Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»


Новости

Индия устраивается на двух стульях

, 19 сентября 2014
Просмотров: 6054
Версия для печати Версия для печати
Индия устраивается на двух стульях

Сионо-демократы давят на Индию, заставляя её отойти от БРИКС

Борьба с паразитами на нашей планете уже десятки веков не прекращается ни на минуту. Сегодня сионо-демократы открыто давят на все страны, которые соглашаются пойти на любой контакт с Россией. Пришло время, когда нужно решать...

 

Индия устраивается на двух стульях

Автор – Андрэ Влчек (Andre Vltchek)

Индия, ты где? Ты действительно в союзе с БРИКС борешься за новый, свободный мир, или ты сейчас в кровати с твоим бывшим колониальным хозяином и его могущественным ответвлением? Индия, страна БРИКС, в действительности, не замечена нигде, в то время как Бразилия, ЮАР, Россия и Китай всё больше испытывают на себе враждебные атаки. Индия не помогает, в то время как США и Европа изготавливают всякого рода «оппозиционные движения» внутри тех стран, которые стоят на пути полного и единоличного глобального доминирования Запада.

Индия, страна БРИКС, молчит, в то время как Китай и Россию окружают, провоцируют и третируют; в то время как соседние им страны настраивают против них с идеологической и военной точки зрения. Индия, страна БРИКС, кажется, не возражает, что США увеличивает своё военное присутствие в Азии, от Окинавы до Филиппин и Катара; или когда Россию демонизируют и провоцируют безумной пропагандой и безрассудными санкциями, наложенными Западом, который и сверг украинское правительство, поставив на его место жестокую фашистскую диктатуру.

А западные СМИ сейчас безостановочно распространяют свою пропаганду по всему миру; индийские газеты, журналы и телевизионные каналы послушно перепечатывают и повторяют злобную ложь и фальсификации так же, как это делают филиппинские и индонезийские СМИ, которые принадлежат корпорациям. Но Филиппины и Индонезия являются зависимыми государствами Запада, и они не принадлежат к БРИКС, в то время как Индия – член БРИКС, по крайней мере, на бумаге. В «Экономическом и политическом еженедельнике» (Economic and Political Weekly), опубликованном в 2013 году, Атул Бардваж написал:

«Индия попала в анти-Китайскую ловушку, поставленную для неё США. Это привело к ситуации, когда военные имеют всё большее влияние на внешнюю и внутреннюю политику и навязывают агрессивные позиции гражданскому правительству. Если Индия не откажется от своих стремлений получить статус великой державы и не станет строить внешнюю политику на основе дружественных отношений в Азии, она так и останется пушечным мясом для стратегических целей запада…»

Всё правильно, но дело не только в анти-Китайских настроениях, дело в твёрдой про-западной позиции, которая полезна для элиты Индии, находящейся у власти, и которая включает в себя дезинформацию и неосведомлённость, навязанные непривилегированному большинству.

Я снова посетил Индию, для того, чтобы посмотреть, как дела в отношении БРИКС обстоят на самом деле. Я остановил свой выбор на незапланированном, хаотичном, оживлённом и спонтанном путешествии. Я хотел пообщаться с тем непривилегированным большинством, с людьми в деревнях и маленьких городах; спросить их, что они действительно знают о БРИКС, о новом ветре свободы и прогресса, который навевает в Латинской Америке, о гигантских социальных изменениях в Китае, и об их собственной жизни в стране, которую Запад постоянно называет «самой большой демократией в мире».

* * *

Две деревенские жительницы с головы до ног покрыты цветной материей, но, в отличие от саудовских женщин, у которых открыты глаза, они полностью закрывают лицо. На голове они несут изогнутые металлические тарелки, наполненные навозом.

Деревня называется Карора, она находится в 200 км к северу от Нью Дели, в штате Харьяна. Это то место, в котором в 2007 году была хладнокровно убита только что поженившаяся пара, после того как ассамблея деревенских старшин, Панчаят, вынесла свой «вердикт». Девушка (18) и молодой человек (23) были «виновны» в том, что принадлежали к одной подкасте. «Деккан Херальд» написала тогда:

«В июне 2007 года пару выволокли из автобуса, направляющегося в Карнал, родственники девушки жестоко их убили. Их тела были выставлены напоказ в деревне, а затем выброшены в канал…»

Мы приехали сюда не для того, чтобы обсуждать убийства ради сохранения чести и ужасную участь индийских женщин; мы приехали в этот дальний угол Харяны, чтобы обсудить, что же имеет в виду Запад, называя Индию «самой большой демократией в мире», и, главным образом, подходит ли Индия БРИКС и их полной решимости борьбе против западного империализма и рыночного фундаментализма. Да, Индия является частью БРИКС, но эта страна феодальная в сельской местности и капиталистическая в городах. Она всё в большей степени становится близка своему колониальному хозяину и величественной Империи. Мы не могли видеть выражения лиц тех двух деревенских женщин, когда мы спросили их о демократии, голосовании, правах женщин, кастовых притеснениях и убийствах во имя чести. Но первая женщина стала говорить, храбро, но скорее всего с неохотой, перед целой армией зевак:

«Я всего лишь бедная деревенская женщина, как я могу знать о таких вещах? Мне приходится работать по 14 часов ежедневно, чтобы прокормить семью. У моего мужа нет постоянной работы, и он алкоголик. Я постоянно беспокоюсь о том, что мои дети останутся голодными. Правительство не заботится о таких людях как мы, и я не знаю, кто ещё может помочь. Я очень боюсь, поэтому я не могу говорить о кастовой системе или об убийствах во имя чести. У женщин тут нет свободы…»

Вторая женщина поддакивает ей, а затем добавляет:

«Я знаю семью сбежавшей пары, которая пострадала от рук Панчаяты, но я не могу говорить об этом. Я боюсь таких вещей. У женщин тут нет свободы. Большинство из нас просто борется за выживание, и я не представляю, как что-то может измениться к лучшему, по крайней мере, в скором времени. Что касается демократии: я не представляю, как выборы могут улучшить условия жизни в этой деревне, и я не знаю о деятельности людей в других странах или о том, что происходит в других местах…»

Вскоре, толпа зевак начинает участвовать в дискуссии. Молодёжь окружила нас, чтобы узнать для чего мы приехали в их деревню. Мальчик по имени Бисван, одетый в чёрную футболку, объяснил:

«Моё впечатление о том, что они называют «индийской демократией» и о политических партиях, которые играют в эти игры… что это просто для привлечения голосов. Они приманивают деревенских жителей местными алкогольными напитками за день до выборов, затем исчезают, и их никто не видит в следующие 5 лет. У нас тут нет работы, и никто не может жить достойно с теми деньгами, которые мы зарабатываем. Я не чувствую, что эта демократия работает для нас… У нас до сих пор нет реальных свобод…»

Затем деревенская молодёжь начинает говорить одновременно:

«С деньгами всего можно добиться здесь, мы все образованы в какой-то степени, но только те, кто может позволить себе дать взятку официальным лицам, может получить постоянную работу. Мы бедные деревенские жители, и не знаем о тех развитиях, которые происходят в нашей собственной стране, как мы можем знать что-то о Китае, Латинской Америке или других странах?»

Несчастные выражения на их лицах показали их разочарование, и даже смирение. Сказать правду, мы не заметили здесь ни надежды, ни энтузиазма. Наш водитель, Сунил, бы явно не очень счастлив находиться там. «В этих деревнях они уже подожгли много машин тех, кто приезжал к ним задавать вопросы!» Я настаиваю на том, чтобы закончить работу здесь, в сердце штата Харяна. Водитель кипит от злости. Он возит нас по округе, несколько раз поворачивая не туда, но после того, как мы активировали наш навигатор, он сдаётся и везёт нас туда, куда надо.

Позже, уже в Дели, мой хороший друг и коллега Аниш звонит мне и объясняет: «Перед тем, как он довёз меня до дома, он сказал, что он был так зол на тебя, что был готов врезаться в дерево, чтобы убить нас. «Убить нас?» Я подумал, что не понял. Да. Возможно, тебе будет интересно узнать, что он был солдатом, служил в Кашмире… Он мало что сказал, всего пару минут назад. Мы поболтали. Он сказал, что его отдали под суд военного трибунала, потому что он убил несколько мирных жителей там. В Кашмире в 1996 он был частью миссии, которая должна была захватить членов мятежной группы, но что-то пошло не так, и те, за кем они гнались, смогли скрыться… Поэтому он открыл огонь по мирным жителям, убив несколько. Он сказал, что использовал ручной пулемёт внутри жилого дома, опустошив два магазина боеприпасов, убив по крайней мере 3 человека … Вот так просто!»

«Почему он водит такси?» я спросил. «Он разве не должен быть в тюрьме?» Аниш лишь лаконично прокомментировал: «Когда мы говорили об этом, он был подавлен. Не из-за того, что он сделал, а из-за того, что его поймали и наказали. Он сказал мне: «если бы я смог убить хотя бы одного мятежника, в таком случае даже если бы я убил дюжину мирных жителей, меня бы никогда не судили военным судом».

Я задумался над тем, сможет ли такой подход быть стимулом для стран БРИКС.

* * *

В 1500 км от деревни Карора в Мумбае есть здание-монстр, принадлежащее самому богатому человеку Индии Мукешу Амбани. Оно считается самым дорогим жилищем когда-либо построенным на нашей планете. Арундати Рой описывает дом Амбани в своей книге «Капитализм: История Привидения»:

«…27 этажей, 3 вертолётных площадки, 9 лифтов, висячие сады, танцзалы, метеорологическая комната, гимнастические залы, 6 этажей парковки, и 600 слуг… В стране, где живёт 1,2 миллиарда людей, 100 самых богатых людей Индии владеют капиталом равным ¼ всего ВВП…»

Но иметь все эти миллиарды для них недостаточно. Для того, чтобы управлять, для того, чтобы полностью контролировать общество, эта маленькая группа современных раджей должны постоянно находить пути, чтобы морально оправдать их средневековое, феодальное поведение. Самый эффективный способ это делать – это контролировать СМИ. Арундати Рой также пишет:

«Мукеш Амбани лично имеет 20 млрд. долларов. Он владеет контрольным пакетом акций RelianceIndustriesLimited (RIL)… RIL недавно приобрёл 95 акций Infotel – телевизионного консорциума, который контролирует 27 новостных и развлекательных ТВ каналов, включая CNN-IBN, IBN-Live, CNBC, IBNLokmat, и ETV практически на всех региональных языках. Infotel владеет единственной национальной лицензией на высокоскоростной, 4G информационный канал, который, если технология будет работать, может стать будущим информационного обмена…»

Критикуют индийскую элиту не только левые. Консервативная британская новостная газета «TheEconomist» недавно опубликовал свой материал о Амбани: «Нелюбимый миллиардер», в котором автор задал риторический вопрос «Почему Мукеш Амбани, самый богатый человек Индии, должен реформировать свою империю»: «Отношения Reliance Industries Limited с Правительством – вот что вызывает тревогу. Участники антикоррупционных движений утверждают, что мистер Амбани является той силой, которая стоит за троном политических лидеров Индии». В индийской «демократии» реальные правители платят политикам, чтобы стать во главе, тем временем голосующие получают деньги, чтобы проголосовали за определённого кандидата, который подходит режиму. СМИ делают всё, чтобы оформить определённое мнение у людей, так что они говорят то, что элита хочет, чтобы они сказали.

Начиная с ошеломляющей толерантности к средневековым тираническим «культурным правилам» и заканчивая вопиющей жестокостью по отношению к женщинам и этническим и религиозным меньшинствам, Индия едва ли может служить лучом света для стран БРИКС или остального мира. С учётом того, как устроена их экономика, выборная система, внешняя политика и государственные структуры, Индия ближе к странам МИНТ (Мексика, Индонезия, Нигерия и Турция – хотя в этой группе есть Мексика, которая, несмотря ни на что, культурно и исторически находится в социально-демократическом лагере) – группа, которая, если ей разрешат вступить в БРИКС, непременно разрушит их политическую и социальную направленность.

Но Запад как всегда чрезвычайно великодушен к своим союзникам и экономическим пособникам. Он продвигает и восхваляет те страны, которые готовы пожертвовать своими людьми, выбрасывая их на жертвенный алтарь глобального рыночного фундаментализма. Поэтому для Запада и Индонезия, и Индия, две огромные и доведённые до нищеты страны, являются двумя истинными политическими и экономическими светилами.

* * *

Шоппинг центр DLFPromenade в Васант Кунж – это символ нового богатства, в котором можно найти сливки всех международных брендов от Армани до Прада. Там буквально армии охранников, некоторые из них одеты в белую униформу слуг, а некоторые вооружены. Фотографировать запрещено. Наблюдение непрерывно, так же, как и в других местах, которые посещают элиты. Рядом с этим шоппинг центром находятся трущобы Хушампур Пахари, жалкое и суровое место. Разутые дети бессмысленно ходят туда сюда. Эти трущобы не настолько грязны, как трущобы в Мумбаи и Калькутте, но всё же, ясно, что люди здесь доведены до отчаяния и живут в нищете. Мистер Ягдиш наёмный рабочий, не работающий на постоянной основе: «У меня нет постоянной работы, и система построена для богатых. Мы, бедные люди Индии, которых здесь подавляющее большинство, не считаемся…»

Я спросил его о торговом центре, но он настаивал на том, чтобы называть его «то огромное здание»: «Есть вон то огромное здание, но я туда не хожу. Они построили его поблизости, но мне никогда не позволят войти внутрь. Меня побьют, если я попробую туда зайти…»

Он смотрит куда-то вдаль.

«Мы тут боремся за то, чтобы соединить концы с концами. У нас нет чистой питьевой воды, и перед каждыми выборами они предлагают нам бесплатное электричество и воду. Обещания, которые никогда не выполнялись; они лгут нам. И они всегда лгали, будь это партия Индийский Национальный Конгресс или Бхаратия Джанати Партия…»

Электрические столбы и провода свободно висят над крышами этого поселения. Я спрашиваю, получают ли жители бесплатно электроэнергию, просто воруя её, как это делают в Перу или на Гаити, но в ответ решительное «нет». Их проверяют, постоянно. В действительности, люди здесь страдают из-за того, что частная компания RelianceEnergy (которой владеет Анил Амбани, брат самого богатого человека в стране, вышеупомянутого Мукеша Амбани), которая поставляет электроэнергию всему району, намного завышает цену.

«Мы получаем счёт на 1000 рупий (примерно 16$) каждый месяц», поясняет старая пара. «Плюс к этому нам нужно дать взятку работникам энергетической компании, для того, чтобы соединение не пропадало. Нам приходиться ходить в более благоприятные районы и просить воды, и люди там не всегда хотят нам помочь».

Старый мужчина в доме по-настоящему следит за тем, что происходит в мире:

«Я знаю о тех изменениях, которые происходят в Китае, но наше правительство не делает то же самое для нас. Здесь всё так плохо, что если мы сильно заболеваем, мы просто умираем». «А что на счёт демократии?», спрашиваю я. «Демократия для богатых». Мистер Ягдиш вмешивается в разговор: «Как Вы уже слышали, политические партии приходят сюда и обещают нам бесплатное электричество и воду, но ничего не происходит после выборов. Демократия не работает для нас; это инструмент для богатых людей, чтобы оставаться у власти». Внизу аллеи женщина с ребёнком подтверждает, что нет снабжения чистой воды в это поселение. Вскоре маленькие босоногие дети начинают просить милостыню.

* * *

Менеджер отеля ITC в Джайпуре, Раджастан, философствует: «Арвинд Кежривал из партии ААМ критиковал частные СМИ очень сильно и они разозлились на него… Видите ли, Арвинд Кежривал мог стать индийским ответом на латиноамериканских лидеров!»

Так что я поехал увидеть его и его людей. 3 августа 2014 года в древней обсерватории Жантар Мантар в Нью Дели партия ААМ проводила массовые сборы для примерно 5000 местных резидентов, которые требовали новые выборы. Можно было наблюдать пылкие речи с подиума, и лидер партии Арвинд Керживал агитировал плотную толпу антикоррупционными слоганами, клялся, что он проведёт реформы, если его изберут. Он также обещал улучшить жизнь обычного человека. Главный лозунг дня был о том, что надо избавиться от тирании правящего класса демократическим способом – через голосование.

Здесь, конечно же, люди знали немного о БРИКС и о революциях в Латинской Америке?

Но это было не так. Кампания была практически всецело посвящена коррупции. Мистер Паван Дас, производитель кабеля из избирательного округа Шадары, говорил о последствиях правления партии ААМ, её бывшего главного министра Арвинда Кежриваля и его 49 дней у власти в Дели: «Я заметил, что полицейский на нашем заводе, который раньше выманивал у меня взятку в 300 рупий каждый месяц, не появлялся 3 месяца. Я провоцировал его на то, чтобы он и дальше продолжал своё вымогательство, когда пересекался с ним, и спрашивал, почему он не приходит за деньгами. На что он ответил, уклончиво, что его определили на дежурство на выборах. Я настаивал: «тебя действительно привлекли к работе на выборах или ты испугался судебного преследования введённого Арвиндом Кежривалем и его сильными антикоррупционными мерами?»

Но БРИКС или борьба с западным империализмом – даже ни слова!

«Когда я спросил их об их мнении по поводу упрочнения союза с американским правительством и непритязательной позицией Индии на встрече БРИКС, все они выразили непонимание таких процессов», объяснил Аниш. Затем в Жантар Мантаре мы встретились с несколькими людьми, которые ясно продемонстрировали искусство сидения на двух стульях. И мистер Дипак Лал, и его жена выразили своё благосклонное отношение к упрочнению связей с Америкой:

«В интересах Индии быть хорошим партнёром в деле развития альтернатив доминантной парадигме, предложенной США, но в то же время отношения между Индией и США должны оставаться незатронутыми…»

Другая престарелая пара выразила взгляды, ещё более наполненные абсурдностью: «Отношения США и Индии – это путь возрождения Индии, и вместе с тем развития союзов, которые приведут к построению многополярного мира…»

* * *

В книжном магазине Мей Дей в Нью-Дели после авангардного театрального представления я встретил моего друга Судханва. Товарищ Судханв Дешпанде – редактор LeftWordBooks, а также известный индийский интеллектуал и актёр. Он объяснил:

«Ты абсолютно прав, задавая такой вопрос: «Где место Индии во всём этом?» Это очень хороший вопрос, потому что хорошо известно, что за последние несколько лет, десятилетие или чуть больше, внешняя политика Индии поворачивалась всё больше и больше в сторону США. Несколько лет назад Индия подписала ядерный договор с США. Это привело к большой оппозиции здесь в Индии, но правительство всё равно сделало по-своему. Индусский правый сектор стал ориентироваться на США всё больше. Правительство также выступало за более тесные связи с Израилем. Как ты знаешь, Индия является самым большим покупателем израильского вооружения в мире...

Ранее в этом году, в мае, во время общих выборов, партия индусского правого сектора – Бхаратия Джанати – пришла к власти. Её лидер Нарендра Моди, человек, на которого в большой степени смотрят как на того, кто замешан в погроме мусульман у себя дома в Гужарате в 2002, когда он был главным министром. Его кампания была очень сильной, очень такой мачо… Он представил себя и свою партию как агрессивно националистскую. Предвыборная кампания была отмечена своим анти-мусульманским насилием и риторикой. Что касается внешней политики, уже долгое время существует тенденция на ориентацию на запад, на США. К примеру, в нынешнем незаконном применении силы в секторе Газа, правительство Индии заняло позицию т.н. “равного удаления” от Израиля и Хамас, и это … компрометирует давно установившуюся приверженность Индии помогать палестинцам получить независимость. И данная приверженность уходит корнями в 1940-е гг., когда Индия сама не была независима. Факт того, что когда-то Индия сама была колонией и боролась за независимость – теперь кажется далёкой памятью…»

Я спросил Сундханву о БРИКС, а конкретно: «Возможно ли, что Индия, с учётом того, на каком этапе развития она находится сейчас, может и должна рассматриваться как член БРИКС?» «Я думаю, что прямо сейчас внешняя политика Индии проверяет свою позицию», ответил он. А затем продолжил:

«С одной стороны, можно наблюдать тенденцию к более крепкому союзу с США, а также всё более крепких связей с Израилем. Это одна сторона. С другой стороны, существуют жёсткие экономические реалии. И это то, что заставило правящие круги Индии обратить внимание на такие образования как БРИКС. Если так получится, что БРИКС станет не только экономическим клубом, но если они начнут выказывать более решительную антиимпериалистическую позицию, тогда правящие круги Индии должны будут решить, к какому клубу отнестись. Я не думаю, что Индия займёт антиимпериалистическую позицию в скором времени, помимо пустых разговоров…»

Мы поговорили о прошлом, о решительной антиимпериалистической политике Индии в пост колониальный период. Неру взял эту страну в Бандунг, Индонезию в 1955, где было образовано движение неприсоединившихся стран. Сундханва объяснил:

«Индия вышла из этого движения фактически в конце 80-х. В каком-то смысле можно сказать, что это случилось в Дели в начале 80-х, что это была лебединая песня этого движения… Факт в том, что Индия становилась всё более раздвоенной по отношению к идее о неприсоединении, что и положило конец движению, так как Индия была очень важной его частью…»

А затем Индия взяла курс на неолиберализм в начале 90-х, и прошлое было забыто.

* * *

Что можно ожидать от националистического правительства Нарендры Моди в отношении к БРИКС? Бенни Курувилла из Кералы является общепризнанным экспертом по БРИКС, а также политическим лидером «Инициативы Солидарности стран Юга». Я встретил его и его чилийскую жену, Сюзану Барриа, из лейбористской партии, перед Палатой Парламента Кералы в центре Нью-Дели. Бенни охотно разъяснил:

«Моди и его правительство были бы очень счастливы стать частью западного союза и БРИКС… Это действительно ультранациональное правительство, и оно должно подтвердить свою идеологию… В прошлом всё было совершенно по-другому: во время Холодной Войны Индия была очень близка к Кубе и к СССР. Сейчас, когда у Индии резко выраженное правительство правого крыла, оно очень неохотно поддерживает анти-западный блок. Я не думаю, что Индия пойдёт по пути того, чтобы полностью отменить западную концепцию. Левые в Индии сейчас очень слабы, и нынешнее правительство очень радо, что оно может быть частью клуба больших мальчиков; для них это место под солнцем! То, что происходит в БРИКС и в Латинской Америке в основном отслеживается местной интеллигенцией; главным образом высшими слоями общества…»

Сюзана кажется более оптимистичной и надеющейся. Она верит в изменения, и в какой-то степени, она вторит тому, что Ноам Чомский сказал мне о арабском мире пару лет назад:

«Смотри, всего 5 лет назад Уго Чавес пришёл к власти в Венесуэле, всё было мрачно во многих частях Латинской Америки. Мы не думали, что всё будет изменено так быстро. Нам не следует недооценивать того, что всё может очень быстро измениться…»

Но Индия – то не Венесуэла. Мы трое согласились с тем, что Левые Индии очень большие сторонники пуризма. Они застряли в теоретических определениях коммунизма и социализма. Для их вкуса Китай недостаточно социалистичен; большинство латиноамериканских стран недостаточно марксистские. В конечном счёте, много здесь обсуждается, но очень мало что было достигнуто. На следующий день я спросил моего друга Аниша Гопинатана, бывшего международного банкира, который работал несколько лет в Дубае, и который, испытывая отвращение, вернулся в Индию, где начал изучать китайский язык и культуру, был ли какой-то смысл во всём, что я спросил и услышал. Он ответил:

«Да. В 2002 член парламента Моди был главным министром Гужарата, во время погрома. В течение этих лет США ввели запрет на выдачу ему визы. Это запрет был отменён как раз во время выборов …»

То же самое случилось и в Индонезии, против Прабово, ультранационалиста, который был обвинён в преступлениях против человечества и занесён в чёрный список госдепартаментом США, но затем был быстро реабилитирован, когда он практически выиграл президентские выборы ранее в этом году. Аниш подвёл итог:

«Моди выступает за бизнес и за Запад. Но в любом случае, он в какие-то моменты может выступать и против запада, за Индию. Ты часто упоминаешь индийское колониальное наследие, в то время как индийские элиты позорно идеализируют колониальную эру. Ну вот Моди – это тот политик, у которого такого наследия нет… К примеру, он настаивает на том, что Хинди должен быть использован на международных встречах. Все наши элиты были выдрессированы на западе: Неру, Индира Ганди, Ражив Ганди, Манмохан Синх… Но не Моди! На самом деле, он представляет собой разрыв с колониальным наследием… Но цена этому – он хочет своё индусское государство!..»

* * *

Индусское государство… Мы полетели в Варанаси, в «святой город», построенный на берегах реки Ганга. Это угнетающий, подавленный и жалкий бедный город, но в то же время, это то место, откуда был избран тогда ещё член парламента мистер Моди. Мы пошли в Храм Каши Вишванатх, чтобы поговорить со священниками брахманами об их видении Индии. Результаты были шокирующими. Мистер Пандей разговаривал с нами перед двумя военными стражами, охраняющими вход в храм. Он был священником брахманом, который был близок к этому месту поклонения с детских лет:

«Я здесь, я священник, потому что… на самом деле… я не мог найти работу где либо ещё. Это правда, для меня нет нигде постоянной работы… Так что, вот как я зарабатываю на жизнь… Для меня религия важна, потому что она даёт мне какие-то деньги… Мне нравятся американцы, потому что они приходят сюда и дают нам деньги… Я чувствую, что они чувствуют себя лучше, когда дают нам деньги… У меня нет никакого представления о происходящем в Китае, России или Латинской Америке… Мне действительно всё равно…»

Мистер Шиама Прасад Шарма, который тоже работает в храме, поделился своими взглядами:

«ЛатинскаяАмерика? БРИКС? Нет, у нас нет времени на такие вещи. Мы заняты тут, в храме, нашим бизнесом, нашей торговлей…»

А что насчёт чего-то более высокого, более просвещённого, чем это? Он уходит от нас. Амиш шокирован:

«Здесь как на рынке; какой-то рыночный менталитет. Здесь как на рыбном рынке или овощном, или на фондовой бирже! Нет времени на более глубокие вопросы жизни! Это то, за что партия Моди борется. Индусское государство… Это то, что мулла (прим. перев. «служитель мусульманского культа») в Пакистане пытаются сделать в своих медресах (прим. перев. «мусульманское образовательное учреждение»). Холодное, религиозное общество; примитивное общество…»

В отчаянии мы подошли к обычному мужчине, продавцу вегетарианской еды. Его имя мистер Ануп Упадхая и он каким-то образом показал нам всю ситуацию в перспективе:

«Я проголосовал за Моди, потому что мои родители приказали мне это сделать. Я не ожидаю особых улучшений от его правительства. Если они выполнят хотя бы 25% своих обещаний, я буду удовлетворён. Мы всегда «поклоняемся»… Это то, кем мы являемся. Мы не думаем об этом, не задаём вопросов…»

Мы спросили его о БРИКС. Он никак не прореагировал, как будто мы говорили о какой-то далёкой планете.

* * *

В какой-то момент с меня было достаточно, и я выразил желание посетить какую-нибудь старинную школу, чтобы поговорить с учителями, которые уже были там, преподавали до того, как Индия вошла в царство, в котором можно было прагматически забыть обо всём. Я побывал в Биган, через границу от столицы, на самом краю штата Харьяна, в хорошо-организованной, чистой и оптимистично выглядевшей начальной школе. Я не знаю, правда ли то, что я увидел, или мои друзья просто были добры ко мне, устроили спектакль, похожий на тот, как в фильме «Прощай, Ленил». Преподаватели и директор – мистер Кулдип Синх Чайхан, а также учителя истории и физического воспитания – были очень добры, хорошо осведомлены и располагали к себе. Мы все выразили своё восхищение Советским Союзом, а затем осудили западный империализм.

«Дружба с Россией!» выкрикнул один из учителей.

«Израиль – деспот! США стоит за Израилем!»

Затем заговорил директор:

«Нам всем хорошо известно, что США пытаются купить Индию через транснациональные корпорации!»

Затем заговорил я. Чувствовалось, как будто вся сцена была из далёкого времени, времени, когда я ещё не родился… Мы не обнимались, не целовались и не прижимали друг друга к груди. Мы не пели. Но чувствовали себя великолепно. Где-то залаяла собака. Дети начали покидать школу. Мы не прекращали наш разговор. Затем я спросил про БРИКС.

«Проблема в том», сказал директор, «что я не уверен, что Индия кооперирует с БРИКС».

«Но…» выкрикнул я: «Индия – член БРИКС».

Тишина.

«Ведь Моди ездил в Бразилию».

«Я не знаю», сказал грустно директор.

«Лучше если мы споём!», подумал я.

* * *

Из противоположной части страны, из самых нищих деревень в Тамил Наду, мой дорогой друг Венкат (он предпочёл использовать только своё первое имя для этого репортажа), брахман, получивший образование в Кембридже, был потрясён беспомощностью бедных людей, поэтому он пошёл против всего, что высшая каста элиты представляет собой. Он написал мне:

«Общественная и политическая картина Индии не очень изменилась за последние годы. Как удалённый мираж, новые правительства приходят и дают надежду страдающим от засухи душам, которые они вскоре покидают, оставляя их умирать с надеждой в глазах! Новый средний класс, благодаря развитию информационных технологий, очень часто восхваляют и много о нём пишут, но это только очень маленький процент, хотя в стране таких размеров даже такой маленький процент означает большое количество людей!

Средний деревенский житель всё ещё борется, чтобы свести концы с концами и всё ещё надеется, что «рай», который обещают политики, настанет! Нет времени читать, думать, обсуждать разные тенденции, которые влияют на нацию или на мир. Звёзды крикета, кино и подлые политики очень удобно очаровывают индийские СМИ, а СМИ заботит только рейтинг партии, а не то, что люди хотят и думают! Поэтому обсуждения о БРИКС или о том, что происходит в Сирии или Ираке не значат ничего.

Многие деревенские жители принимают стереотипы, которые им навязывают западные СМИ. К примеру, США – страна благосостояния; Китай означает дешёвые товары, Латинская Америка – Че Гевара на футболке и сигары, Африка – голод и опасные заболевания, Ближний Восток – постоянная война! Система образования превращена в источник прибыли, так что индийская молодёжь в больших количествах хоть и обучается, но не имеет даже тех навыков, которые индустрии нужны! Если настоящее образование не будет дано нашим детям, мы в будущем навряд ли будем иметь думающее население. Но только если наши люди образованы, мы сможем надеяться на большую массу интеллектуалов, которые смогут управлять страной…»

* * *

После того как наши посадочные талоны просканированы, и перед тем, как зайти в самолёт, пассажиры должны пройти через три военных контрольно-пропускных пункта! Вся система кажется какой-то абсурдной. Это запутанное, несостоявшееся «полицейское государство» использовало свои войска, полицейских и другие вооружённые силы для того, чтобы запугать и держать в страхе своё собственное население. Оно уже делало это на протяжении десятилетий в очень открытой и презренной манере.

Я всё ещё помню как в Гужарат, после того страшного сектантского погрома в 2002, убийств в Храме Акшардхам, тогдашний премьер министр Атал Бихари Важпайе и Соня Ганди решили посетить то место. Собралась огромная толпа, чтобы поприветствовать политиков. Толпа была очень мирной, состоящей в основном из бедных зевак.

Но полиция начала бить людей дубинками, варварски, как мне сказали, «в качестве превентивной меры», как будто это самое естественное дело на свете: «Самая большая демократия на свете в действии». Никто не посмел протестовать против такого обращения.

После общения со многими людьми, создаётся впечатление, что бедные люди видят всё это очень чётко: в деревнях и трущобах они смеются и плачут или жестикулируют гневно, если кто-то произносит слово «демократия». Большинство бедных людей (что является подавляющим большинством в стране) не имеет никаких сомнений, что они живут в стране, в которой политики и олигархи, поддерживаемые системой органов безопасности, кормятся их тяжёлым трудом, страданиями и кровью.

Тот «класс образованных», включающий в себя большинство интеллектуалов левого крыла, живут в непрерывной и огромной иллюзии. Большинство из них безнадёжно цепляется за убеждения, которые пропагандируют их старые и новые западные колониальные хозяева: что Индия на самом деле является самой большой демократией на свете.

Даже те личности в Индии, которые прекрасно видят, что и европейские и североамериканские «демократии» всё больше становятся не более чем огромным фарсом, не хотят признать, что их собственная, индийская, многопартийная система (скопированная с Запада), в которой большинство политических партий контролируются корпоративными интересами, как и большинство СМИ, полностью потерпела неудачу в заботе об интересах индийского большинства.

«Демократия» – это не тайная и запутанная научная формула. Она просто означает, с греческого, «власть народа». Само собой разумеется, что большинство индусов, которые страдали уже такое длительное время, те люди, с которыми я говорил, не чувствуют, что они имеют власть в своей собственной стране!

* * *

Как раз перед тем, как я вылетел из Дели, оказалось, что я сидел рядом с представителем новой местной элиты. Мужчина-сикх, который начал задавать обычные вопросы: откуда я, где я живу, кем работаю? Покорно и спокойно я ответил. Затем он пересказал мне свою короткую биографию: он был предпринимателем-промышленником и имел три дома в трёх разных частях света: в Индии, Бангкоке и Ванкувере. «Сейчас я забираю мою семью в Бангкок», сказал он. «У меня отличный дом там. Это прекрасное место для жизни».

«Там сейчас очень сложная ситуация», нейтральным тоном сказал я. «После переворота…» Моё высказывание шокировало его: «Почему Вы так говорите? Всё очень просто. Полтора месяца назад было сложно, но после того как армия завладела ситуацией, всё стало прекрасно». «Для Вас, может быть», сказал я. «И для тайской элиты, а также для их западных хозяев».

Он так посмотрел на меня, показывая, будто я не более чем грязь под ногами для него» таким взглядом, который всё чаще появляется на лицах новых индийских элит в тех 5-звёздочных отелях и шопинг центрах, как в Индии, так и в таких странах, как Тайланд и Малайзия, которые сейчас переполнены коррумпированными индийскими официальными лицами и бизнесменами.

Разговор закончился: с того момента, высокомерно, он отказывался отвечать на какой-либо вопрос, игнорируя все мои попытки быть, по крайней мере, воспитанным и вежливым по отношению к человеку, сидящему рядом с ним. Я не спросил его про БРИКС. Я знал, что бы он ответил: «Они все могут идти к чёрту!» или что-нибудь в таком же духе.

* * *

Страны БРИКС должны поддерживать высокие стандарты, если они хотят привнести существенные изменения в этот мир. Их решительность бороться против колониализма, империализма и за истинную свободу для стран во всём мире не должна быть подорвана.

Если такие страны как Индонезия, с их правительствами, полными военных преступников и массовых убийц, а также одной из самых негуманных экономических и социальных систем на свете, смогут вступить; если Турция, страна-член НАТО и один из самых близких союзников Запада на Ближнем Востоке, на территории которой находятся несколько западных военно-воздушных баз, сможет вступить; если Индия, которая открыто и бесстыдно сотрудничает с Западом и сидит на двух стульях, сможет и дальше продолжать быть членом БРИКС, БРИКС вскоре потеряет и своё влияние, и моральное превосходство. Если такой сценарий произойдёт, мир потеряет альтернативу, что будет огромной трагедией.

Индия имеет значение. Люди в Индии имеют значение! Это великая и важная нация. Она была когда-то «нашей нацией». Она когда-то стояла непоколебимо против колониализма и империализма. В каком-то плане и в каких-то сферах она всё ещё это делает.

Индия должна проснуться. Это нужно. Она должна восстать против тиранической системы, как у себя дома, так и во всём мире. Она должна стать гордой страной БРИКС: всем своим сердцем, а не только на бумаге!

 

Андрэ Влчек (Andre Vltchek) – автор романов, кинорежиссёр и журналист-исследователь. Он написал о войнах и конфликтах в дюжине стран. Результатом является его последняя книга «Борьба против западного империализма». «Плуто» опубликовало его дискуссию с Ноамом Хомским «О западном терроризме». Его признанный критиками политический роман «Точка невозврата» была отредактирована и переиздана. «Океания» – его книга о западном империализме в южной части Тихого Океана. Его провокационная книга о пост-Сухарто периоде Индонезии и рыночно-фундаменталистской модели называется «Индонезия-Архипелаг страха». Его сенсационный документальный фильм «Руандский Гамбит» описывает историю Руанды и разграбление Демократической Республики Конго. После того, как он много лет прожил в Латинской Америке и Океании, Влчек теперь живёт и работает в Восточной Азии и Африке. Ему можно написать на его сайте…

Оригинал статьи

Источник

                     

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся. Все Конференции транслируются на Интернет-Радио «Возрождение»

 

Поделиться:
Популярные ключевые слова
Путин об Украине Война на Украине Санкции против России Война в Сирии Беженцы в Европе Теракты в Париже Евромайдан Владимир Путин Россия Шарли Эбдо G20 ЕС Москва ТС Великая Тартария Вирус Эбола Мир Николай Левашов НОД Олимпиада в Рио 2016 Происшествия Украина Азербайджан Англосаксы Арест Улюкаева Армения Видео Волгоград Воронеж Выборы в Госдуму 2016 ДНР Донецк Евгений Фёдоров Екатеринбург Игорь Стрелков Казахстан Красноярск ЛНР Луганск Малазийский Боинг 777 рейс MH17 Мафия Николай Стариков Новокузнецк Новосибирск Омск Пермь Президентские выборы в США (2016) Саратов Сирия США Таджикистан Теракт в Ницце (Франция) 14.07.2016 Тольятти Форум в Давосе 2015 Харьков Челябинск Беларусь Европа Запорожье Захват заложников в отеле Radisson Мали 20.11.2015 Кривой Рог Крым Мариуполь Над Сирией сбит российский самолет Су-24 - 24.11.2015 Новороссия Одесса Русь Самара Севастополь Дональд Трамп Киев Крушение российского самолета Airbus А321 над Египтом 31.10.2015 Мистраль НЛО Пятая колонна Стрельба в Мюнхене 22.07.2016 Военный переворот в Турции 2016 Возрождение Сионизм Авиакатастрофа Airbus A320 в Альпах во Франции 24.03.2015 Андрей Фурсов Антимайдан в Москве Вулкан Йеллоустоун Йемен Мукачево Мюнхенская конференция по безопасности 2015 Переговоры в Минске по Украине 11 февраля 2015 Сделано в России Танк Армата Убийство Бориса Немцова