Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»

Россия для прусских? Почему тараканы будут всегда жить рядом с человеком

14 ноября 2014
2 883

Россия для прусских? Почему тараканы будут всегда жить рядом с человеком

Социальные психологи утверждают: человеку спокойнее, когда рядом живут тараканы. С внезапным исчезновением этих насекомых связаны городские легенды: тараканы передохли из-за завышенного радиоактивного фона или не вынесли ядовитых выбросов с заводов, а значит, и люди под угрозой. О том, стоит ли беспокоиться, если усатые соседи вдруг покидают наши дома, а также о мутантах и гостиничных американских тараканах «РР» поговорил с Александром Антроповым, кандидатом биологических наук, старшим научным сотрудником отдела энтомологии Зоологического музея МГУ

Действительно ли в России сейчас идет депопуляция тараканов или все это домыслы?

Можно, конечно, сказать, что депопуляция идет. Но это будет чисто человеческий взгляд. С точки зрения биологии нет никакой массовой тараканьей гибели. Да, эти насекомые покинули большинство квартир, но где-то остались, а куда-то вернулись. И это не значит, что у кого-то дома как медом намазано, поэтому все тараканы срочно перекочевали туда. Они ведь не только мигригуют в другие квартиры, но и заселяют канализационные и водопроводные каналы, коллекторы.

А вот зоологи из Челябинской области вполне серьезно предлагали занести черного таракана в Красную книгу как вымирающий вид.

Но ведь не занесли еще. Может быть, в Челябинске положение критическое, но в целом по России черные тараканы живут довольно распространенно. Всех, конечно, специально никто не пересчитывал, но службы, занимающиеся дезинсекцией, все-таки периодически ведут учет и тоже утверждают, что популяция не сокращается. Те регионы, где раньше обитали в основном черные тараканы в больших количествах, Ставропольский край, Краснодар, ту же Челябинскую область, стали заселять рыжие тараканы, их еще называют прусаками. Черные просто придирчивее к условиям, им нужно больше влаги и тепла. Они сейчас и в Москве есть — живут в основном на первых этажах домов, в подвалах которых не очень целые трубы отопления. Рыжие устойчивее ко всяческим лишениям, хорошо приспосабливаются, поэтому живут где угодно и являются доминантным видом: теснят сородичей. 

Получается, Россия для прусских? Но все равно — есть же у нас в стране какие-то другие виды тараканов, кроме рыжих и черных?

На Дальний Восток как-то завозили японских тараканов, но они стабильной популяции не дали. Еще туркестанские тараканы появлялись, но с ними тоже все плохо, им здесь не понравилось. 

Изначально тараканы расползлись по миру еще во время Великого переселения, то есть мигрировали вместе с людьми. И много тараканов пришло в Европу, Россию и Америку из Азии. Потом они адаптировались в каждой стране и теперь отличаются друг от друга так же, как разные народы, — привычками, пристрастиями в еде, климатическими предпочтениями.

А в России среди синантропных тараканов, то есть живущих не в дикой природе, а с человеком, помимо тех двух видов совсем немного. Это мебельный таракан, такой некрупный. Встречается еще реже черного. И, пожалуй, последний — американский таракан, он большой, около пяти сантиметров, и темный. Как ни странно, весь центр Москвы поражен именно этим видом. Живут они, конечно, не в квартирах, а под ними, в коммуникациях и канализации. Там, где постоянно есть вода и относительно тепло. Они и здесь, у нас в музее, живут, и в элитных отелях —  «Националь», «Метрополь», и в гостинице «Москва».

Я тоже недавно на Ленинском проспекте такого таракана встретила. Вокруг него люди столпились — глазели.

Да-да, там как раз гостиница «Спутник», они живут в подвальных помещениях. Моя жена, специалист именно по синантропным тараканам, как-то осматривала все центральные гостиницы Москвы, вычисляла места расселения американцев.

Давно они к нам попали?

Точно никто не знает. Но есть предположения, что их завезли, когда в 1940-е годы в Советский Союз из США по ленд-лизу поставляли продовольствие. А в 1950-е годы они уже расплодились и заняли все места обитания, где остаются до сих пор. Дальше не расползаются — велика конкуренция с другими видами. Вот и живут в центре столицы.

Всего видов тараканов около четырех с половиной тысяч, а  домашних в наших широтах как-то совсем немного. Может быть, диких больше?

Вольно живущих в России еще меньше. Есть лапландские тараканы, даже в лесах Подмосковья они встречаются и в средней полосе России. Еще бывают тараканы степные — они живут в основном в азиатской части страны. И, пожалуй, самые интересные из всех — реликтовые. У них семьи с очень сложным иерархическим подчинением. Во главе стоит самка, которая воспитывает потомство. Такой уклад связан с образом питания: они едят разлагающуюся древесину, а у детенышей нет ферментов для переваривания целлюлозы. Поэтому взрослые тараканы приходят, можно сказать, в детский сад, где за потомством присматривает самка, и делятся с малышами микробиомом — содержимым своего кишечника, чтобы дать им жизненно необходимые ферменты. Поэтому, чтобы сохранять популяцию, эти насекомые вынуждены жить именно семьями. Такая передача содержимого кишечника от взрослых особей молодым — вовсе не уникальная история, так же делают термиты.

Которых совсем недавно отнесли к одному с тараканами подотряду.

Именно. Раньше их различали, но теперь оказалось, что тараканы и термиты очень схожи по биохимии и по многим признакам являются близкими родственниками. Хотя у термитов все гораздо сложнее, помимо семейной организации у них есть еще и кастовая иерархия. А у тараканов, конечно, кастовости никакой.

Но они ведь живут семьями. И при таком образе жизни, когда они постоянно пытаются слинять от человека, чтобы не оказаться застуканными на месте, хорошо бы иметь особь-разведчика, как у муравьев или пчел!

У остальных видов тараканов как таковой семейственности нет, но специфическое поведение присутствует. Да, у пчел, например, есть разведчики, которые находят источник пищи, потом сообщают остальным, куда за ним лететь (причем информацию передают через танец). У муравьев тоже есть разведчики, собиратели, солдаты. Муравьи-разведчики дают сородичам знать, куда идти за едой, оставляя химические метки на земле. Примерно так же технически, но с другим смыслом происходит и у тараканов. Самцы у них активнее самок, мало того, встречаются гиперактивные особи, поведением напоминающие свободный электрон. Те самые, что мечутся по кухне, — вроде бы и собираются улизнуть, спрятаться, но не делают этого, продолжая носиться в поисках интересной еды. Так вот, они тоже оставляют химические метки, и потом по этим следам пищу находят другие самцы и самки. Однако бешеные таракашки делают это не специально, исключительно для себя стараются.

Самки, впрочем, недалеко ушли, тоже эгоистки! Когда у них созревает оотека, мешочек, где находятся яйца, многие самки эту оотеку сбрасывают где попало и бегут себе дальше — свободные девушки.

Еще тараканы грешат каннибализмом — едят себе подобных и не переживают. С голодухи могут сожрать неокрепшую личинку или труп сородича; иногда самцы поедают друг друга. Как такового территориального деления и деления на семьи и группы у них нет, поэтому к появлению коллег из соседской квартиры тараканы относятся по-разному. Могут подружиться и ходить в гости, а может и конфликт возникнуть. Самцы могут подраться, в результате кто-то окажется съеденным. Жестокие они насекомые, и никто им не нужен.

И люди им не нужны стали — поуходили букашки из квартир.

Ага, а люди по ним, видимо, сильно скучают, беспокоятся и придумывают абсурдные объяснения. Говорят, что с появлением сотовой связи и всяких там микроволновых печей в городах повысился радиационный фон. Но это все ерунда: во-первых, ни мобильники, ни печки уровень радиации не завышают, во-вторых, даже если бы и завысили, тараканам на это наплевать. Они выдерживают дозу облучения, которая от 6 до 15 раз превышает допустимую для человека. В глубокой древности, в Юрском периоде, когда только появились первые тараканы, радиоактивный фон на Земле был на несколько порядков выше, чем сейчас. Они к радиации адаптируются.

С радиацией понятно. Но есть же более убедительное предположение — появление новых инсектицидов, проще говоря, ядов для травли насекомых.

Вся эта химия, на которую грешат люди, что якобы она убила тараканов, ерунда. У них очень быстро развивается резистентность к всевозможным отравляющим веществам, так что ядом с ними бороться очень сложно. Раньше были хлорорганика, фосорганика, например, дихлофос, потом стали применять перитроиды, это инсектициды на основе далматской ромашки. Но вышло так, что плохо от них становилось не тараканам, а самим людям, потому что это вещество — сильный аллерген. Сейчас применяют новое поколение препаратов на основе  актиномицетов — примитивных грибов. В общем, мы меняем-меняем-меняем средства, а они ко всем приспосабливаются, разработаем что-то новое — и к этому привыкнут. Еще это связано с большим репродуктивным потенциалом: быстро они размножаются и в больших количествах. 

А тараканы-мутанты существуют?

Был забавный случай: тогдашний мэр Лужков инспектировал Неглинку, точнее, коллектор, в который эта речка загнана. Залезли чиновники в трубу и там увидели белого американского таракана, ну, огромного такого. А он прыгнул в воду и уплыл. Вот тогда все начали в голос кричать: «В Москве живут белые тараканы-мутанты»! Глупости, это был самый обычный американский таракан, большой, но для него это нормальный размер. А с цветом тоже ничего необычного. Он даже не альбинос, как некоторые думают, замечая белых тараканов. Просто все тараканы линяют, сбрасывают старую оболочку и отращивают новый толстый хитиновый панцирь. Так вот, пока он еще не отрос, таракан мягонький такой, светлый. А потом пигмент накапливается, таракан постепенно темнеет и начинает жить полноценной тараканьей жизнью.

Так что если встретишь необычного, на свой субъективный взгляд, таракана, не стоит думать, что он мутант: это вполне может быть линяющая особь или случайно завезенный откуда-то представитель незнакомого нам вида. 

Есть хоть что-нибудь, к чему не адаптируются эти неубиваемые насекомые?

Мало чем убить можно, да. Разве что тапком да холодом. Раньше на Руси с ними только холодом и боролись — зимой прекращали топить печь, открывали все окна и двери и на день так оставляли. А жару они терпят до 55 градусов. Наши тараканы уходят из жилищ не из-за радиации, отравы, холода или жары, а из-за улучшения условий жизни. Вот припомните, исход тараканов из домов начался, когда все люди массово понаделали евроремонты, поставили новую сантехнику. А ведь для таракана важно, чтобы был постоянный источник воды и умеренно теплая температура. Причем источник — это не кувшин с водой, который стоит в кухне открытый, и они все туда ходят, как на водопой, а плохая сантехника, чтобы под раковиной подтекало. Это увеличивает влажность в доме и способствует произрастанию плесени, а тараканы ее очень любят.

Так что вытеснили тараканов из квартир люди, сами того не осознавая. Мораль такова: если вы заметили, что дома появились тараканы, а вы не очень хотите с ними сожительствовать, пора поменять сантехнику или сделать ремонт.

Зачем вообще нужны тараканы? Почему природа их так хорошо защитила, дала кучу способностей, которые вполне могут позволить им пережить человечество?

Тараканы — это источник пищи для других насекомых, для птиц, ящериц, ежей. Даже синантропные, когда уходят из домов, становятся добычей диких животных.

Но есть одно насекомое, которое охотится прицельно на тараканов, тоже очень древнее, это ampulex compressa, изумрудная тараканья оса. Очень красивая, с металлическим блеском, действительно изумрудного цвета. Такие осы не строят гнезд, а ловят тараканов, убивают их, откладывают в них личинки, засовывают в кору дерева и летят себе дальше. Правда, этих ос очень мало — как в нашей стране, так и на Земле вообще.

А еще зря люди думают, что тараканы бесполезны. Так как большинство видов тараканов всеядны, они уничтожают гниющие останки животных и растений, поедают и перерабатывают помойки, отходы человеческой жизнедеятельности. Конечно, их тараканы утилизируют не в одиночку, но свой вклад вносят. Когда в Австралию впервые завезли скот для создания хозяйств, на этом континенте не было достаточного количества насекомых, потребляющих фекалии животных. Поэтому туда специально отправили жуков-навозников и тараканов.

А какую пользу они приносят науке?

Ну, энтомологи в связи с тараканами уже изучили все, что хотели, поэтому сейчас открытия — это только новые виды.

Но другие ученые на крупных тараканах, мадагаскарских, исследуют нервную чувствительность и химическую восприимчивость. Изучают тараканьи сенсиллы — это такие волоски у основания ножек, способные различать химические вещества. Вживляют всякие электроды и проводят опыты, связанные с работой нервной системы. Еще тараканчиков, особенно пепельных, выращивают в лабораториях для кормления некоторых животных.

А вообще вред или польза — понятие не биологическое, а социальное. Что такое вредные насекомые? Понятно, когда мы говорим о паразитах, которые нам докучают и заражают чем-то. А на тараканов хоть и грешат, мол, переносят заразу, пока этого никто не доказал. Да, у них на лапках пару раз находили яйца гельминтов и какие-то нехорошие бактерии, но ведь многие из нас подолгу жили с тараканами или до сих пор живут, и ничего, никто еще от такого соседства не умер.

Алена Лесняк

Поделиться: