Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Отжыг недели. Про быдло и инфантилизм

28 июля 2014
2 770
Отжыг недели. Про быдло и инфантилизм

Молодые львовяне,  вернувшись с киевского Майдана, где были едва ли не хедлайнерами всего процесса, не скучают.  Заняты по самую маковку. Пока местных рагулей пламенных патриотов из семей, не нашедших тыщу долларов для военкома, мобилизуют убивать сограждан в Донбассе, исполины духа воюют с москалями дома, в комфортных и совершенно безопасных условиях. Ну как воюют? Запускают мышей в супермаркеты и кошмарят местных торговцев, позволяющих себе продавать что-то российское. Испив сваренного на российском газе кофейку, отважные воины идут проверять на патриотизм земляков. Не страшно, прикольно смотреть на рожи перепуганных до икоты барыг, и все каналы обязательно покажут. Лето, знаете ли, затишье, украинские телеканалы остро страдают от недостатка информационных поводов, а тут такое буйство красок и симфония интеллекта.

В МВД не видят связи между покушениями на мэров Львова и Кременчуга

Впрочем, Львов давно утратил звание передового по креативным вышиваночным забавам города Украины. В последнее время первенство у Пьемонта уверенно перехватывает Одесса, утверждающая себя в качестве оплота демонстративного украинства. Не чтобы себе любить, а чтобы истыкать глаза всем, кто со стороны смотрит.  Арсенал доказательств традиционно уныл - вышиванки, гимны на остановках, жовто-блакытные прикиды, футболки с матерными заклинаниями в адрес Путина и бодрый мордобой тех, кто тренд все еще не подхватил. Веселые и пока сытые молодые патриоты бдительно следят за теми, кто не уловил свежую моду и по-прежнему уверен, что Одесса  интернациональный, легкий, ироничный и открытый для всех город. На них теперь модно стукануть куда следует, так выгляит новый формат неполживой рукопожатности.

В супермаркеты   ребятишки тоже регулярно наведываются с инспекционными акциями, а в субботу устроили там флешмоб – валились на пол, демонстрируя, как российские товары убивают украинских солдат. Дурноватым розовощеким упырям было весело – примерно так же, как наливать в бутылки коктейли Молотова, а потом жечь колорадов. И снова-таки сочный пиар на всех телеканалах страны и умильные комментарии в соцсетях  под общим девизом «Анижедети, но уже какие патриотичные».

В проклятое замшелое время совка эта молодая поросль зарабатывала копейку в стройотрядах, но теперь, слава Богу, демократия и свобода, поэтому копейка зарабатывается иначе. Конечно, можно было бы спросить, почему анижедети из Львова и Одэсы не отправились прямо с флешмоба на восточный фронт, чтобы на месте явить свой безразмерный и бескомпромиссный патриотизм, но что-то мне подсказывает, что вопросы мобилизации они уже порешали.

Пока креативное, но жутко вульгарное и пошлое племя юных конъюнктурщиков кривлялось и гримасничало, на том самом восточном фронте шли реальные бои их ровесников с другими их ровесниками. Кто-то становился двухсотым, кто-то трехсотым, а  кому-то везло остаться в живых, хотя и непонятно, надолго ли. Анижедети, призванные в армию, лупили по городам и селам в белый свет в копейку, и от их патриотической деятельности оставались сиротами дети, да и сами дети погибали ни за грош. И продолжают погибать.

Во имя интересов украинских олигархов, сначала спонсировавших обезьяньи  скачки на майдане в центре Киева, а теперь  посылающих погибать сотни и тысячи молодых и не очень украинцев в братоубийственной войне. Как любит повторять в Фейсбуке папка одного мажора, патриотично присматривающего на Ибице, куда бы еще воткнуть жовто-блакытный флажок, хватит кукситься, идите в бой и умрите там во славу нашего тризуба.

В бой, конечно, преимущественно идут ватники и быдло. Так незатейливо называют своих сограждан анижедети, от вольного нарезвившиеся на майдане, потом в соцсетях, а теперь предпочитающие любить родину в менее жовто-блакытных, но несравненно более мирных и комфортных местечках, которых все еще немало на земном шаре. Впрочем, писать свои запальчивые глупости в Фейсбуке можно из любой точки мира, так что Интернет, самое технологичное и современное изобретение человечества по-прежнему остается средоточием самого гнусного, агрессивного, средневекового обскурантизма и ненависти.  

Ватники и быдло – это те, кто обеспечивает розовощеким крепышам сытое и комфортное проживание в построенных руками быдла же домах. Все эти рабочие, инженеры, учителя и врачи, не сумевшие вырвать свой кусок успеха из рук таких же необоротистых сограждан,  но смеющие вякать что-то  в присутствии офисного планктона с интеллектом и кругозором инфузорий, но амбициями акул. И даже эти спесивые эскапады кыяны в первом поколении тупо передрали у ненавидимых русских, с либеральных креативов которых прилежно снимают узоры, уценяя формат до незатейливых провинциальных кондиций.

Не знаю, позврослеет ли когда-нибудь наш народ, но на сегодняшний день никаких, хоть сколько-нибудь оптимистичных, оснований для веры в это у меня не имеется. Собственно, инфантилизм – тренд едва ли не всего более или менее сытого цивилизованного человечества, но  украинцы в этом смысле, пожалуй, обходят остальных на несколько корпусов. Да, весь мир из пресловутого золотого миллиарда теперь мечтает учиться лет до 30, проводя время в поисках неспешной самоидентификации; заводить семью лет в 40, поскольку до этого времени все никак не созреет;  избегать какой бы то ни было ответственности за других, и предпочитает сибаритство любому другому образу жизни – в меру, конечно, собственных материальных возможностей.

Впрочем, при этом каждый молодой европеец или американец точно знает, что в 16 лет родители отправят его на вольные хлеба, так что за свой выбор, так или иначе, нести ответственность придется самому – так же, как и обеспечивать материальные его основания.

Поскольку наш  главный удел – всегда следовать каргокульту, перенимая оболочку вещей, но не их содержание, мы, украинцы, обязательно подхватываем главные мировые тенденции, последовательно доводя их до комического абсурда. Главным девизом украинского инфантилизма являются два слова – хочу и дай.

Взрослые, лет 20, украинские парубки и дивчины, забравшие себе в голову очередное хочу, действуют как 3-летний бэби в магазине детских игрушек, в ответ на отказ падающий на спину и орущий дурным голосом  пресловутое «дай», надувая пузыри злых соплей и иногда даже напуская под собой лужу. Примерно так выглядел великий революционный майдан – тысячи преимущественно молодых людей, как и придурковатых инфантильных предпенсионеров, уверенных, что так жить нельзя, а надо жить как-то иначе – ну, чтобы ананасы на елках, чтобы без коррупции, но с возможностью прикупить экзамены оптом, чтобы  все прозрачно, но лично мне как-то в обход, чтобы, короче, все у нас было, и чтобы нам за это ничего не было. Скакать, орать, трястись, раскачиваться, завывать, ганьбить и угрожать – и все во имя хочу и дай.

Инфантилизм – это категорическое нежелание оценивать ситуацию трезво, это жесткое вытеснение любой информации, которая не укладывается в приятственный стереотип, это принципиальное отторжение любой ответственности за свои поступки и отказ прогнозировать последствия своих действий. Это замена мышления ритуалами, критичности – воодушевлением, анализа – капризом. И это – формат, в котором живут украинцы практически все годы своей независимости.

Рано или поздно инфантилизм приводит к страшному. Та катастрофа, которую мы наблюдаем сегодня в стране – прямое следствие принципиальной невзрослости народа, которому истерика заменяет рассудок, а прихоть – расчет. Разве можно было представить, что все эти милые мечтатели в веночках и вышиванках, с упоением поющие гимны, превратятся в злобных агрессивных нацистов,  смакующих фото растерзанных женщин и детей? Ребенок, который отрывает мухе ножки и наблюдает за ее корчами, не ведает,  что  творит. Взрослые анижедети, упражняющиеся в отвратительном злорадстве по поводу убитых украинцев же, вполне ведают, но сраму не имут. Аппарата нет, не вырос, не воспитан, не имплантирован родителями, такими же инфантильными, как их здоровенные отпрыски.

Для того чтобы ребенок научился сопереживать, сочувствовать, жалеть кого-то, он должен чужую боль принять как свою, признать другого равным себе. Вы видите, чтобы родители учили детей чему-то подобному? Сегодня востребована только ненависть. Малыши в футболках с надписью ПТН ПНХ, скандирующие под управлением терпеливых мам матерные речевки вместо умилительных детских виршиков, потом придут на новые майданы. Еще более инфантильные, холодные, бессердечные, одинаковые в своих прихотях и капризах, требующие, чтобы весь мир прогнулся под них, чтобы им обеспечили и гарантировали, чтобы ватники их накормили и согрели, обули и одели, отвезли и вылечили. А они чтобы сидели в офисах и строчили желчные текстики про тупость и никчемность быдла.

Родители этих забавных косноязычных карапузов, наскакавшие нам войну и разруху, по-прежнему ни на секунду не допускают даже мысли о своей вине. Они продолжают исполнять а нас за что?  - как только заходит речь о том, чтобы ответить за содеянное.

А  теперь им, каждые полчаса уныло тянувшими гимны про готовность положить душу й тило за нашу свободу, принесли реальные повестки на реальную войну, и внезапно выяснилась цена их показного патриотизма. И степень их настоящего бессердечия.  

Их мамы и жены перекрывают дороги, по которым детей и мужей повезут отдать душу й тило, но мамы и жены по-прежнему блажат исключительно о недостаточном комфорте, плохом питании и фальшивых бронежилетах. Простая человеческая идея о том, что своих мужей и детей не надо посылать убивать чужих мужей и детей, все еще не пробивает их бронированные лбы.

Украина в целом убеждена в том, что весь мир ей должен, что каждый англичанин или зулус, просыпаясь утром, обязан спросить себя, что еще он сделал для украинцев, чем усладил их слух и удовлетворил их непомерное, раздутое эго. Ну, ведь мы такие красивые в этих вышиванках, с этими скандированиями, с этими вечными желаниями, скачками, кричалками, флажками, этой тотальной завистью и уверенностью, что нам недодали, недоспасибили, недокланялись.

И так – снизу доверху. На днях в отставку подал большой мальчик Яценюк. Вечный бэби с надутыми губками и взглядом, в котором читается риторический вопрос «я ль на сете всех милее?», крысой побежал с корабля, который обещал реформировать. Законопатить щели, обновить паруса и даже поставить новое машинное отделение. Правда, еще год назад Арсений Петрович, точно зная, с какими детишками-избирателями он имеет дело, обещал им разнообразные чудеса – замораживание тарифов и налогов, рост зарплат и пенсий, отмену грабительской пенсионной реформы, клялся, что заживем богато и жирно, как только свергнем гнусного криворукого Азарова. Манипулировать инфантильными вообще несложно – надо только говорить им то, что они хотят слышать в формате «дай и хочу». И, конечно, не отрываясь, почесывать их циклопических размеров эго, давая все новые и новые горизонты для бесперебойного пышаторства.

Вынесенный революционной пеной и далекими, но цепкими кураторами на поверхность и поставленный верховный экономическим менеджером, Арсений Петрович проработал несколько вкусных схем, да и слинял. Куля в лоб больше неактуальна, много ли вы знаете инфантильных истериков, озабоченных понятиями чести, достоинства и верности слову?

И вот в ситуации тяжелейшего политического кризиса, войны, тотального разрушения городов, являющихся опорой промышленного потенциала страны, массовой гибели мирных граждан, грядущего экономического коллапса наш МИД обращается с нотой к болгарам по поводу того, что в тамошнем детском лагере местный аниматор запретил украинцам задалбывать остальных детишек своим назойливым тыканьем в глаза этнической символики. Плакать? Смеяться? Краснеть от стыда? Выяснять, потел ли перед смертью больной?

Да какая уже разница.

Нюра Н. Берг, специально для  Полемики

Поделиться: