Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»

Большой бизнес Большого брата

7 643

Сионисты, хозяева кагала под именем США, творят там всё, что захотят

Мировая финансовая мафия, оккупировавшая США уже довольно давно, устраивает там сейчас такие порядки, что можно только радоваться, что мы живём довольно далеко от этой «колыбели демократии». Параноики там захватили всю власть...

 

Большой бизнес Большого брата

Власти США всеми силами добиваются экстрадиции Сноудена на родину и стараются погасить разгорающийся скандал. Так в интервью телеканалу PBS Барак Обама обратился к простым американцам: «Я могу определённо сказать, что, если вы являетесь гражданином США, АНБ не может прослушивать ваши телефонные звонки и взламывать вашу электронную почту». Но главе государства не поверили даже в Пентагоне и от греха подальше запретили военнослужащим ВВС пользоваться внутренней сетью Минобороны США AF NIPRNET «для любого доступа к новостям о записях разговоров телефонного оператора Verizon и связанным с этим новостям». По мнению авторов директивы «это может привести к утечке секретной информации».

В том же интервью президент Обама попытался успокоить политических оппонентов, заявив, что соответствующие органы законодательной власти США достаточно информированы о системе Prism и в любой момент могут получить исчерпывающие ответы на любые вопросы по ней. Более того, подчеркнул он, Конгресс США одобрил применение программ слежки и прослушивания. Однако сенатор Сьюзен Коллинз (Susan Collins), в минувшем году входившая в Комитет Сената по национальной безопасности, настаивает на том, что в Конгрессе о системе Prism не знали и, соответственно, запрашивать информацию о ней просто не могли. «Как вы можете спрашивать, если вы вообще не знаете о том, что такая программа существует!?», – недоумевает Коллинз.

Удивление уважаемого сенатора понять можно. Бюджет, численность и структура спецслужб США – тайна за семью печатями даже для большинства членов Конгресса и Сената. Равно как и взаимоотношения разведорганов со своими многочисленными подрядчиками. Такими, например, как частная фирма Booz Allen Hamilton, где трудился до своих сенсационных откровений Эдвард Сноуден. Только в прошлом году Booz Allen Hamilton на оказании государству услуг по технической поддержке, аналитике и консалтингу заработала более 5,5 млрд. долларов.

Примерно половина из 25-ти тысяч сотрудников фирмы, как и Сноуден, имеет постоянный доступ к самой секретной государственной информации. Всего же из почти пяти миллионов американцев, допущенных к сведениям категории Top secret, пятая часть вообще не является госслужащими и работает на частных подрядчиков. Правда, многие из них, опять же, как и Сноуден, в прошлом являлись кадровыми сотрудниками спецслужб. Однако это отнюдь не гарантирует сохранность важнейшей информации и не делает работу фирм-подрядчиков прозрачней. На что и сетует Скот Амей (Scot Amey), эксперт НКО «Проект по надзору за госорганами»: «Очень сложно понять, что именно подрядчики делают и за что им платят деньги. Иногда, даже, непонятно, выполняют ли они вообще свою работу!?».

Такое положение начало складываться после окончания Холодной войны и последовавшего в США сокращения государственных расходов на спецслужбы. Тысячи «рыцарей плаща и кинжала» были вынуждены искать новые источники заработка. Их опыт и связи быстро заинтересовали крупные корпорации, прежде всего, связанные с военно-промышленным комплексом. К середине 90-х многие специалисты в области агентурной разведки и анализа, проведения тайных операций и создания разведсетей осели в различных бизнес-структурах. Но не потеряли связей с бывшими коллегами из ЦРУ(Central Intelligence Agency), АНБ (National Security Agency), РУМО (Defense Intelligence Agency) и других спецслужб. Эти отношения крепли и вскоре оказались очень кстати.

После терактов 11 сентября спецслужбы Америки и связанные с ними подрядчики получили такие средства и полномочия, о которых могли только мечтать. Если в 1995 году по частным контрактам было выплачено 18 млрд. долларов, то спустя 10 лет эта цифра возросла до 42 миллиардов. Спустя ещё два года американское правительство призналось, что более 70% бюджета спецслужб тратится на частные контракты. К этому времени штат многих американских разведок почти на две трети был укомплектован вольнонаёмными лицами. «Сегодня многие сферы, в которых должны работать только госслужащие, отданы частным компаниям. Например, контрактники анализируют большую часть информации, собранной через спутники и беспилотные устройства, и они же пишут отчёты для людей, принимающих решения в госструктурах. Контрактники поддерживают и предоставляют программное обеспечение, которое анализирует данные для отслеживания подозреваемых в терроризме, как в США, так и за рубежом», – отмечает писатель и исследователь разведслужб Тим Шоррок (Tim Shorrock).

«We can‘t spy... If we can‘t buy!» («Мы не можем шпионить… если мы не покупаем!»), – любят повторять в Лэнгли и штаб-квартирах других разведывательных органов. И покупают. У «своих» подрядчиков – частных компаний, где рулят их вчерашние коллеги. Покупают практически всё: от канцелярских кнопок и до спутников-шпионов. Почему именно у них, за сколько, за какой надобностью? На эти и многие другие вопросы не могут получить ответы даже в Конгрессе США. Интересы национальной безопасности? Государственная тайна?

Скорее, обычная коррупция и организованный распил бюджета!

Ещё глубже от внимания американской власти и общественности скрыто взаимодействие разведывательных органов США и Пентагона с частными военными компаниями (Private military company). Укомплектованные сплошь отставными сотрудниками спецслужб и элитных военных подразделений, эти коммерческие структуры являются крупнейшими подрядчиками правительства США. В реестре оказываемых ЧВК услуг есть почти всё: от сбора развединформации и охраны грузов, до прямого участия в боевых действиях.

По данным журнала The Economist сегодня рынок услуг, оказываемых Hulliburton, Blackwater, DynCorp, Logicon, Brown & Root, MPRI, Control Risks, Bechtel, ArmorGroup, Erinys и пр. вырос до 100 млрд. долл. За семь лет американской оккупации Ирака в этой стране побывало свыше 200 тысяч сотрудников более чем 400 частных охранных и военных компаний. В Афганистане сегодня частных контрактников не меньше 40 тысяч. Однако конкретных данных, чем занимаются ЧВК и как оплачивают их услуги правительственные структуры США, не обнародуется.

Опять интересы национальной безопасности? Или коррупция и распил бюджета...

Так что, смотрите голливудские шпионские триллеры. Там, как ни странно, почти всё правда. Честные и патриотичные герои-одиночки, противостоящие куче продажных агентов, политиков, чиновников. И... президент США – хороший мужик, но обо всём узнает последним.

Источник

 

Третья мировая война вполне реальна, хотя и никому не нужна

Не стоит ожидать её в ближайшее время, но предпосылки уже сложились

Прозападно ориентированные политики, эксперты и журналисты любят пугать наших сограждан тем, что, в случае восстановления государственного регулирования экономики, Россия неминуемо превратится в Северную Корею. При этом само российское общество к Северной Корее уже относится лучше, чем к США.

По Левадовским данным, к Америке сегодня очень хорошо относятся 5% и «в основном хорошо» 43% (вместе – 48%), хотя ещё в ноябре 2011 года эти цифры составляли соответственно 4 и 58%. А к Народно-Демократической Корее в совокупности хорошо или очень хорошо относятся 49% граждан России. И вообще, вину за обострение ситуации на руководство КНДР возлагают всего 18% россиян, а негативные чувства по отношению к нему в связи с этим испытывают ещё меньше – 13% граждан.

Очевидно, что чем больше США вмешиваются в региональные конфликты, тем хуже к ним относятся в России. Чем более жёстко по отношению к ним ведут себя те или иные малые страны, тем больше им симпатизируют наши граждане. Жить в упоении антиамериканизмом, конечно, непродуктивно, но ещё недавно российское общественное мнение относилось к США вполне комплиментарно. То есть антиамериканизм рождают не приписываемые ему комплексы, а сама официальная политика США.

К тому же, надо помнить, что Корейская война была первой прямой схваткой двух сверхдержав после Второй мировой войны, и закончилась она, так или иначе, военным поражением США. Возможно, сегодня это покажется неправдоподобным, но за время с 1945 по 1985 годы всюду и всегда, где и когда США вступали в вооружённый конфликт с СССР, они терпели поражение. История холодной войны – это не только история «горячих» локальных военных конфликтов, но ещё и история поражений США в противостоянии с СССР: Корея, Куба, Вьетнам, Лаос, Ангола… Это сейчас принято говорить, что экономика СССР была неэффективной: а тогда она кормила, отстраивала и вооружала половину человечества.

На этом фоне лишь 26% россиян беспокоятся, что нынешний конфликт на Корейском полуострове, сейчас вроде бы пошедший на убыль, обернётся новой большой войной мирового масштаба. Но важно помнить, что и в 1914 году все тоже говорили, что воевать никто не хотел, но всех увлекла логика текущих событий, наложившаяся на накапливавшуюся не одно десятилетие конфликтность. Собственно, в 1914 году войны можно было избежать: мир вполз в неё как раз тогда, когда Австрия уже приняла ультиматум России о гарантиях национального суверенитета Сербии.

Войны можно было избежать и в 1950 году, если бы не первый генсек ООН Трюгве Ли, позиция которого в 1950-е годы чуть было не поставила мир на грань ядерной войны. Именно он вовлёк тогда ООН в войну против КНДР, Китая и СССР. Под патронажем Трюгве Ли ООН послала тогда против примерно 130-тысячной армии КНДР миллионную армию, в результате своего наступления 25 июня 1950 года разгромившую 150-тысячную армию Сеула, обученную американскими специалистами и вооружённую американским оружием. В результате наступления уже 28 июня был освобождён Сеул, а к середине августа северокорейская армия при поддержке населения Южной Кореи установила контроль над 90% территории последней. Вопрос объединения страны казался решённым.

Однако уже 25 июня Совбез ООН на своём заседании, проведённом в отсутствии представителя СССР, принял резолюцию США, предполагавшую вмешательство Организации Объединённых Наций. Около двух десятков государств вошли в созданную ООН коалицию и направили свои войска на Корейский полуостров. 15 сентября началось наступление коалиции ООН. В районе Пусанского периметра находилось пять южнокорейских и пять американских дивизий, бригада армии Великобритании, около 500 танков, свыше 1600 орудий и миномётов, 1120 самолётов. С моря армию вторжения поддерживала группировка ВМС США и союзников – 230 кораблей. Противостояло им 13 дивизий армии КНДР, имеющих 40 танков и 811 орудий и практически не располагавших авиацией.

В тылу северокорейской армии был высажен десант из нескольких дивизий США, Британии и Южной Кореи. Пятитысячный десант позднее был высажен и под Пхеньяном. К середине октября остатки отступающей армии КНДР были прижаты к её северной границе: на этот раз силы ООН взяли под контроль уже Северную Корею.

19 октября в борьбу вступили китайские и советские добровольцы: китайские войска вели наземное наступление, а советская авиация обеспечивала их прикрытие, уничтожая самолёты США. Стало ясно, что советским МиГ-15 практически не может противостоять американская авиация – ни F-80, ни более современные F-86.

В серии наступательных операций началось планомерное уничтожение деморализованных войск ООН. Командовавший американской армией вторжения Макартур практически впал в панику, в сумбурных действиях потерял Сеул и стал требовать от президента Трумэна применения ядерного оружия для спасения остатков своих войск. После его смещения армии вторжения удалось несколько стабилизировать ситуацию, и в конце концов линия фронта устоялась примерно в районе 38-й параллели.

Война приобрела позиционный характер, а после смены в Белом доме Трумэна на Дуайта Эйзенхауэра, США признали территориальную целостность КНДР и 27 июля 1953 года заключили договор о прекращении огня. Кстати, Южная Корея отказалась его подписать. Немногим ранее, под давлением Индии и СССР, решение о прекращении огня приняла ООН, практически лишив коалицию вторжения своего мандата. Старая столица Кореи Кэсон отошла тогда к КНДР.

Сыгравший печальную роль в развязывании войны генеральный секретарь ООН Трюгве Ли досрочно подал в отставку в ноябре 1952 года, де-факто признав банкротство своей политической линии и свою вину за вмешательство ООН во внутренние дела Кореи. Об этом также важно помнить на фоне чрезмерной активности нынешнего генсека Пан Ги Муна в разжигании корейского конфликта и его явной предвзятости.

Ещё раз повторю: с точки зрения соблюдения минимальной политической логики и объективных сегодняшних интересов ведущих стран мира и региона, ни Вторая корейская, ни Третья мировая войны не нужны никому. Но, опять же, повторюсь: так казалось и летом 1914 года.

На этот раз войны, скорее всего, не будет. Если, конечно, её опять не начнёт ООН. Однако за последнее десятилетие политические конфликты как-то особенно часто разгораются в тех регионах, где они уже оборачивались войнами: Балканы, Корея… Да и в целом, как это ни странно, есть закономерность: как только окончилась холодная война – стали активнее разгораться войны «горячие».

В этом отношении текущая ситуация напоминает примерно 15-летний период перед Первой мировой войной, когда то в одном, то в другом, как тогда казалось, второстепенном регионе разгорались малые войны. Просто начинался передел мира. Его старый порядок не соответствовал новому балансу сил и открывал дорогу Великой империалистической войне.

Сегодня тоже уже давно нарушен тот относительно устойчивый порядок, который был установлен в Ялте и Потсдаме. И тоже появляются силы, которые хотели бы переделить мир по-новому, «вырвать зубы у ялтинских хищников».

Хотя, пока войны не будет.

Источник

 

Поделиться: