу помочь, потому что сам был в этой шкуре», - рассказал Ильяс.

В конце восьмидесятых он, пятилетний, вместе с мамой перебрался из Казани в Литву. Мама устроилась токарем на электротехнический завод. А когда Ильяс пошел в школу, в Литве начали закрывать заводы.

«Маму уволили, и нам иногда даже нечего было есть. Я носил для нее из школы обеды. Нас в открытую гнали из Литвы, говорили: русские, проваливайте к себе! И вернуться к бабушке в Казань помогли совершенно посторонние люди», - рассказывает Ильяс.

В самодельном «уазике» их повезла домой семья таких же выходцев из Казани. Переночевали в местном приходе в Вильнюсе, батюшка приютил. Ильяс до сих пор помнит эту дорогу и твердо знает – у беды нет национальности.

Автор: Марина Сизова
Поделиться: