Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Маленькие рассказы о большой войне

6 876

Мы должны помнить ту Войну всегда, чтобы не забыть, кто наши враги

Память о той страшной Войне, о великом подвиге наших отцов и дедов должна остаться в наших сердцах навсегда. Это поможет нам не потерять ориентиры в этой жизни и точнее определять, кто русам друг, а кто старый или новый враг...

 

Рассказ первый. Угощение для врага

В преддверии 9 Мая donnews.ru при поддержке историка Владимира Афанасенко открывает цикл маленьких рассказов о большой войне и великой Победе. Это истории о воинах и жителях Ростовской области, героически освобождавших Родину от немецко-фашистских захватчиков – о мужчинах, о женщинах, о детях…

Среди подвигов известных героев, чьи имена носят улицы, скверы, площади, чью грудь украшают государственные награды, затерялся подвиг простой русской женщины Варвары Ивановны Хреновой. Ей было около 45 лет, она была одинока: её муж пропал незадолго до войны, сын ушёл на фронт и тоже пропал без вести. На улице Профсоюзной, где Варвара Ивановна жила в ноябре 1941 года, её называли Хренихой.

В 1965 году в западногерманском журнале «Шпигель» был опубликован снимок, на котором в комнате ростовского дома сидят пять молодых красивых солдат, играют в карты, стены украшены фотографиями, на столе еда, бутылка... Подпись: Ростов-на-Дону, ноябрь 1941 года, Профсоюзенштрассе. Этот снимок сделан в доме Варвары Ивановны на третий день захвата Ростова, 23 ноября.

А ещё через три дня немцы срочно засобирались, потому что немецкому гарнизону, занявшему Ростов, грозило окружение: с севера и востока наступали войска Южного фронта, с юга, через Дон, из Батайска, наносила удары 56-я армия. Немцам нужно было уносить ноги. Пять молодых водителей артиллерийских тягачей из 160-го артиллерийского полка 60-й моторизованной дивизии тоже засобирались в дорогу...

Тяжёлая артиллерия тогда представляла собой большую ценность. С тех высот, где теперь ростовчане видят телевышку (тогда это был частный сектор, и на Профсоюзной улице стояла батарея), немцы обстреливали наши войска под Батайском. Варвара Ивановна не слишком жаловала своих временных постояльцев, да и характер был у неё бойкий, казачий... Когда немцы собирались в путь и притащили поросёнка, украденного на соседнем подворье, и муку, взятую из соседнего магазина, Варвара Ивановна решила сделать им прощальный подарок.

Она приготовила фарш, замесила тесто и нажарила целое ведро свежих мясных пирожков. А фарш щедро приправила крысиным ядом. Немцы были вояки бывалые и просто так принять угощение побоялись – они заставили бедную женщину предварительно попробовать пирожки. Перекрестившись, Варвара Ивановна на глазах немцев, не дрогнув и даже причмокивая от удовольствия, съела первый пирожок, второй... Немцы посмотрели на её довольное лицо, сказали «гут-гут-гут», схватили ведро, вышли на улицу, завели свои тягачи и потащили тяжёлые 105-миллиметровые гаубицы вниз по Профсоюзной в сторону зоопарка. Это было вечером 27 ноября.

На следующий день город штурмовали наши войска, а 29 ноября в 16 часов Ростов был освобождён. И когда бойцы полка народного ополчения вместе с чекистами 230-го полка конвойных войск НКВД, проводя зачистку западных кварталов города, вышли в район Каменки (туда, где теперь Военвед), они обнаружили на Зоологической колонну из артиллерийских тягачей с гаубицами, а в кабинах – мёртвых водителей. Все они съели пирожки Варвары Ивановны. Это и было её последнее угощение, последний привет из Ростова.

Сама Варвара Ивановна, как только немцы уехали, побежала к соседке, схватила ведро воды и стала жадно пить – при отравлении крысиным ядом возникает резкое обезвоживание организма. Соседка удивлённо спросила: «Варя, что случилось?» «Помираю я, – ответила Варвара Ивановна. – Я отравила немцам пирожки, а они заставили меня их съесть», – и потеряла сознание. Через некоторое время она скончалась...

Варвару Ивановну Хренову похоронили на Верхнегниловском кладбище. Где её могила, неизвестно. Война добавила ещё тысячи новых могил и сровняла тысячи старых. В Ростове нет улицы имени Хреновой, её уличное прозвище Хрениха уже забыто новыми жителями Профсоюзной. Но подвиг этой простой русской женщины, которая по-своему, без гранат, без боеприпасов, без винтовки защищала город и нанесла огромный урон, уничтожив немецких водителей и выведя из строя целую тяжёлую гаубичную батарею, не должен быть забыт.

Источник

 

Рассказ третий. Последняя переправа

Тысячи ростовчан, переходя знакомые улицы Текучёва, Катаева, Варфоломеева, Малюгиной, не обращают внимания на эти имена. А ведь 18 улиц Ростова названы именами бойцов и командиров полка народного ополчения. Ополченцы – это те, кто по состоянию здоровья или по возрасту не подлежал мобилизации в состав действующей армии. Но, будучи патриотами и желая внести свой вклад в защиту родного города, они добровольцами записались в части народного ополчения.

В Ростове уже в июле 1941 года был создан стрелковый полк народного ополчения, который стал практически неиссякаемым источником для пополнения действующей армии. Те десятки тысяч ростовчан, которые записались в этот полк с июля по октябрь 1941 года, были отправлены на фронт после краткосрочной подготовки. Параллельно был создан коммунистический полк народного ополчения. Но, когда в конце октября 1941 года враг подошёл к окраинам Ростова, численность обоих полков была невелика: 580 человек личного состава оставалось в полку народного ополчения под командованием бывшего директора авторемонтного завода Михаила Александровича Варфоломеева, и 530 человек – в коммунистическом полку, которым командовал майор Николай Фёдорович Скачков.

Санитарным взводом полка народного ополчения командовала обаятельная женщина, по возрасту превосходившая юных 18-летних сандружинниц – 28 девчонок, которые входили в состав взвода. Звали её Татьяна Андреевна Малюгина. Её муж Анастас Ивахненко заведовал отделом Андреевского райкома партии, а также был политруком роты в полку народного ополчения.

Подвиг ополченцев в том, что они при обороне Ростова 20 и 21 ноября 1941 года прикрывали уходящие в сторону Батайска войска 56-й армии. Ополченцы хорошо знали Ростов и, сдерживая немецкие штурмовые группы, последними покинули город, отступив на левый берег Дона. И первыми же, ещё по тонкому льду, 27 ноября переползли в районе шиферного завода на 800 метров западнее места, где Темерник впадает в Дон, в районе железнодорожного моста.

27 и 28 ноября полк народного ополчения в районе шиферного завода вёл тяжелые бои, зацепившись за берег и удерживая плацдарм, на который должны были перейти регулярные войска, в частности 343-я стрелковая дивизия. Имея на вооружении только стрелковое оружие и единственный пулемёт, ополченцы отбивали атаки и немецких танков, и самоходных установок «Панцеръегер», кроме того, против них работали отборные мальчики из дивизии СС лейбштандарта «Адольф Гитлер» – громилы двухметрового роста с восьмилетним опытом.

Было очень тяжело, были большие потери, десятки раненых. И вот эти девочки из ростовского медучилища, сандружинницы под руководством Татьяны Малюгиной собирали раненых и стаскивали их к линии железной дороги. Случайно Татьяна Малюгина узнала, что её муж Анастас Ивахненко тяжело ранен автоматной очередью в живот и ноги. Ей удалось вытащить его и вместе с ещё восьмью или десятью ранеными погрузить на железнодорожную ремонтную вагонетку, типа дрезины. Вагонетка стала переправляться по железнодорожному мосту – раненых нужно было срочно доставить в Батайск, где был госпиталь. Немцы вели обстрел, мина прямым попаданием угодила в вагонетку – и все, ехавшие на ней, погибли на месте.

После освобождения Ростова, 3 декабря, их торжественно похоронили на Братском кладбище, там, где сейчас большой мемориал бойцам народного ополчения. В скорбном списке погибших есть и фамилии Татьяны Андреевны Малюгиной и её мужа Анастаса Ивахненко. Подвиг этой семьи и десятков других ополченцев увековечен в названиях улиц нашего города. И те, кто проходит улицу Малюгиной, пусть вспомнят эту невысокую черноволосую 30-летнюю женщину, погибшую в боях за Ростов в ту субботу, 29 ноября 1941 года. Впереди была ещё целая война, но подвиг первых освободителей Ростова должен оставаться в памяти народа.

Источник

 

Рассказ пятый. 12-летний диверсант

В Великой Отечественной войне участвовали и стар, и млад, и мужчины, и женщины, и дети... Зачастую их подвиги оставались неизвестными или были забыты с годами. Об одном из таких героев-ростовчан, чьим именем названа улица 2-го посёлка Орджоникидзе, но о чьём подвиге мало кто знает, – о 12-летнем мальчишке с горькой сиротской судьбой – и будет эта история. История о Володе Щербакове.

Летом 1942 года немцы бомбёжками уничтожали исторический центр Ростова и промышленные предприятия. Во время одной из таких бомбёжек погибли родители Володи. Они работали на заводе «Ростсельмаш», где в военные годы ремонтировали бронетехнику. Володю определили в детский дом. Во время летней эвакуации в 1942 году солдаты ростовского гарнизона сделали всё, чтобы через разбомблённый, горящий Батайск вытащить эшелоны с детьми как можно дальше на юг. В той гигантской пробке на Сальско-Тихорецкой ветке, когда поезда ходили впритык друг к другу, с интервалом 20-30 метров, ни на минуту не прекращались немецкие налёты. Фашисты бомбили железную дорогу, не щадя ни раненых, ни детей...

В конце июля разбомблённый эшелон, в котором ехал Володя, был оставлен в районе посёлка Целина. Уцелевшие воспитатели и дети вернулись обратно в Ростов: деваться им было некуда. В Ростове Володя Щербаков снова оказался в детдоме, но приходил туда только ночевать. Выживать было нелегко – практически все детдомовцы 10-13 лет занимались воровством со складов, которые остались в городе, и из немецких машин, которые подвозили продовольствие. Во время одной такой дерзкой вылазки осенью 42-го Володя столкнулся с партизанами городского партизанского отряда имени Сталина, которыми руководил кадровый чекист, разведчик, лейтенант госбезопасности Михаил Михайлович Трифонов...

Партизаны приняли этого мальчишку, лихо вспарывающего брезентовое покрытие немецких грузовиков и воровавшего оттуда продуктовые посылки. А Михаил Михайлович заменил ему семью, обещал, что после войны его усыновит, отправит в суворовское училище, он будет офицером... И мальчишка действительно относился к нему, как к отцу.

Володя стал самым юным разведчиком партизанского отряда. Он участвовал в боевых действиях при освобождении города в районе разъезда Западный 13 февраля 1943 года: в течение суток партизанский отряд вёл бой и уничтожил десятки немецких машин, сорвав эвакуацию фашистов из Ростова. Тогда были захвачены большие трофеи.

В числе наиболее отличившихся и подготовленных партизан-диверсантов Володя был определён в разведывательную школу, которая после освобождения Ростова весной 1943 года располагалась в уцелевших корпусах Ростовского артиллерийского училища (сейчас это здание школы-интерната номер 10). Володя Щербаков прошёл трёхмесячные курсы минирования и разминирования, парашютную подготовку, овладел всеми видами оружия. И вот 31 мая 1943 года 17 партизан – полностью экипированных, в гражданской одежде и с немецкими документами – были сброшены нашим самолётом недалеко от посёлка Покровский, километрах в тридцати от города Чистякова.

По неизвестной причине штурман, который руководил сбросом, совершил ошибку – диверсантов сбросили не в лесной массив, а фактически над посёлком, прямо на головы немецких войск и полицаев. Десант был обнаружен и окружён. Уцелевшие легли пятками друг к другу и держали круговую оборону. Пока были боеприпасы – отстреливались. Трифонов всё время просил Володю: «Отползи к немцам, белый платок показывай, сдавайся, скажи, что ты местный, попал под раздачу, ты мальчишка, тебя не тронут...» Но в горячке боя Трифонов не мог видеть, что мальчишке перебило обе ноги автоматной очередью, что он придавлен мешком взрывчатки...

Дело в том, что у десантников есть правило: если группа совершает компактную выброску, то нужно, чтобы у всех был равный вес, чтобы все приземлились одновременно и могли с ходу вести боевые действия. А поскольку Володя по весу был намного меньше, чем взрослые, у него отобрали автомат и повесили мешок взрывчатки весом в 50 килограммов. А потом внесли в самолёт на руках: сам Володя не мог передвигаться с таким грузом. С этим же мешком его и выбросили из самолёта. И вот, придавленный мешком, он даже отстреливаться не мог, поскольку автомат у него отобрали. С перебитыми ногами он ждал конца.

Трифонов последнюю пулю пустил себе в висок, не желая сдаваться в плен. Немцы обыскали погибших партизан. Тяжело раненная девушка-радистка была ещё жива, немцы даже успели её один раз допросить. Она сообщила, что прилетела уничтожить их, но не выдала ни коды, ни шифры. Вскоре она скончалась в госпитале в Покровске.

А когда немцы подошли к мешку взрывчатки и отодвинули его, то увидели Володю Щербакова... Загалдели: «Киндер партизан! Киндер партизан!». Они впервые видели ребёнка-диверсанта, 12-летнего мальчишку, и захотели сфотографироваться. Подошли офицеры, шесть или семь человек, достали фотоаппарат, столпились вокруг. И тогда Володя совершил то, что его обессмертило. В оккупированном Ростове он всегда таскал с собой лимонку. Была она с ним и в этот раз. Когда ему освободили руки, он вытащил из кармана гранату и, дёрнув кольцо, сунул руку под мешок со взрывчаткой. Взбух огромный огненный шар, выбило окна во многих кварталах, а всех немцев, что были рядом с ним, разнесло в клочья.

После освобождения посёлка Покровского и города Чистякова были получены данные, что Володя вместе с собой подорвал от 150 до 170 фашистов.

Юный партизан и разведчик-диверсант посмертно был представлен к званию Герою Советского Союза. Командующий фронтом Толбухин и начальник штаба партизанского движения полковник Перов подписали все необходимые документы, отправили в Москву. Москве действительно был нужен юный герой – пример для остальной молодёжи Советского Союза. Но смутило то, что сирота сбежал из детского дома и самостоятельно жил на оккупированной территории. Вместо звания Героя Володю посмертно наградили медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени. Это дорогая награда, но, конечно, не звезда Героя…

Поэтому местная ростовская власть увековечила память Володи Щербакова, присвоив его имя улице во 2-м посёлке Орджоникидзе. Ростовчане, которые автобусом №3 едут к своим садам, на окраину посёлка, не минуют улицу Щербакова, растянувшуюся на восемь остановок. Пусть они вспомнят ростовского мальчишку, который внёс свой вклад в Победу, уничтожив полторы сотни врагов ценой собственной жизни.

Источник

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся. Все Конференции транслируются на Интернет-Радио «Возрождение»

  

Поделиться: