Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Они дилетанты или враги?

7 588
Разношерстная публика, сконцентрировавшаяся вокруг «российского руля», совершенно открыто и старательно тащит страну не в ту сторону. И эта беда не перестроечная. Война против Руси и русского народа ведётся не одну сотню лет...

 

Герман Оскарович Греф, ныне глава Сбербанка России

 

Проблема нашей страны не в экономике, а в руководстве

Об этом свидетельствует недавно озвученная идея начать «войну» с наличными деньгами

Автор – Михаил Хазин

Некий персонаж, «прославившийся» своими безумными и неадекватными идеями ещё на посту министра экономики, на днях предложил бороться с неучтённым (да и с учтённым тоже) налично-денежным обращением. Поскольку, в отличие от него, я немножко разбираюсь в теме (в частности, потому, что в 1995-96 гг. был ответственным секретарём правительственной комиссии по борьбе с неучтённым налично-денежным оборотом), то считаю необходимым сказать несколько слов по этой теме.

Во-первых, есть два очень важных показателя денежной массы, которые, собственно, и определяют ситуацию в этом секторе экономики. Что характерно, это – вовсе не объём наличности, а объём кредитных денег и банковский (кредитный) мультипликатор. Собственно объём наличности определяется делением первого на второе.

Итак, объём кредитных денег (монетизация экономики). Современная экономика нормально функционирует в том случае, если объём кредитов примерно равен ВВП страны, плюс-минус где-то 20%. Такой объём кредитов был в СССР, практически во всех странах Европы, Японии, в США до начала надувания «пузырей» и т.д. Если этот объём падает, то экономика падает вслед за ним, поскольку не обеспечивается опережающее финансирование производства.

Второй показатель скорее характеризует банковскую систему страны. Он показывает, насколько она увеличивает каждый рубль, попадающий в банки от граждан. Нормой здесь является значение от 4 до 6 – т.е. объём выданных банковской системой кредитов должен превышать объём частных вкладов примерно в 4-6 раз. Соответственно, объём наличности (денежная база) должен составлять где-то от 16 до 25% ВВП. Но это – в идеале.

Если к власти в стране приходят маньяки, то они начинают эти пропорции менять. В частности, в 90-е годы команда «либерал-реформаторов», которая ничего не понимала ни в экономике, ни тем более в денежном обращении, начала резко занижать денежную базу, считая, что так она борется с инфляцией. Поскольку одновременно падал банковский мультипликатор (система госбанка была уже разрушена, а альтернативной нет до сих пор: рублёвого кредитования в нашей стране в необходимом количестве не наблюдается), то стал бешено падать и объём кредита. В минимуме он опустился до уровня в 4% ВВП, что теоретически должно было привести к полному коллапсу экономики, к её падению в десятки раз.

Однако тогда люди оказались умнее, чем денежные власти: они заменили рубли на денежные суррогаты, что позволило сохранить экономику, хотя, конечно, проблемы были страшные (т.н. кризис неплатежей). Подробно об этом можно почитать в моём докладе, подготовленном для коллегии министерства экономики в ноябре 1996 года, которая была отменена, поскольку либерал-реформаторы, возглавлявшие министерство, правду знать не хотели: она мешала их абстрактным построениям.

Неучтённое налично-денежное обращение – это один из видов денежных суррогатов (оно ещё бывает, кстати, не только рублёвое). Есть и разные векселя, и прочие ценные бумаги, есть и вариант вывода денежного оборота за пределы страны. Это когда плата за купленную квартиру идёт не со счёта в российском банке на счёт в российском банке, и даже не путём переноса чемодана с долларами из одной ячейки в другую, а путём перечисления долларов или фунтов с одного оффшорного счёта на другой. Я, кстати, как-то задал вопрос нашим либерал-реформаторам, которые по-прежнему определяют пути развития российской экономики, как они определяют размер ВВП или хотя бы денежную массу, – с учётом этих оффшорных операций или без них, но ответа, естественно, не получил.

Так вот, поскольку наша банковская система усилиями тех же либерал-реформаторов категорически отказывается кредитовать российскую экономику рублями (предлагая такие условия кредитов, на которые нормальное предприятие согласиться не может), то банковский мультипликатор у нас довольно низкий. Точно его размер назвать сложно, поскольку у нас – довольно высокий уровень теневого оборота, и не совсем понятно, как его учитывать в расчёте ВВП и объёма кредита. Но, в любом случае, он сильно ниже нормы: скорее всего, находится где-то в интервале 2-2,5.

Это значит, что доля наличных денег в экономике у нас должна быть высокой, много выше, чем в других странах, – до 50% ВВП, даже без учёта теневого оборота. И если в сегодняшней ситуации начать снижать объём наличных денег, то это неминуемо вызовет адекватное падение ВВП. Вот что на самом деле нам предлагает упомянутый в начале статьи персонаж, истинный «знаток» российской экономики. Разумеется, падение экономики будет не таким крупным, как сокращение наличности: народ перейдёт на другие суррогаты, как это было в 90-е годы (см. вышеприведённый доклад). Но суть процесса от этого не изменится.

Для того, чтобы улучшить ситуацию, нужно сделать несколько шагов.

Первое – внедрить, наконец, систему рублёвого рефинансирования банковской системы со стороны Центробанка. Она есть во всех странах, кроме нашей, и я не понимаю, почему мы её не создаём. Разве что от затаённого преклонения либерал-реформаторов перед США: «Как же так, мы будем делать, как они! Они же великие, а мы кто?..» После того, как банковский мультипликатор дойдёт до величины хотя бы в 4, у нас наличность в обороте автоматически уменьшится почти в два раза.

Далее нужно работать с налоговой системой, делая её более адекватной реальным экономическим процессам, и только потом можно будет начать сокращать именно неучтённый налично-денежный оборот. Отметим, кстати: в начале 2000-х, когда после девальвации денежная система страны сильно оздоровилась (в частности, объём кредита вырос с 4-6% от ВВП до 20% с лишним), объём неучтенной наличности упал как-то сам, без всякой борьбы с ним.

Разумеется, то, что написано выше, – это не план, а только контуры плана. План, кстати, частично был написан тогда, в 90-е, его контуры есть и в приведённом докладе, но, естественно, либерал-реформаторы ничего в его рамках делать не собирались. Но даже и сейчас, если такая потребность возникнет, данный план можно написать за пару недель. И то, что его никто не пишет, говорит о том, что проблема в нашей стране – не в экономике, а в руководстве.

Источник

Поделиться: