Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Последний танец Европы

9 января 2015
2 702

Заигралась Европонька в свой мультикультурализм. Ох, заигралась. Похоже, что это понимают все, кроме... кроме европолитиков...

Последний танец Европы

Европолитики последнее время напоминают наркоманов со стажем, которые готовы вмазывать мультикультурализм, толерантность и демократию в самых извращенных формах до тех пор, пока их не отнесут на кладбище. Впрочем, не исключено, что они и там будут вмазывать по ночам, вставая из могил и пугая сторожей.

Кончились вены на руках - будут вмазывать в ноги. Случился теракт - примут дозу борьбы с терроризмом, а потом снова вмажут толерантностью. Случится еще один теракт - примут две дозы борьбы с терроризмом, обвинят во всем мусульман, ИГИЛ и Башара Асада (для борьбы с котором и были созданы группировки, образовавшие впоследствии ИГИЛ). А потом - снова дозу мультикультурализма. И две дозы толерантности. И дозу демократии. И свободу слова - в глаз. И марочки полизать, made in USA.
 

Вот только зачем это нужно?

С обычными наркоманами все понятно - начали принимать либо из интереса, за компанию, либо как "обезболивающее от жизненных проблем" и потом не смогли остановиться.

Но ведь политики - по логике должны быть неглупые люди. Значит это им зачем-то нужно? Этот их мультикультурализм, толерантность и прочая свобода понад усё.

А кроме этого, политиков же кто-то выбирал. Простые европейцы - они же ходили на выборы, голосовали. И не только во Франции. И не только в Германии. Во всем Евросоюзе и на протяжении многих лет европейцы голосовали за политиков, внедрявших в их странах "мульти-культи". Получается, что и простым европейцам это было нужно? А зачем?

На мой взгляд, у европейского мультикультурализма и толерантности было две предпосылки - краткосрочная и долгосрочная.
 

Краткосрочная предпосылка - это прикрытие для миграции.

Мигранты нужны были Европе как дешевая рабочая сила.

По законам капитализма прибыль должна все время расти. А один из способов повышать прибыль - это сокращать издержки. Во многих производствах значительная доля затрат - это оплата труда. Значит для сокращения затрат и роста прибыли нужна более дешевая рабочая сила.

Чтобы обеспечить предприятия более дешевой рабочей силой - есть два основных способа: импорт более дешевой рабочей силы к себе в страну (то есть прием мигрантов, гастарбайтеров) и экспорт производства в места с дешевой рабочей силой (перенос заводов в Азию и другие страны).

Лишаться собственной промышленности Европа (особенно Германия и Франция) не хотела, потому что это полностью лишило бы страны средств к существованию, поэтому... поэтому политики решили, что "немного мигрантов не помешает".

Сначала мигрантов было действительно немного. Но мигранты, получая гражданство, постепенно становились европейцами и одновременно с этим искали работу с оплатой, достойной настоящего европейца. А бизнесу, в соответствии с капиталистической моделью, нужно было наоборот - дальше и дальше сокращать издержки, понижать и понижать фонд оплаты труда. Снова поднимался вопрос - переносить завод в Азию или принимать более дешевых мигрантов.

Часть заводов в итоге все равно была перенесена в другие страны. Но, стараясь замедлить процесс потери промышленности, политики все шире и шире открывали двери для мигрантов.

Однако мигранты, они же гастарбайтеры, несли с собой чуждую Европе культуру. И превращать их всех в настоящих европейцев - при большом потоке было достаточно сложно. Сложно и невыгодно. А невыгодно потому, что превращаясь в настоящих европейцев, мигранты начинали искать работу получше и снова возникала проблема дешевой рабочей силы. Поэтому капиталу было выгодно чтобы мигранты так и оставались мигрантами, унтерменшами, рабочей силой второго сорта, полугражданами или вообще негражданами, со своей азиатской, африканской или арабской культурой.

А чтобы коренное население Европы принимало такую ситуацию как должное, европейцам объяснили - цэ гарно, хлопцы, цэ мультикультурализьм, цэ Европа, цэ наша великая ценность, цэ понад усё.

А капиталистам, как и нарокоманам со стажем, по законам капитализма все время нужна была новая и новая прибыль, то есть новая и новая доза мигрантов, дешевле и дешевле, мультикультурней и мультикультурней.

И так до бесконечности, пока дело не закончится на кладбище.

Однако была и другая предпосылка.
 

Долгосрочная предпосылка - это антинационализм.

Давайте вспомним, откуда вообще взялся Евросоюз с его идеями толерантности, свободы, демократии и в итоге идеями мультикультурализма.

