Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Стены «Древнего Кремля» не древние – 2

17 761
Все знают, что Кремль – это самая старая часть Москвы. Ведь ему не меньше 500 лет. Но если присмотреться, то он совсем не выглядит древним. Оказывается это и другие чудеса древности сотворила неутомимая официальная пропаганда...

 

Часть 2. Часть 1.

Так получилось, что к моменту написания второй части статьи, я получил некоторые прямые и косвенные отклики, а также ссылки от читателей первой части. В них часто звучал вопрос: «Какова цель написания статьи?». Это требует пояснения. Наше время действительно слишком ценно, чтобы писать и читать впустую.

Предлагая читателям статьи о Кремле, я, конечно, не преследовал цель ослабить патриотические порывы граждан России, и вовсе не угрожал тем самым её целостности. Просто рано или поздно здраво рассуждающий человек должен задать себе вопрос: «Что это такое, Россия?». Важно ответить на этот вопрос самому и нестандартно.

Тогда этот человек с удивлением может узнать, что он неофициально живёт в России, как бы в скобках. Официально наша страна называется Российской Федерацией, и это совсем не мелочь. Может быть, тогда этот человек задаст себе вопрос: «Почему в просто РОССИИ нельзя жить официально, а лишь в некой федерации?». Откуда тогда взялось слово «Россия», если наше государство никогда официально им не называлось – ни 100 лет назад, ни 300, ни 500? Если ты патриот, то, прежде всего, разберись – патриот чего?! Если ты не считаешь себя русом, то хотя бы разъясни себе, на каком основании ты хочешь быть именно россиянином, а не россофедеранином!

Московский Кремль сделали символом нашей Родины. Подчёркиваю, что официально только Московский Кремль пишется с большой буквы, хотя у нас полно и других кремлей. И вовсе не потому, что он самый древний или большой, а потому что это символ. Не наша ли обязанность, как патриотов, понять, что это такое на самом деле? По этому поводу имеется ещё одно любопытное замечание читателей: «Кремль нельзя называть новоделом, даже если он недавно построен, но на старых фундаментах и с использованием элементов предыдущей конструкции. Само место, на протяжении столетий защищённое стенами, пускай и разными, даёт Кремлю право называться древним».

Что же, именно это я и называю манипуляцией. Да, я действительно считаю, что 19 век, по сравнению с 15 веком, это недавно. Я настаиваю на том, что, если в 19 веке на старом фундаменте построили нечто, отличное от прежнего (а это факт), и в забутовку заложили строительный мусор в виде обломков старой кладки, то это НОВОДЕЛ. И если, например, вы про это знаете, то будьте добры не кричать на каждом углу, что эти стены видели Ивана Грозного, потому что это враньё.

И, наконец, когда кто-нибудь призывает всех граждан России проникнуться особым почтением к древности Боровицкого холма, на котором Кремль и расположен, то не худо было бы понимать, что это косвенно говорит о его некоторой исключительности. И это тоже неправда. Пора уже осознать – у нас здесь почти каждый холм на крутом берегу при слиянии рек, это историческое место, я уже не говорю о старых городах, которые живут по сей день.

Ссылки, присланные читателями (благодарю всех за материалы), показали действительно большое число ремонтных работ в Кремле, даже в последнее время. Интересно, что проводились специальные работы по осушению кладки посредством бурения вентиляционных отверстий. Значит, проблема такая есть, и была на протяжении последних 200 лет. В целом, эти материалы дополняют, и не опровергают написанного в первой части. А теперь продолжим изучение под микроскопом «сердца нашей Родины».

Когда господа учёные не могут объяснить, почему здание, оружие и т.д. имеет ту или иную форму, то у них всегда готово стандартное объяснение – это сделано для красоты. Пусть даже «для красоты» надо было поднять по воздуху 50 тонную колонну на высоту 10 этажного здания, строя немыслимо хитроумные приспособления, расходуя впустую огромные ресурсы и обрекая на голодную смерть тысячи людей. Это их не смущает. И с Кремлёвскими стенами получилось то же самое – вместо объяснения, звучит трогательный рассказ о том, как этот замечательный профиль визуально связывает отдельные зубцы в единую линию. Чудесно! Ну, разве это не стоит дополнительного миллиона кирпичей.

Вот цитата из труда В.В. Косточкина «Русское оборонное зодчество конца 13 начала 16 веков», издательство «Наука», Москва 1962 год:

«…Чёткая «гребёнка» зубцов в виде ласточкина хвоста зрительно облегчала верхние части крепостных стен оборонительных сооружений и свидетельствовала о их непосредственной связи друг с другом. Больше того, отделённые друг от друга небольшими промежутками, зубцы в виде ласточкина хвоста, свободно сочетаясь с широким шагом арок крепостных стен, как бы дополняли и поддерживали их чёткий ритм… Характерные для многих оборонительных сооружений, выстроенных в разных местах страны и в более позднее время, такого рода зубцы были как бы символом Руси. Их чёткая форма образно говорила о неразрывной связи различных укреплённых пунктов со столицей государства и свидетельствовала о сплочённости русских земель…»

А ведь Владимир Владимирович Косточкин был доктором исторических наук с 1964 года, профессором Московского архитектурного института, заслуженным архитектором РСФСР (1990 г.), заведующим кафедрой архитектурной реставрации в Московском архитектурном институте в 1971-1977 гг. А также, что характерно, заместителем председателя президиума научно-методического совета по охране памятников культуры при Министерстве культуры СССР, руководителем секции реставрации. Ну, разве не авторитет?

В Интернете люди тоже обсуждают этот вопрос. Интересно не лишённое разумности мнение о том, что зубцы построили с ложбинкой сверху для того, чтобы почаще осваивать бюджетные средства на их ремонт. А как же, ведь там зимой скапливается наледь, которая, оттаивая, промачивает всю кладку зубца, и при летней грозе это тоже замечательный водосток, размывающий раствор. Это, разумеется, ирония, но вопрос остаётся.

Забудем о красоте и подумаем о рациональности, раз уж учёные, вместо своей работы (им ведь за это деньги платят), занялись изящными искусствами. Зубец на стене, это, прежде всего, дёшево и эффективно организованная бойница. Посмотрим, как она формируется. Основание стены всегда толстое, чтобы сопротивляться стенобитным устройствам. Эта толщина позволяет, не доложив с внутренней части наверху стены кирпича, организовать защищённую площадку. И высота стены сохраняется, и кирпич экономится. Но защитники крепости должны ещё и стрелять с этой площадки, или что-нибудь кидать вниз. Тут дилемма. Если построишь высокую отбортовку, в рост человека или даже по грудь, то не сможешь ничего тяжёлого перекинуть, да и стрелять неудобно. Построишь низкую, по пояс – будешь при осаде по-пластунски на стене перемещаться, иначе подстрелят. Выход есть. Строишь высокую отбортовку и оставляешь в ней щели. Экономится кирпич и получаются зубцы, за которыми легко укрыться в полный рост, и удобно вести обстрел.

Вроде несложно, и доктора исторических наук всё это тоже понимают. Но высота Кремлёвских зубцов – не в рост человека (175 см), а 2,5-3 метра. Изложенного выше недостаточно, чтобы объяснить это, и сразу возникает вопрос: зачем сделан дополнительный метр высоты? На великанов рассчитывали? Конечно, нет, была вполне понятная причина.

Для красочной иллюстрации вспомним сказочную батальную кинокартину «Властелин колец». Жители Рохана укрылись в крепости Хельмова Падь и, наконец, защитники выстроились на стенах для отражения атаки. Стоят шеренгой в полный рост, и глядят оттуда на неприятеля. Зубцы-то им по грудь. Когда начался обстрел, только гнома эти стены и защитили. Но вот, в самый напряжённый момент пошёл дождь. Все промокли до нитки. Как они после этого показывали чудеса боевого искусства, мне лично непонятно. Ну ладно, атакующая сторона терпит неудобства, ведь на приступ с зонтиком не пойдёшь. А на стене-то можно, понимаешь, и с зонтиком, и с навесом, а уж под крышей – вообще красота. Но что взять с Роханцев – пастухи, коневоды. И вообще, это сказка, но наши предки были не такими.

У нас на Руси над каждой стеной была заботливо пристроена крыша. Учитывая климат с распутицами, очень удобная опция. Пусть там внизу неприятель сырыми онучами по грязи чавкает весь мокрый до портов, а мы тут на стене под крышей в сухости постоим, а потом ещё в башенке погреемся.

Как убеждают нас гравюры, Кремлёвские стены на протяжении всего периода использования по назначению (до середины 18 века) тоже имели крышу. А именно:

«Московский Кремль не должен вводить в заблуждение – сегодня он выглядит совсем не так, как раньше: двускатная деревянная кровля на стенах сгорела в 1737 г. и больше не восстанавливалась…» (Бартенев С. П. «Московский Кремль в старину и теперь». М., 1912. Т. 1.С. 57, 58).

И понятно, что высота крыши (зубцов) должна быть порядка 2,5 метров, чтобы алебардами за переводы не цепляться. А вот и разгадка страшной тайны М-образных зубцов (Рис.1). Это фотография сделана в Новгородском кремле. В тот самый «ласточкин хвост» уложено стропило. Вернее, должно было быть уложено по всем законам строительного искусства, подзабытого современными реставраторами. Эстетика «чёткой «гребёнки» зубцов» здесь не имеет никакого значения. Красоты просто не видно из-за нависающего ската крыши.

И такие зубцы имело большинство каменных стен на Руси (укрепления Новгорода, Нижнего Новгорода, Тулы, Коломны, Ивангорода и Зарайска), но вовсе не из-за солидарности с Москвой, а из-за дождика. Если с неба часто капает, то нужна крыша – для крыши необходим каркас из стропил – стропила требуется уложить в гнёзда. Вывод – делай зубец типа «ласточкин хвост». И такая форма очень удобна, так как позволяет использовать стропила произвольного диаметра, а значит, быстро восстанавливать повреждения кровли подручными материалами.

У этой истории академической ограниченности есть продолжение. В поисках околонаучных объяснений очевидного, договорились до того, что такая форма зубцов это:

«ГИБЕЛЛИНОВЫ ЗУБЦЫ – характерный элемент оборонительных сооружений европейского Средневековья… Название возникло от партии гибеллинов (итал. Ghibellini), противников гвельфов, сторонников германских императоров и аристократической формы правления… Предводитель гибеллинов – подеста (итал. podesta – "властитель") строил неприступные крепости с высокими стенами и башнями с характерными зубцами… При возведении новых стен и башен Московского Кремля под руководством итальянских архитекторов в 1485-1516 гг. они были также увенчаны "гибеллиновыми зубцами"» (Власов В.Г. «Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства»: В 10 т. – Спб.: Азбука-классика, 2004-2009).

Весь научный мир считает украшение стен подобными зубцами чем-то вроде пароля «свой-чужой». Дескать, рыцари издалека видели, чей это замок – гибеллинов или гвельфов. Что: три замка наизусть выучить не могли? Ведь замки с такими зубцами есть только в северной Италии, и их действительно только три. Во всяком случае, такой опознавательный знак не имеет смысла, проще флаги повесить. Что делать, например, если замок захватили противники, зубцы ломать? Мы-то понимаем, что речь о традиционных конструктивных решениях, применяемых при строительстве оборонительных сооружений, пусть даже и в данных кланах и семьях. Речь о сооружениях с зубцами типа «ласточкин хвост» – значит разговор о крышах на стенах – следовательно, о дождливой погоде.

Тем более, что в северных провинциях Италии, как и везде на Руси, этой «ласточкиной красоты» было попросту не видно. Смотрите замок Сфорцо в Милане (Рис. 2), который считают прототипом Московского Кремля. Что, много вы там «ласточкиных хвостов» разглядели? И это, стоя под самыми стенами, а уж из далека… Замок Россо (красный) недалеко от Турина (Рис. 3). Как видите, здесь также предусмотрены крыши. Все более южные крепости на апеннинском полуострове прекрасно обходились квадратными зубцами, и крыш не имели никогда. То есть, особенные зубцы в наличии там, где в ходу были крыши на стенах.

Мог ли такой архитектурный стиль сложиться в Италии, где в основном сухо и жарко, а 2/3 года солнечно? Действительно мог, но лишь на севере полуострова, где тип климата переходит от субтропического к умеренно континентальному. Это могли быть как раз Милан, Венеция и Турин. Оказывается, хотя там и теплее, чем у нас, но годовая норма осадков даже больше, чем в Москве. И хотя поначалу у меня были сомнения по поводу итальянского происхождения кремлёвских архитекторов, просмотрев Никоновскую летопись, я лично убедился, что это так (если, конечно, хоть немного доверять поздним копиям утерянных летописей).

Чтобы логически завершить картину с зубцами типа «ласточкин хвост», стоит отметить, что и до 15 века каменные крепости на Руси имели крыши, но особенности каменной кладки диктуют предпочтение иным архитектурным формам. Зубцы там более крупные и упрощённой формы. Взгляните, например, на Псковский кремль (Рис. 4), (рис. 5). Однако есть и единственное на свете исключение – итальянский замок Фенис (Рис. 6), который, хотя и построен из камня, но имеет ту же форму зубцов. Его стены сегодня не имеют кровли, но расположен он в той же северной части Италии, где и остальные замки с особенными зубцами и крышами. Поэтому можно предположить, что и на его стенах крыши имелись. Конечно, эти сложные формы возможно выполнить из камня, но удобнее, всё таки из кирпича. Поэтому то, что не прижилось в Италии (там всего 3 таких замка, и они маленькие по сравнению с нашими кремлями), продолжали использовать на Руси.

Конечно, могут существовать и другие версии использования особой формы зубцов, разумеется, кроме простой красоты. Например, особенности техники штурма и защиты крепостных стен того времени. Но, к сожалению, такие версии из авторитетных источников сегодня не звучат. Вообще не звучат.

Интересно разобраться, как могло такое получиться? Жила была Русь, строили мастера крепости, города возводили, соборы. И вдруг понадобились какие-то иностранцы. Куда свои-то делись? Историки в этот момент всегда затягивают одну и ту же заунывную песню про тяжкое татаро-монгольское иго и упадок ремёсел. Но археологические данные говорят о другом – в эти столетия многие ремёсла здесь, наоборот, возродились и развились после провала в начале тысячелетия, который странным образом совпал с насильственным крещением Руси.

Ответить на этот вопрос можно одним словом – «раскол». Когда Московское княжество отделилось от Великой Тартарии (Куликовская битва), то прервались культурные и хозяйственные связи с Империей. Многие мастера не пожелали принять нового положения и покинули Московию, либо просто отказывались работать. Империя тоже не спешила помогать потенциальному врагу. На мой взгляд, такая же ситуация сложилась при Петре I. Он привозил из-за границы инженерные и управленческие кадры вовсе не потому, что своих не было. Свои, как правило, служить ему не хотели. Это ведь люди не рядовые. Они должны были понимать, что происходило вокруг.

Лучшее доказательство этому, так называемые, мастера-самородки, которых в 18 веке много можно назвать. Например:

«В 1718 г. крестьянин из подмосковного села Покровское Ефим Прокопьевич Никонов, работавший плотником на казённой верфи, в челобитной Петру I писал, что берётся сделать судно, которое может идти в воде "потаённо" и подходить к вражеским кораблям "под самое дно", а также "из снаряду разбивать корабли". Петр I оценил предложение и приказал, "таясь от чужого глазу", приступить к работе, а Адмиралтейств-коллегий произвести Никонова в "мастера потаённых судов". Вначале была построена модель, которая успешно держалась на плаву, погружалась и двигалась под водой. В августе 1720 г. в Петербурге на Галерном дворе тайно, без лишней огласки была заложена первая в мире подводная лодка… Оригинальная система погружения представляла собой несколько оловянных пластин с множеством капиллярных отверстий, которые монтировались в днищевой части лодки. При всплытии вода, принятая в специальную цистерну через отверстия в пластинах, удалялась за борт с помощью поршневой помпы. Сначала Никонов предполагал вооружить лодку орудиями, но затем решил установить шлюзовую камеру, через которую при нахождении корабля в подводном положении мог выходить водолаз, одетый в скафандр (разработанный самим изобретателем), и с помощью инструментов разрушать днище вражеского корабля. Позднее Никонов довооружил лодку "огненными медными трубами", сведений о принципе действия которых до нас не дошло…»

Хорош крестьянин – и с помпами на ты, и с водолазной техникой. А если надо, так нате вам и огненные медные трубы. Видно, он эти специфические знания на посевной приобрёл. На самом деле, Никонов – из той самой параллельной культурно-инженерной элиты, которая в петровских академиях не училась. Не учился заморским наукам и знаменитый Левша, но это не значит, что он не учился вообще. Уверен, что некая преемственность знаний сохранялась.

И здесь следует отметить, какова была архитектурная традиция наших мастеров до конца 15 века. Крепости на Руси строили в основном каменные. Кирпич был хорошо известен и более доступен, ведь глина, в отличие от камня, есть везде. Однако, он менее надёжен по части влаги и мороза, поэтому и применялся в менее ответственных строениях. Даже когда мода на итальянскую дешёвую кирпичную технологию в 16 веке возобладала, наши строители всё равно предпочитали облицовывать белым камнем цоколь стен и башен на высоту 1-1,5 метра. Это было намного дороже, но оправдывало себя в условиях суровых снежных зим, и влажной почвы. То есть, ничему особенно новому иностранцы нас не научили. В основном, внедрили технологии эконом класса.

Это поясняет саму интонацию выражения «Москва белокаменная». Речь опять не о красоте, во всяком случае, не только о ней. Интонация эта уважительная, ведь строения из камня, обычно, дорогие и более долговечные. И поэтому кирпичные строения у нас достаточно часто белили. Во-первых, это действительно радует глаз, а во-вторых выглядит более похожим на камень (выглядит более ценно), и разумеется, в некоторой степени защищает кладку от разрушения. Не избежал этого и Московский Кремль:

«В докладной записке, поданной 7 июля 1680 г. на имя царя, сказано, что укрепления Кремля "не белены", а Спасские ворота "прописаны были черленью и белилом в кирпичь" (Бартенев СП. Указ. соч. Т. 1. С. 57). В записке спрашивалось: выбелить стены Кремля, оставить их как есть или расписать "в кирпич" как Спасские ворота? Царь повелел выбелить Кремль известьюСо временем кирпично-каменные крепости стали белить, и их отличие от итальянской фортификации стало ещё разительнее. Первое явное указание на побелку всех стен Московского Кремля относится к 1680 году, хотя отдельные его части, очевидно, начали белить ещё раньше. С 1680 года до начала XX века стены Кремля и Китай-города были покрыты побелкой. Отсюда и название Москвы – Белокаменная…» (Военно-исторический журнал, № 5, Май 2009, C. 46-51).

Выводы

Если бы современные реставраторы хотели восстановить именно тот старый образ Кремля, им стоило бы его выбелить и покрыть стены кровлей. Такой он был бы мне милее. Но нам предлагается для почитания некий сплав псевдодревности с наследием иудейского режима (красный кирпич). Причём, трудно сказать, что в этом образе преобладает. Понятно, что в попытке вскрыть эту иллюзию, многим может видеться угроза патриотизму. Но вопрос в качестве и ценности такого чувства. Этот искусственно созданный, неосмысленный порыв народных масс, более похож на религию. Чего стоит эта игра с живыми людьми? Патриотизм, любовь к своей Родине могут и должны быть осмысленными.

Ижевск.

Поделиться: