Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
Лента новостей. Быстрые новости

Путин во Франции: Зыбучие пески Нормандии

05 июня 2014
Просмотров: 1717

Высадка войск первого эшелона. Сектор «Омаха», 6 июня 1944 г.

Главы 17 стран, которые соберутся в пятницу в Нормандии, чтобы отметить 70-летие высадки союзников, будут наблюдать за действиями одного человека – Владимира Путина. Президент России использует эту поездку для того, чтобы поговорить с теми, кого он продолжает называть партнерами – хотя отношение европейских лидеров к России в последние месяцы балансирует на грани холодной войны.

Руководители восемнадцати государств соберутся все вместе дважды – сначала около полудня на званом обеде в особняке Бенувиль, который даст президент Франции Олланд, а после его окончания на торжественной церемонии на побережье Ла-Манша в городке Уистреам. На пляже Рива Белла, где в 1944 году высаживались британские войска (и тогда он получил название Sword Beach), гостям покажут постановку с участием примерно 500 военных музыкантов и 650 действующих лиц, которые в четырех действиях напомнят о событиях «Дня Д». Трибуны, установленные на пляже, способны вместить до девяти тысяч человек – но внимание мировой прессы будет приковано к одному из них. Президенту России Владимиру Путину.

У его поездки во Францию было много противников. Как в самой России, где немало людей считает, что разговаривать с Западом, который ставит нам ультиматумы и вводит санкции, сейчас не о чем, так и на Западе, где обострение русофобии привело к тому, что Путина сравнивают с Гитлером и Сталиным. Обозреватель Daily Mail Саймон Хеффер возмущается тем, что Путин «будет находиться бок о бок с западными лидерами и с ветеранами, чей героизм, порядочность и нравственная цельность означают, что он недостоин находиться с ними в одной стране и уж тем более на одном берегу». Параноидальность всегда была свойственна русофобии, как и пренебрежение к истории: «Пусть в 1944 году Россия была нашим союзником, но ее войска не присутствовали на этом конкретном театре боевых действий, и приглашать туда Путина в момент, когда он преступает все ценности, за которые боролись и умирали те герои, это просто омерзительно», пишет тот же Хеффер.

Действительно, «была союзником» и три года воевала с Гитлером, ожидая открытия второго фронта, которое все время откладывалось. СССР принял на себя всю основную тяжесть борьбы с Германией, сделав к моменту «великого подвига» союзников все для того, чтобы поражение Гитлера стало неизбежным. И высадка произошла в тот момент, когда это было выгодно и нужно уже самим англосаксам: ведь иначе Красная армия действительно вышла бы к Ла-Маншу, самостоятельно освободив Европу. Преувеличение собственной значимости за счет преуменьшения вклада других – отличительная черта атлантической цивилизации. Точно так же, как и демонизация противника – которым сегодня выступает Россия.

«Если бы приглашение Путина аннулировали, у него была бы «параноидальная реакция», считает Бруно Тертре. Вопросов – а почему именно такая реакция была бы у Путина? – западная элита не задает. Ну как же, он же тиран, для которого так важно быть принятым в приличных домах, да к тому же он хочет, как утверждает в Bloomberg Стивен Сестанович, «чтобы российские телезрители увидели, что все прощено». Что прощено и, главное, кем? То, что Путину даже в голову не приходит демонстрировать русским какое-то «прощение Запада» и что, напротив, никто в России не хочет быть «прощенным» на Западе – это просто недоступно пониманию даже лучших западных экспертов по России. Путин едет не для демонстрации – а для того, чтобы продолжить борьбу за Украину. Пусть и на пляжах Нормандии – почему бы и нет, если в Сочи западные лидеры ехать отказались, а других поводов в ближайшие месяцы не предвидится.

Первые встречи у президента России состоятся уже в четверг вечером – ужин с президентом Франции. А в пятницу утром, еще до официальных торжеств, он встретится с немецким канцлером, и уже позже – с английским премьером. При этом еще неделю назад, 28 мая, ни с Меркель, ни с Кэмероном встречи не планировались – по крайней мере, тогда помощник Путина Юрий Ушаков говорил о том, что он лично считает, «что, если и будут двусторонние контакты, они будут иметь не такой организованный характер, а, как говорится, на ногах». В итоге встречи будут вполне официальные – то есть европейцы сами решили пойти на контакты, понимая, что дальше упираться бессмысленно.

Что толку изображать бойкот России, если вы его не можете, да и не хотите организовать? А главное – если ваша попытка изолировать Россию все равно никак не помогает оторвать Украину от России. Наоборот, сводя весь разговор с Россией к ультиматумам – признайте прозападную власть в Киеве и забудьте про Украину – Запад сам не оставляет Москве никакого другого выбора, кроме того, как, стремясь защитить наши национальные интересы, действовать в одностороннем порядке.

В диалоге с Россией сейчас заинтересована в первую очередь сама Европа – потому что Путин и так понимает, что он делает, держа украинский фронт. А США и Европа вовсе не едины в своей политике по отношению к России. Если США в открытую говорят о сдерживании России – потому что наше возрождение мешает им выполнять «миссию глобального лидерства», то есть строить мир по-американски – то Европа, при всей ее многовековой русофобии, вовсе не собирается рвать отношения с Россией в угоду своему старшему партнеру-надсмотрщику, решившему воспользоваться украинским кризисом для подтягивания трансатлантических канатов. Меркель, Кэмерон и Олланд понимают, что ни европейский бизнес, ни европейские избиратели не поддерживают политику конфронтации, как бы противники России ни пытались реанимировать чучело «русско-советской угрозы свободному миру».

Путин уже не раз говорил о том, что Россия не желает ни новой холодной войны, ни жесткого противостояния с Европой – мы просто защищаем свои интересы. Убедившись в том, что США не готовы считаться с Россией в украинском вопросе, Путин продолжает обращаться к Европе – предлагая ей не только вместе урегулировать украинский кризис, но и стать самостоятельной силой в мировой политике, выстраивать отношения с Россией исходя из общих интересов, а не следуя в фарватере уходящей сверхдержавы. Для того, чтобы лично напомнить европейским лидерам о том, как важно быть самостоятельным, Путин и едет на побережье Нормандии.

В конце концов, Россия никого не заставляет ни сотрудничать с собой, ни дружить мы просто настаиваем на том, чтобы с нами считались. И имеем на это полное право нравится это кому-то или нет. Можно, конечно, попытаться и без нас решить вопросы, которые относятся к нашим национальным интересам, но результат будет, мягко говоря, контрпродуктивным. Как бы наши партнеры не подавились Украиной наверное, об этом думал Владимир Путин, когда пожелал собравшейся без него «большой семерке» приятного аппетита.