Евросоюз начал создаваться после Второй мировой войны, на волне осуждения нацизма и фашизма, которые в конце 30-х и начале 40-х привели Европу к настоящей катастрофе, охватившей не только Германию и Австрию, но и ряд других стран. Фашизмом была охвачена Италия, Испания, многие страны были либо союзниками Гитлера, либо выбрали нейтралитет, молчаливо соглашаясь с его методами.

А потом, увидев, куда привел фашизм и нацизм, Европа ужаснулась и принялась истово открещиваться от всего, что так или иначе с ним связано.

Европа после Второй мировой больше не хотела быть цитаделью нацизма и фашизма, она начала смывать с себя это пятно, щедро заливая его отбеливателем, чтобы не осталось даже следов.

В итоге, Европа настолько увлеклась отбеливанием самой себя от пятен наци-фашизма, что решила довести дело до идеальной белизны. Чтобы ни пятнышка. Ни пылинки.

Фактически, европейцы ударились в обратную крайность. Соревнуясь в отмывании себя от идей нацизма, они довели антифашизм до абсурда. Европейцы дошли до идей, когда национальность становится едва ли не пороком, когда смешивание наций стало самоцелью - кто сильнее перемешался, тот вроде как самый правильный, потому что самый антинационалист, самый антифашист, самый мультикультуралист, самый толераст и так далее.
 

По сути - это маятник, который после крайнего национализма 30-х качнулся в обратную сторону - в крайнюю толерантность и отрицание наций как таковых.

Европа оказалась в таком состоянии, когда всякие попытки ограничить миграцию, защищать коренное национальное население - воспринимаются как страшный порок, рецидив наци-фашизма. И эта "крайняя толерантность" охватила всех - от простых европейцев до политиков. Политики начали соревноваться друг с другом, кто толерантнее, а простые европейцы начали голосовать за "самого толерантного". Потому что не дай Бог выбрать чуть менее толерантного, чем самый толерантный - он же сущий Гитлер, ужос-ужос. Если политик позволил себе хоть на дюйм отступить от идей безграничной толерантности и всепоглощающего мультикультурализма - это же просто фашист, упаси Господи от такого.

Это можно назвать "наци-фобией" - слепым паническим страхом национализма, при котором пациент превращается в параноика, которому за каждым заявлением, не пропитанным толерантностью на 200%, мерещится нацизм.

И европейцы на протяжении многих лет, даже десятилетий, соревновались - кто толерантнее, кто мультикультурнее, кто сильнее отстирал свою политику от национализма, кто добился наибольшей белизны.

И чем больше европейцы отбеливали себя от национализма, тем заметнее становилось каждое пятнышко, каждая соринка, каждое нетолерантное заявление. А когда они все-таки возникали - европейцы с удвоенной энергией начинали отбеливать себя, добавляя толерантности, мультикультурности, демократии, свободы слова и далее по списку.

В результате, Европа дошла до полного извращения идеи борьбы с нацизмом, довела антифашизм до абсурда, сделала толерантность идеей-фикс, самоцелью, начала толкать ее во все щели, нарочито, демонстративно, соревнуясь - у кого этой толерантности больше.

И опять же получилось как у наркоманов - с каждым днем доза все больше, закончились вены на руках - начали вмазывать в вены на ногах.
 

Начинали с марихуаны, перешли на опиий, ЛСД, потом героин, закончили крокодилом.

Интересная получилась игра слов. Крокодил - так назывался советский сатирический журнал. Шарле Эбдо - это в некотором роде европейский "крокодил". А у наркоманов крокодилом называется сильнейший наркотик, среднее время жизни после начала приема которого около двух недель. Спасаются единицы. Смертность от "крокодила" выше чем от вируса Эбола.

Похоже, что Европа дошла именно до стадии крокодила.

Европа разрешила строить мечети, превратила целые районы крупнейших городов в мусульманские общины и одновременно с этим разрешила унижать мусульман в газетах, журналах, театре и кино.

Таким вот получился европейский мультикультурализм - принять миллионы мусульман и унижать их религионзые чувства.

Это саморазрушение. Точно такое же, как у наркомана со стажем.
 

При этом Европа сидит сразу на двух иглах.

Одна игла - это капитализм, требующий дешевую рабочую силу, больше и больше, с каждым днем. А вторая игла - это фобия национализма, требующая больше и больше толерантности, чтобы не дай Бог не заподозрили в нацизме.

Удастся ли Европе слезть сразу с двух игл?

И позволит ли слезать с этих игл доктор Вашингтон, который после Второй мировой войны очень поднаторел, выписывая всем рецепты свободы и демократии?

А может быть уже не стоит дергаться?

Может быть вмазать побольше дури, принять в свой состав Украину, и пусть уже несут на кладбище всех вместе, со счастливой улыбкой, под торжественную музыку - Вагнера, Баха, Бетховена... или Моцарта...

Оркестр! Играйте Реквием!

Последний танец Европы, дамы и господа!

Поделиться: