Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»


Новости

Уничтожение системы образования

, 20 апреля 2010
Просмотров: 8906
Версия для печати Версия для печати
Уничтожение системы образования
Современный (крайне низкий) уровень образования в России является несбыточной мечтой для большинства развитых стран. Но они не стремятся поднять уровень своего образования, а, наоборот, стараются опустить наше как можно ниже...

С.Б. Переслегин

Образование

...Относительно чиновников, подготовивших реформу российского образования, такой вопрос излишен. Они и не скрывают, что живут на деньги «Международного банка реконструкции и развития» и работают под руководством некой международной же «комиссии» (Мне приходилось иметь дело с двумя или тремя российскими «Банками реконструкции и развития» и у меня сложилось впечатление, возможно, безосновательное, что основной формой их деятельности является обналичка. Интересно, характерно ли это также для МБРР?).

Пикантно, что заказ зарубежных работодателей наши «реформаторы» перевыполнили и в результате сильно подвели своих западных хозяев. Оказывается, в измене Родине тоже нужно знать меру. Суть «Дела» выглядит следующим образом. При поражении СССР в Третьей мировой (холодной) войне значительную роль сыграли недостатки советской системы образования, прежде всего:

– недостаточная научная, педагогическая и психологическая подготовка учителей;

– заорганизованность учебного процесса и школьного быта;

– безраздельное господство механизмов подавления творческой активности и личностного роста.

В результате, школа не смогла исполнить своё предназначение, то есть, обеспечить государство кадрами, способными успешно противостоять экономическому, культурному и научному потенциалу всего мира. Эта задача была, однако, едва ли не решена в 1960-е годы, эпоху расцвета советских физико-математических школ (Говоря о низком уровне советского образования, принято приводить количество нобелевских премий, полученных советскими и американскими учёными. Однако, Нобелевский комитет – организация слишком провинциальная, чтобы быть независимой от господствующего «мнения».). Тогда страны Востока и державы Запада изучали наши педагогические концепции и пытались их копировать…

В России времён «застоя» качество подготовки специалистов всех профилей медленно, но неуклонно падало со временем. Процесс этот не был проанализирован, и когда в 1990-е годы началась школьная реформа, речь шла, в основном, о стандартной «работе над ошибками». Предполагалось улучшить учебники, ввести ряд новых предметов, таких как ТРИЗ, РТВ, мировая художественная культура, история цивилизации, избавить школу от диктата РОНО и Минпроса, омолодить преподавательский состав…

В условиях общей деструкции государства и его подсистем, реформы, предусматривающие «сначала до основания разрушить, а уж затем...», благополучно завершались на первом этапе. К середине 1990-х годов мы фактически демонтировали имперскую систему образования. И тут выяснилось, что советское/российское государство, как водится, шло своим путём и не попало в общемировой тренд. А тренд этот таков, что современный уровень образования в России (крайне низкий) – является несбыточной мечтой для большинства развитых стран. Причём, переломить тенденцию, вкладывая в системы «Школа» и «ВУЗ» дополнительные ресурсы, не удаётся: социальная машина потеряла управление.

Для нас сейчас несущественны причины возникновения катастрофического тренда в мировом образовании. Важен сам факт, приведший, в частности, к институированию «кадрового пылесоса» и перемещению высококвалифицированных специалистов в общем направлении с востока на запад. Неожиданно (и без особых заслуг со своей стороны) Россия, наряду с Индией и Китаем, оказалась обладателем ценного и практически невоспроизводимого в нынешних условиях ресурса: системы образования, хотя и со скрипом, но всё ещё выпускающей молодых людей, способных бегло читать, грамотно писать, без существенных проблем складывать дроби и обладающих более или менее системными знаниями в истории и географии.

(Лет десять назад в Голландии проходила международная математическая олимпиада, один из участников которой рассказал мне следующий случай. На олимпиаде была, разумеется, культурная программа обычной в подобных случаях этнографической направленности. Нашим старшеклассникам дали гида-переводчика, который сказал: «Страна у нас маленькая, и естественно, вам раньше не приходилось ничего слышать о ней». Ребята удивились и ответили, что, хотя видеть Нидерланды им действительно прежде не случалось, кое-что об этой стране они всё-таки слышали. Начали с Уленшпигеля и Вильгельма Оранского, поговорили о голландской революции, перечислили великих фламандских и голландских живописцев. Чуть поразмыслив, вспомнили про выдающегося адмирала Де-Рейтера и англо-голландские войны и начали расспрашивать гида об особенностях торговли луковицами тюльпанов в XVII столетии. Переводчик очень смутился: «Большое спасибо. Вы оказали большое уважение моей стране тем, что, прежде чем приехать к нам, столь тщательно изучили нашу историю». Тогда смутились школьники: «У нас, к сожалению, не было времени, чтобы что-то прочитать о Голландии – надо было готовиться к олимпиаде. А это всё мы помним из курса истории для 6-го класса»).

Такое положение дел (вкупе с сохранившимся у России ядерным потенциалом) могло досрочно вернуть нашу страну в класс великих держав, что не всеми в мире обитаемом расценивается, как радужная перспектива.

Здесь надо иметь в виду, что среди традиционных социальных институтов система образования занимает второе место по консервативности, уступая по этому параметру церкви, но превосходя вооружённые силы. Оборотной стороной консервативности является устойчивость: школу почти невозможно реконструировать, но и разрушить её тоже довольно трудно. Во всяком случае, бесплановым реформам 1990-х годов это оказалось не под силу.

Разумеется, образование деградировало (мы уже упоминали этот естественный процесс, вызванный «старостью» системы «советская школа»), но снижение уровня подготовки выпускников носило логарифмический характер с «периодом полураспада» около пятидесяти лет. Это означает, что текущее состояние российской школы будет сохраняться ещё одно-два поколения, то есть, по сегодняшним масштабам, очень долго. Если, конечно, своевременно не принять меры. И это должны были быть очень хорошо продуманные и комплексные меры.

Прежде всего, новое поколение «реформаторов» вернуло себе рычаги прямого управления учебным процессом. «Вольница» первых лет перестройки, когда учитель мог варьировать программу занятий, сменилась жёсткой регламентацией. Инсталлировав, вместо старой тарифной сетки, «таблицу категорий», функционеры районных, городских и так далее отделов образования получили в своё распоряжение действенный механизм воздействия на все структурные звенья школьной жизни. Механизм тотального контроля если и не стал строже, чем при советской власти, то, во всяком случае, приобрёл большую эффективность. Строгость имперских законов традиционно смягчалась необязательностью их исполнения...

Школьная программа начала насыщаться новыми системообразующими предметами, такими, как ОБЖ. Аббревиатуру эту разные школьники расшифровывают по-разному, но вообще-то, имеются в виду «основы безопасности жизнедеятельности». Расширили список «краеведений», «историй города», «валеологий», «основ цивилизационных знаний», «основ менеджмента» и т.п. А после этого, по всей Великой Руси разнёсся плач о школьной перегрузке. На службу был привлечён зарубежный опыт. Поскольку американские школьники не знают дробей, путают Бразилию с Боливией и считают, что Вторая мировая война началась высадкой в Нормандии (речь идёт о том меньшинстве, которое вообще знает про эту войну), но, при этом, Америка живёт хорошо, то и нам надо перестроить своё образование, исключив из него лишнее и добавив необходимое.

Список «лишнего» впечатляет. Логарифмы, тригонометрические функции, степенные функции, стереометрия. Дроби пока отстояли. На рубеже веков разыгрывается постыдный фарс, когда господин министр образования говорит общественности, что, поскольку лично он понятия не имеет о кровеносной системе ланцетника (и ничего: министром, вот, работает), то и школьникам знать зоологию не обязательно. А что в мире начинается биологическая революция, так на всё – воля Божия. Сначала сокращали темами, потом – целыми отраслями знаний. Но для такого инерционного механизма, как школа, такой подход оказался недостаточно системным. И тогда были разработаны «принципы реформы».

Основными целями образования отныне являются «воспитание самостоятельности, правовой культуры, умения сотрудничать и общаться с другими, толерантности, знания экономики, права, менеджмента, социологии и политологии, владения иностранным языком». Средствами достижения этих целей служат «разгрузка образовательного ядра, отказ от сциентистского и предметоцентрического подхода, существенное сокращение объёмов образования, отстранение специалистов-предметников от обсуждения «своих» программ». Для унификации российского образования с международным, необходимо «объективизировать процедуру оценки», перейдя на единую для всей страны систему тестов. Понятно, что столь массированного удара не выдержит никакая система, даже самая консервативная и устойчивая.

«До основания. А затем...»

Когда я впервые изучал этот документ, меня не оставляло ощущение «дежа вю»: что-то подобное я уже читал и может быть писал. Точно! В 1996 году я участвовал в стратегической ролевой игре по материалам Второй мировой войны, где исполнял обязанности великого фюрера германской нации. В пространстве игры была ранняя весна 1941 года, шла последняя стадия планирования «русской кампании» и предварительная проработка материалов, связанных с периодом после «Альтернативы» (так называлась наша версия «Барбароссы»). Изучались, разумеется, реальные германские исторические документы того времени. Именно тогда я столкнулся с комментариями к плану «Ост», известным письмом Бормана Розенбергу относительно политики на оккупированных территориях, докладной запиской Гиммлера «Некоторые соображения об обращении с местным населением восточных областей».

Не откажу себе в удовольствии процитировать рейхсфюрера:

«Для ненемецкого населения восточных областей не должно быть высших школ. Для него достаточно наличия четырёхклассной народной школы. Целью обучения в этой народной школе должно быть только: простой счёт, самое большое до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным и послушным (в понятных ему терминах рейхсфюрер говорит о воспитании «умения сотрудничать и общаться с другими, толерантности и правовой культуре. – С.П.). Умение читать я считаю ненужным (авторы реформы также жалуются, что старая школа требует «читать много книг». – С.П.). Кроме школы этого типа, в восточных областях не должно быть больше вообще никаких школ».

Надо сказать, что, хотя риторика Гиммлера звучит не слишком современно, основные принципы текущей школьной реформы он излагает верно. Новая концепция российского образования вызвала противодействие, тем более, что адепты её не были расположены делиться с экспертными сообществами получаемыми с Запада субсидиями. Да и не всех можно купить. В прессе поднялся небольшой шум, выступали профессора и академики, даже представители крупного бизнеса начали проявлять беспокойство. И тогда реформаторы придумали ход, показывающий, что академик В.И. Арнольд напрасно называет их «двоечниками». Отнюдь!

Резко сменив протоколы общения (перейдя со стиля В. Жириновского на язык В. Путина), они холодно и чётко объяснили ЛПР-ам (речь идёт о Лицах, Принимающих Решения, иначе говоря, о высшей элите страны) подлинное содержание своей реформы:

Мы с Вами знаем, что в стране финансовый кризис. Реальных денег на то, чтобы возродить прежнее образование, нет, и не будет. В России – избыток специалистов с высшим образованием, которых невозможно использовать, вследствие непрерывного сокращения производства. Между тем, школа продолжает исправно готовить кадры для ВУЗов, вместо того, чтобы поставлять рабочий материал для промышленности и кадры для армии. А нам, из-за нехватки призывников, нечем закрыть «дыру» на границах Южного и Поволжского федеральных округов. Излишне образованные люди, как показал опыт перестройки, являются социально взрывоопасным материалом.

Наша реформа ставит перед собой следующие задачи:

– сократить расходы на систему образования;

– держать школьников под присмотром шесть дней в неделю в течение двенадцати лет;

– воспитывать выпускников, довольных тем, что они будут всю жизнь «заворачивать гамбургеры». Поэтому, российская школа будет разбита на три сектора…

Источник – «Советник» – путеводитель по хорошим книгам.

Поделиться:
Популярные ключевые слова
Путин об Украине Война на Украине Санкции против России Война в Сирии Беженцы в Европе Теракты в Париже Евромайдан Владимир Путин Россия Шарли Эбдо G20 ЕС Москва ТС Великая Тартария Вирус Эбола Мир Николай Левашов НОД Олимпиада в Рио 2016 Происшествия Украина Азербайджан Англосаксы Арест Улюкаева Армения Видео Волгоград Воронеж Выборы в Госдуму 2016 ДНР Донецк Евгений Фёдоров Екатеринбург Игорь Стрелков Казахстан Красноярск ЛНР Луганск Малазийский Боинг 777 рейс MH17 Мафия Николай Стариков Новокузнецк Новосибирск Омск Пермь Президентские выборы в США (2016) Саратов Сирия США Таджикистан Теракт в Ницце (Франция) 14.07.2016 Тольятти Форум в Давосе 2015 Харьков Челябинск Беларусь Европа Запорожье Захват заложников в отеле Radisson Мали 20.11.2015 Кривой Рог Крым Мариуполь Над Сирией сбит российский самолет Су-24 - 24.11.2015 Новороссия Одесса Русь Самара Севастополь Дональд Трамп Киев Крушение российского самолета Airbus А321 над Египтом 31.10.2015 Мистраль НЛО Пятая колонна Стрельба в Мюнхене 22.07.2016 Военный переворот в Турции 2016 Возрождение Сионизм Авиакатастрофа Airbus A320 в Альпах во Франции 24.03.2015 Андрей Фурсов Антимайдан в Москве Вулкан Йеллоустоун Йемен Мукачево Мюнхенская конференция по безопасности 2015 Переговоры в Минске по Украине 11 февраля 2015 Сделано в России Танк Армата Убийство Бориса Немцова