Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Смерть от лекарств: рынок подделок уступает лишь оружию и наркотикам

17 ноября 2014
1 424
Смерть от лекарств: рынок подделок уступает лишь оружию и наркотикам
 

Поддельные лекарства — проблема для России не новая. Сейчас производителей подделок наказывают по статье 238 Уголовного кодекса — штрафы от ста до пятисот тысяч рублей, исправительные работы и смешные сроки. И это за преступление, несущее смертельную опасность! Госдума обсуждает предложения ужесточить наказание. В Китае, например, за производство поддельных лекарств приговаривают к смертной казни.

Курс препарата "Милдронат" — это ровно неделя. Диагноз пациентки Сотниковой не был смертельным — типичная аритмия. Лекарство выписал лечащий врач. Это был самый первый укол.

"Женщина сидит и говорит, что ей плохо, она не может вставать. Потом она так упала", — вспоминает медсестра Эльза Шарафеева.

Адреналин, следом — дефибриллятор. Реанимация — в двадцати метрах, но туда женщину довести не успели. Спазм, мгновенная остановка сердца — смерть прямо на кушетке. Ольге Сотниковой было всего 45.

Двадцать одинаковых случаев по России. Два — летальных, восемнадцать закончились инвалидностью. Под этикеткой "Милдроната" — сердечно-сосудистого препарата, который назначают не только при аритмии, но и после инфарктов, — обнаружили "Листенон" — сильнейший анальгетик, противоположный по действию "Милдронату". "Листенон" парализует дыхание.

Человеческий фактор, заявили на предприятии, лекарство спутали по ошибке. Завод решили не закрывать. На нынешнем "Милдронате" указан все тот же производитель — компания "Сотекс". Ни извинений, ни компенсаций — "Сотекс" отказался даже похоронить своих жертв.

Когда американский фармагигант GlaxoSmithKline также перепутал лекарства, но никто при этом не умер, его навсегда лишили лицензии, заставив выплатить три миллиарда долларов штрафов и компенсаций.

В прошлом году в Китае, в провинции Ксиньянг, за подделку лекарств от малярии двоих расстреляли.

Сто тысяч рублей за использование чужого торгового знака, как если бы подделывали кроссовки, заплатил производитель подвального "Арбидола". Смесь мела, муки и глюкозы никого не убила — дело закрыли. По самым скромным подсчетам, в одном из цехов расфасовали 15 тысяч коробок. Изъяли пять тысяч, остальные до сих пор где-то в продаже.

Продается и "Терафлю". Дорогое оборудование печатает качественные упаковки и очень качественно рассыпает просроченную муку по пакетам — от оригинала не отличить. "Терафлю" со вкусом яблока и корицы и со вкусом лимона — из двух одинаково грязных бочек.

Рынок лекарственного фальсификата в России по объему уступает только торговле оружием и наркотиками — 300 миллионов долларов в год.

Самый страшный подвал оперативники нашли два года назад. Полный аптечный ассортимент. Готовые к отправке грузовики. 23 тонны фальсификата. "Герцептин" — лекарство от рака груди. В ампулах — физраствор. "Меронем" — сильнейший антибиотик. 7604 рубля за пачку.

Поселок Герпегеж — это чуть больше 30 километров от Нальчика. В состоянии третьей ремиссии после пересадки костного мозга в Москве сюда вернулась тринадцатилетняя Диана Бектирова. Девочка находится дома.

Мама Дианы отдала всю свою пенсию за "Меронем" из партии с того самого контрафактного склада. Острый лимфобластный лейкоз — рак крови. Ребенок был на грани жизни и смерти, счет шел на минуты. Но вместо мощного антибиотика, который должен помочь Диане, оказалось, что несколько дней подряд ей вводили простой физраствор.

Состояние все хуже и хуже, температура — под сорок, интоксикация, лихорадка. Диану готовят к реанимации.

"На фоне нескольких введений препарата никакого эффекта от лечения не наблюдалось, и заведующая отделения заподозрила, что препарат может быть фальсифицированным . Он был отменен", — сказала Ирма Шетова, министр здравоохранения Кабардино-Балкарии.

Девочку спасали уже в Москве, в онкологическом центре имени Димы Рогачева. В родной поселок Диана, которая считает, что болезнь уже отступила, вернулась всего на две недели.

"Поддельные лекарства — это раковая опухоль на нашем теле. И здесь самое главное для нас — это ужесточение законодательства. Они ничего не боятся. У нас в законодательстве так написано, что не боятся. С моей точки зрения, им прямая дорога на каторгу", — заявил президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль.

Некто Рассохин — это он придумал продавать больным раком детям мел, муку, физраствор и глюкозу — виновным себя не считает. Двенадцать с половиной лет колонии строгого режима — исключение для нашей судебной системы. Всех поразил цинизм. Рассохин проходит в том числе по статье "организованная преступность".

В качестве сырья он использует не только безвредный мел, но и просроченные лекарства. Долгие годы закупал все в Китае и через соседнюю Украину переправлял в свой подвал.

На окраине Нальчика, недалеко от металлургического завода, располагались фирмы, которые продавали подделки в аптечные сети, офисы. Складские помещения сейчас под замком, лекарства изъяты — теперь это вещдоки — имущество арестовано, возбуждено уголовное дело.

Шахты, Ростов-на-Дону, Москва — размах просто немыслимый. Внутри до сих пор хранятся коробки с лекарствами. Как раз такие коробки привезли в детское отделение онкологии Нальчка, в реанимацию.

"Лекарственный препарат дорогостоящий. Он предназначен для онкобольных. Цена одной упаковки доходит до 70 тысяч рублей", — пояснили полицейские.

500 миллионов рублей — этот заработок следствие доказало. Чтобы партии не вызывали никаких подозрений, Рассохин завербовал сотрудника настоящего склада лекарств. Он смешивал поддельные ампулы с настоящими. Уголовное дело против подельника возбуждено. Хулиганство — единственное, что ему светит по действующим законам.

Поделиться: