Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

«Навальный» неизлечимо болен

9 704
Искусственная популярность, основанная на обмане, никогда самостоятельно долго не живёт. Её необходимо постоянно поддерживать новой ложью, ещё более изощрённой чем предыдущая. Понятно, что безконечно это продолжаться не может...

 

Очень часто меня спрашивают: «Как вы относитесь к господину такому-то и его идеям?» или «Что вы думаете про товарища этакого и его деятельность?». Чаще всего я ничего не думаю, потому что думать про какого-то там «Яроврата» даже повода нет. Но если в вопросе фигурируют имена вроде Навального, Старикова, Мухина, Кургиняна, Крупнова, Прохорова, Хазина, Лимонова, Кара-Мурзы, Удальцова, Калашникова, Мединского и пр., то возникает проблема: проигнорировать вопрос вроде как невежливо, а ответить в двух словах невозможно. Поэтому я всем стал обещать, что в будущем раскрою тему в большом посте. Обещанного, как говорится, три года ждут. Вот и начну помаленьку отвечать, благо, что выборы закончились, свободное время появилось. Чаще всего спрашивают о… догадаться несложно, об Алексее Навальном.

Итак, первое, что надо сделать, разделить физическое лицо Навальный Алексей Анатольевич и ППП «Навальный». ППП означает Персонифицированный Политический Проект. Поясню, что это значит, для пущей доступности объяснения проведя такую аналогию.

В издательском деле существуют так называемые «пипки», то есть ПИП – Персонифицированные Издательские Проекты. Создаётся бренд, который хорошо продаётся, например, Донцова. Настрочила одних только романов эта самая Донцова больше 140. Опуская вопрос о качестве донцовского литературного ширпотреба, скажите, возможно ли это чисто физически? Разумеется, нет. Донцова – это именно торговая марка, под которой продаются тексты, написанные так называемыми «литературными неграми», которые деньги ценят больше, чем славу. По всем правилам маркетинга продукция бренда «Донцова» жёстко унифицирована и разделена на шесть циклов, посвящённых шести главным героям.

Читатель подсаживается на определённую серию (скажем, про Степаниду Козлову), после чего издатель наполняет книжные лотки в метро и на вокзалах сериально-книжной продукцией, словно пулемётную ленту патронами. Предпринимаются успешные и не очень попытки диверсификации бренда: под маркой «Донцова» изданы кулинарные книги, по донцовским сценариям сняты телесериалы.

Можно ли сказать, что издатель обманывает читателя, продавая очередную нетленку «Донцовой», которую написал на самом деле какой-нибудь голодный студент-филолог? Нет, издатель всего лишь удовлетворяет спрос, читатель обманывается сам, потому что хочет обманываться.

В политике действуют совершенно те же принципы брендирования и маркетинга. Лет эдак сто назад никаких ППП не было (за исключением, может быть, США), а были идеологии и идеологи. Любой политик идентифицировался по исповедуемым им взглядам, приверженности к определённому политическому течению, философии. Понятие «харизма» дополняло идейное воплощение политика, но не заменяло его.

Сегодня ситуация совершенно иная. Ныне, чтобы, например, создать партию, идеология нафиг не нужна, а нужны популярные ППП, люди-бренды. Причём, вовсе необязательно эти люди должны быть политиками. Создатели любой партии просто покупают популярных деятелей шоу-бизнеса, спорта. Но они всё же идут вторым эшелоном в нагрузку к профильным политическим людям-брендам.

Скажем, даже если популярность Пугачёвой выше, чем у Путина, а антирейтинг практически отсутствует, составить ему серьёзную конкуренцию на президентских выборах Алла Борисовна не сможет. А вот если она начнёт критиковать кремлёвского карлика, как душителя социальной справедливости, и призовёт бабушек голосовать за Зюганова, последний может радикально улучшить свои результаты. Это называется синергетическим эффектом.

Так вот, «Навальный» – это специализированный политический бренд, классический ППП. Идеологическое наполнение бренда вторично. Я, получи контракт на продвижение «Навального», вообще жёстко настаивал бы на его идеологической стерилизации. В целом эта линия на создание имиджа борца со злом и коррупцией выдержана, но либеральный душок предательски пробивается через глянцевую вакуумную упаковку, и чем дальше, тем больше. Но даже сейчас сохраняется возможность быстрой накачки «Навального» любым идеологическим наполнителем в диапазоне от умеренного социал-демократа до радикального националиста. Выбор зависит от текущей политической конъюнктуры.

Существует широко укоренившееся мнение, что «Навальный» – это ППП-мина, сгенерированная Кремлём и заложенная под российскую оппозицию. Смысл этой комбинации прост: создаётся положительный миф о рыцаре на белом коне, рыцаре без страха и упрёка, который становится олицетворением оппозиции, символом демократии, лидером общественного мнения и т.д. Потом в нужный момент (например, в период президентских выборов-2017) глянцевая вакуумная упаковка надрезается, и из неё выпадает кучка дерьма, окутывая медийное пространство вонью распилов «Кировлеса», расписками о получении денег в американском посольстве, оперативными видеозаписями о встречах с грузинскими олигархами и прочей гадостью.

Но нет, эта вероятность близка к нулю. Во-первых, в РФ просто не существует той оппозиции, под которую надо закладывать мину. Во-вторых, в Кремле и околокремлёвских кругах нет специалистов такого уровня, способных разработать и осуществлять игру в течение 7-10 лет. Ептить, там сидят временщики, которые дальше чем на квартал вперёд ничего не планируют. Сурков, который способен что-то просчитывать на пару-тройку лет вперёд, редкое исключение, возможно, уникум. Кремлёвский образчик создания ППП-мины – это бренд «Прохоров», который был заложен под «Правое дело» в ходе парламентских выборов 2011 г. и в дальнейшем довольно успешно использовался во время президентских выборов 2012 г. Но это пример незначительной тактической манипуляции, не более того.

А вот у ППП «Навальный» потенциал стратегического масштаба. По крайней мере, был. Но сначала несколько слов о бренд-креэйторах. Даже беглый анализ почерка создателей «Навального» не вызывает никаких сомнений, что авторы проекта (кураторы, идейные вдохновители, называйте, как хотите) родом с американского континента. По крайней мере, американская ментальность во многих проявлениях конструкции этого ППП для меня очевидна. В этом же и причина возможного преждевременного краха «Навального».

Видите ли, американские политтехнологии на сегодняшний день достигли настолько высочайшего уровня развития, что их механическое перенесение на менее цивилизованную почву столь же губительно, как эксплуатация компьютеризированного комбайна в тамбовском колхозе. После заправки разбавленным ослиной мочой бензином, пары поездок за водкой по раздолбанным дорогам и техобслуживанием в местной слесарке, он гарантированно выйдет из строя в первую же неделю. Но объяснить голландским конструкторам сельхозтехники русскую специфику невозможно.

Блин, я однажды так и не смог растолковать корреспонденту немецкой газеты, почему два прапорщика поехали в ларёк за водкой на танке? Он совершенно не понимал, почему держаться на ногах они были не в состоянии, а управлять танком могли? Он в принципе не въезжал, зачем нужна ещё водка, если ты и так уже на ногах не стоишь, и почему садиться за руль штабного «газика» прапора побоялись, а за рычаги танка – нет? Хотя, любому русскому ясно – петляющий по дороге «газик» с бухими прапорами с большой вероятностью остановят гайцы, даже несмотря на чёрные номера, а танк они точно не остановят, да и номеров на нём нет.

Вот то же самое и с американскими мастерами. Они умеют лепить ППП «втёмную», когда сам реципиент не догоняет, что является марионеткой. Они способны создать даже из такого клинического дебила, как Буш-младший, успешный ППП, а потом этот самый ППП сделать президентом, да ещё дважды! Они могут раскрутить второсортного голливудского актёришку Рональда Рейгана до политической суперзвезды (собственно, все американские президенты после Джона Кеннеди – это не политики, а ППП), но они не способны понять загадочную русскую душу®, пусть даже носитель этой души внешне весьма вестернизирован.

Любой американский индивид, из которого делают ППП, ведёт себя, как смертельно больной в руках у медицинского светила, внемля каждому слову и строго следуя всем рецептам и предписаниям. Американские технологи в принципе не рассматривают ситуацию, при которой у объекта может резко сорвать крышу, и бренд начнёт «делать себя сам». Но, увы, русские иначе не могут, любой долб..б, купивший мандат депутата областного заксобрания, начинает мнить себя Наполеоном и принимается увлечённо играть в большую политику.

Так вот, это всё была присказка, а теперь, собственно, о Навальном, о той фатальной ошибке, которая способна похоронить одноимённый политический проект. На мой взгляд, наблюдается явное вмешательство физлица Навального в работу по культивированию бренда «Навальный», а это равнозначно тому, что больной начнёт давать указания доктору, как его лечить. Есть определённые аксиомы, которые знают технологи, но не понимают их «зазвездившие» пациенты.

Главный принцип: ППП не должен разочаровывать своих фанатов, это для него смертельно. Ведь у ППП нет никакого идеологического фундамента, у него есть только харизма, легенда и фанаты этой легенды. Ленин был злобным, склочным карликом, но он обладал колоссальным авторитетом идеолога и организатора, поэтому в любой ситуации мог опереться на свой авторитет, а не личные симпатии к нему. Гитлер органически ненавидел евреев, но умело очаровывал еврейских капиталистов, потому что понимал, что без еврейских денег он никто и звать его никак.

А вот Алексей Навальный, судя по всему, не понимает, что единственный его политический капитал – апологеты легенды о бесстрашном борце с коррупцией, фанаты бренда «Навальный». И поэтому физлицо Навальный не должен называть своих фанатов баранами, не должен разменивать популярность бренда «Навальный» в каких-то мелких драчках за вакантное место «отца русской демократии». Даже если физлицо Навальный от этого и получает какие-то дивиденды, бренд «Навальный» необратимо погибает.

ППП «Навальный» вообще не должен участвовать в какой-то там политической суете, он по задумке авторов проекта должен был стать властителем дум, духовным отцом протеста, этаким нью-солженицыным. Он не должен был драться за власть, он должен был дождаться, пока его начнут умолять «прииде княжити и володети нами». В этом случае потенциал бренда был бы реализован полностью.

Может ли Алексей Анатольевич излечиться от звёздной болезни и спасти бренд «Навальный»? Скорее нет, чем да. Разве что, если к нему применят негуманные методы принудительного лечения…

Сейчас же мы наблюдаем нисходящий тренд «Навального». Загляните в его ЖЖ – большинство материалов посвящено уже не борьбе с коррупцией, а раскрутке его великой персоны. Собственно, как технически осуществлялась эта типа борьба? Навальному шлют письма, сотни, тысячи, возможно, десятки тысяч писем. Он их, разумеется, не читает, потому что это физически невозможно. Для этого существует специальный отдел, сотрудники которого отсеивают малоинтересное и отбирают перспективные материалы.

На их основании пишутся разоблачительные тексты (иногда довольно хорошие) и публикуются под маркой «Навальный». Какова доля личного участия в этом процессе физлица Алексея Навального, не суть важно. Важно, что navalny – это своего рода гигантский вампир, всасывающий и переваривающий популярную тему борьбы с коррупцией. То, что почти никакого реального эффекта эта борьба не имеет, для меня, как специалиста по борьбе с коррупцией со стажем поболе, чем у Навального, очевидно (пикантные подробности см. в серии постов по тегу «коррупция»).

Где-то с полгода назад мне попался в ЖЖ очень любопытный анализ, посвящённый хвастливому заявлению Навального, что его проект «Роспил» позволил вернуть в бюджет многа-многа бюджетных миллиардов. Авторы анализа, изучив открытые документы (линки присутствуют) по госзакупкам, которые якобы блокировал «Роспил», пришли к выводам, что эффект деятельности Навального завышен им раз эдак в 100. Тут кухня спекуляций Навального рассмотрена ещё подробнее.

Так вот, если Навальный из борца с коррупцией превращается в борца за власть, то вера в его чистый и непорочный образ слабеет, поток писем скудеет, а если скудеет поток, приносящий питательный материал для роста бренда «Навальный», он становится неинтересным своим фанатам. Он обманывает их ожидания, и поток писем скудеет ещё больше. Всё, круг замкнулся.

Вчера наткнулся на очень любопытное рассуждение журналиста Екатерины Винокуровой, которое достойно того, чтобы быть процитированным полностью:

«Вы все знаете этого политика много лет. Он всегда был нетривиальным человеком, и вы радовались его успехам. Потом вы начали ему верить. Потом вы все с него не спрашивали там, где с других содрали бы три шкуры. Потом вы оправдывали его закрытость для прессы занятостью. Потом вы прощали ему юмор на тему того, что он не хочет давать интервью на важные для твоего читателя темы, потому что хочет говорить на другие. Потом вы сопереживали ему и даже написали об этом отдельный текст. А потом вы все его разбаловали и получили человека, мнящего себя, минимум, президентом. А ещё потом однажды он сильно унизил уже не всех вас, а лично вас. Вы запоздало вспомнили предостережение одного циничного приятеля: «Помните, Катя, что этот человек обращается как с людьми только с теми, кого за людей считает». И было разочарование, потому что, когда исчезает вера в людей – это всегда страшно».

Это очень ёмкое высказывание, Винокуровой – не просто разочаровавшийся фанат бренда «Навальный», она приложила немало сил для его раскрутки, причём не за деньги, а, как говорится, по велению души. И она, к сожалению, выражает не только своё личное мнение, а массовую тенденцию.

Вот, собственно, моё профессиональное суждение о текущем состоянии бренда «Навальный». А личное отношение к физлицу А.А. Навальному у меня абсолютно индифферентное. Мне с ним в разведку не идти и на брудершафт не пить.

Источник

 

Поделиться: