Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Мир столкнулся с несоблюдением правил

, 6 ноября 2014
4 217

Мир столкнулся с несоблюдением правил паразитами

Майкл Меллер – глава офиса ООН в Женеве – рассказал в интервью МИА «Россия сегодня», что произойдёт, если не соблюдать международные нормы, как отразился украинский кризис на сотрудничестве с РФ в Женевском подразделении ООН...

 

Мир столкнулся с несоблюдением правил

Автор – Майкл Меллер

– Если говорить о Совете безопасности и правилах, то в последнее время мы видим много примеров того, когда отдельные страны действуют в обход решений СБ ООН, пытаясь удовлетворить собственные амбиции. Как вы оцениваете нынешнюю роль СБ ООН, насколько он справляется со своей задачей? Разделяете ли вы точку зрения, что СБ необходимо реформировать?

– Я уверен в этом. И я хотел бы сказать откровенно и честно, как я обычно говорю, что Совет Безопасности ООН в его нынешнем виде, и я не один разделяю такое мнение, является отражением прошлого. Это отражение реальности времён окончания Второй Мировой войны. С этого момента прошло уже 70 лет, и СБ нуждается в серьёзных реформах. Но все государства работают над реформированием СБ уже почти 25 лет и не пришли к какому-либо результату. Крайне важно, чтобы мы реформировали Совбез таким образом, чтобы сделать его репрезентативным, легитимным в глазах людей, а также восстановили доверие ко всей системе (ООН) в целом, а не только внутри Совета безопасности.

Это другая большая проблема, которая идёт вместе с несоблюдением правил. Она заключается в том, что у нас сейчас большой дефицит доверия. Люди больше не верят своим лидерам, они не верят системам, ООН, полиции, банкам, они не верят никому, в том числе и прессе. И это большая проблема нашего существования, с которой мы сегодня столкнулись, и нам надо больше думать о том, как с ней справиться.

Глава офиса ООН в Женеве: мир столкнулся с несоблюдением правилСовет безопасности, насколько я знаю, нуждается в очень серьёзной реструктуризации. Здесь я использую слово «реструктуризация», вместо слова «реформирование» специально. Я думаю, что способ, которым мы пытаемся реформировать СБ, добавляя в него новых членов, не сделает Совет тем, чем он должен бы быть. Это должен быть орган, который расценивают как репрезентативный, как орган, который действительно принимает во внимание все аспекты проблемы и реагирует на них. Совбез должны рассматривать как структуру, которую все на планете согласились воспринимать как главного арбитра по вопросам мира и безопасности.

– Но как этого можно добиться?

– С моей точки зрения, это может быть достигнуто. Это значит, что мы должны совершенно по-другому думать о том, как такой Совет мог бы выглядеть. Но прежде, чем посмотреть на всю структуру, необходимо посмотреть на то, что должно быть внутри неё, из чего она состоит. Современный мир имеет более тонкое понимание сложности проблем. И мы сегодня гораздо лучше, чем всего несколько лет назад, понимаем сложность решений, которые необходимы для урегулирования этих проблем. Больше невозможно воспринимать проблему с точки зрения узкой составляющей. Совет безопасности рассматривает проблемы в основном с точки зрения мира и безопасности и немного больше сейчас с точки зрения прав человека. Но экономические, социальные и иногда культурные аспекты, которые лежат в основе проблем, в действительности не принимаются в расчёт при обсуждениях и анализе того, что должно быть сделано, а также не учитываются в инструментах, которые нам даются для решения вопросов.

Например, у нас есть проблема в стране Х. Всё вышло из-под контроля, и мы создаём миротворческую операцию. Но у нас нет мира, который бы там сохраняли, и это лишь один аспект, аспект безопасности данной проблемы, который не может её решить. Это как приклеивать лейкопластырь на рану, из которой хлещет кровь.

В первую очередь необходимо иметь возможность анализировать и обсуждать все остальные аспекты проблемы, которая нуждается в решении. И когда вы уже пришли к согласию, вам необходимо получить инструменты для её урегулирования, которые должны быть понятны. Чтобы этого достичь, необходимо привлечь внимание к дискуссии и принятию решений других игроков, а не только государства. Мы больше не можем позволить себе роскошь самим принимать решение. Мир полностью изменился. Есть много игроков, которые важны в гражданском обществе, – бизнес, наука, СМИ, НПО, правозащитники. Кроме этого, ряд местных игроков. Очень часто правительство неспособно или не желает действительно включаться в полное обсуждение основ проблемы. Потому что многие укажут прямо на них, как на тех, кто не выполняет свою работу. Так что мы должны привлекать новых игроков, и нам необходима структура, которая это может осуществить.

Сегодня СБ говорит с гражданским обществом и разрешает им приходить по так называемой «формуле Аррия» (встреча с членами СБ в неформальной обстановке для консультаций. – ред.), которая была разработана несколько лет назад. Но она не отвечает всем требованиям и не позволяет им быть частью команды, которая принимает решения. Так что мы должны абсолютно по-другому думать о том, как реструктурировать Совет безопасности.

– Но ведь всё это усложнит принятие решения. Потому что появится больше тех, с кем надо будет его согласовывать.

– Помните, что я сказал, что необходимо думать шире. А то, о чём вы говорите, это более узкий взгляд на вещи, какими мы их видим сегодня. Моя личная точка зрения – это не официальная позиция ООН – заключается в том, что мы должны рассмотреть, возможно, создание региональных Советов безопасности, которые бы предоставили возможность диалога с другими игроками, возможность взглянуть на социально-экономические аспекты проблемы, а также решать вопросы на уровне, на котором они должны решаться. Мы не должны интернационализировать каждую проблему. Иногда, выводя её на международный уровень, вы её только усугубляете.

Всё это, конечно, сопряжено с проблемой вето и участников этих Советов безопасности. Но это всё лишь примерная идея того, как мы должны начать думать по-другому. И противостояние этому будет очень велико. Потому что пять постоянных членов СБ ООН могут больше не обладать своим правом вето после того, как мы подобным образом реформируем организацию. Но надо учитывать реальность. В современном мире пять постоянных членов СБ более не являются самыми сильными членами ООН на мировой арене, как это было 70 лет назад.

Всё меняется, и мы должны адаптироваться. Нам необходима система, которая больше способна к адаптации, к изменениям реальности. А реальность сегодня меняется настолько быстро, что система, какой она была построена, не успевает за тем, что происходит. И этот разрыв между тем, что мы знаем, что мы должны сделать, и инструментами, с помощью которых это можно осуществить, всё увеличивается. И мы обязаны больше думать о том, как убрать этот разрыв.

Мир столкнулся с несоблюдением правил паразитами

– Если говорить о России, как вы оцениваете роль РФ в работе структур ООН в Женеве?

– Ответ напрашивается сам собой. Россия – один из постоянных членов СБ ООН, а также очень важный участник вселенной ООН. РФ – активный игрок, а в моей зоне ответственности крайне позитивный собеседник. У меня очень хорошие отношения с российской миссией в Женеве, в особенности с послом Алексеем Бородавкиным. Всего несколько месяцев назад я был исполнительным секретарём Европейской экономической комиссии, где Россия, конечно же, играет особую роль. И у нас всегда исключительно конструктивные дискуссии, а также очень прагматичный подход к проблемам, решение которых мы всегда находим. Россия является очень важной страной практически во всём, что мы делаем.

– То есть украинский кризис никак не повлиял на ваше взаимодействие?

– Да, конечно, он оказал влияние, это неизбежно. Но это не Нью-Йорк, это не политическая часть ООН. Мы здесь являемся операционным хабом международной системы ООН. Мы здесь прагматики и ежедневно решаем проблемы, которые затрагивают всех. И если каждый раз кризис, который происходит между страной Х и страной Y, оказывал бы влияние на реализацию операций, реализацию наших проектов, это была бы реальная проблема. Так что уровень, на котором политика затрагивает эти темы, является менее явным, чем люди могут подумать. Неизбежно, конечно, появляются проблемы. Я только что говорил об ИГ или Конференции по разоружению. И там они появляются. Они появляются каждый раз, когда мы встречаемся. Но они проявляются таким образом, что не блокируют другие вопросы. Если хотите, это заявления политического акта: люди озвучивают свои позиции, но работа продолжается в прагматическом ключе.

– То, что сейчас происходит между Россией и США, похолодание взаимоотношений, с вашей точки зрения, как генсекретаря Конференции по разоружению, оказывает ли влияние на процесс разоружения? К примеру, на реализацию договора об СНВ?

Мир столкнулся с несоблюдением правил паразитами

– Послушайте, Конференция по разоружению не сделала ничего за 18 лет. Они даже не смогли прийти к согласию по программе работы, которая им нужна в первую очередь. То, что работа Конференции по разоружению заблокирована, это скандал. Так что данная проблема находится далеко в конце процесса, который всё равно мёртв. Проблема, о которой вы упомянули, не единственная. На подходе договор о нераспространении ядерного вооружения, будет подготовительная комиссия, мы стараемся подтолкнуть другие темы. Ваша страна предлагает вместе с Китаем, чтобы мы серьёзно рассмотрели вопрос демилитаризации космоса. Там были небольшие откаты назад, но постоянно ведётся много дискуссий. Конечно же, размышления по поводу необходимости сотрудничества, готовности идти на компромиссы на переговорах, в меньшей степени затрагивают страны, которые думают, что то, что делает Россия, это плохо. Это естественно, так проводится политика. Но моя мысль заключается в том, что в вопросе Конференции по разоружению ничего не делается, поэтому нельзя заблокировать то, чего и так нет.

– То есть вы считаете, что Конференции также необходима перезагрузка, реформа или, как вы сказали, реструктуризация?

– Я уже сделал несколько рекомендаций по работе Конференции. Она сейчас находится даже в худшем состоянии, чем Совет безопасности. Она не репрезентативна, в ней полно правил и процедур, которые просто смешны. И она не ведёт диалог с гражданским сообществом. Всё это делает из Конференции самую архаичную, оглядывающуюся в прошлое структуру всей системы ООН. Никто в современном мире не говорит с гражданским обществом. Это нынешний способ ведения дел. Эти люди встречаются с одной неправительственной организацией один раз в год на Международный женский день. Это оскорбительно! Так что, конечно, им нужны изменения

– Я не могу не спросить всё же о ситуации вокруг Украины. Как глава офиса ООН в Женеве вы, наверняка знаете и Устав ООН наизусть, скажите, действительно ли в вопросе присоединения Крыма к РФ было нарушено международное законодательство?

– Боюсь, я не смогу ответить на этот вопрос, потому что он очень… сложный. Я вот что вам лучше скажу, когда я начал наш разговор с тенденции, когда все делают, что хотят, без соблюдения договорённостей и использования механизмов, о которых мы договорились много лет назад, то я бы отнёс ваш вопрос в эту категорию. Но это часть процесса, часть того, как исторически сегодня ведутся дела. Так что я бы не стал как-то выделять эту ситуацию, потому что я могу назвать много других мест, к которым применим такой подход.

Мир столкнулся с несоблюдением правил паразитами

Я бы лучше ответил вам, думая о будущем, указывая на те вещи, на которые мой босс (генсек ООН Пан Ги Мун. – ред.) указывал вашему президенту, президенту Порошенко, ОБСЕ и другим. Мы должны смотреть на ситуацию в целом, не только на вопрос о Крыме, и найти мирное политическое решение, вернуться к порядку и сделать так, чтобы, насколько возможно, территориальная целостность Украины сохранялась. Это часть международных законов, и мы должны разбираться с последствиями ситуации. Приближается зима, в России находится много беженцев, много внутренне перемещённых лиц есть на Украине, вероятно, будут ещё беженцы в Польше и других странах Европы. Эти люди нуждаются в помощи в ситуации, когда мир готов им её предоставить. Отдельные страны могут позволить себе предоставить помощь в критический момент, дать денег, приютить кого-то у себя. Сейчас очень тяжёлое время, и чем больше мы сможем решить таких проблем до момента, пока не станет совсем поздно для Украины, тем будет лучше для всех.

– А эту проблему, с вашей точки зрения, вообще можно решить? Не получится ли в итоге всё так же, как и с Сирией, где ситуация уже несколько лет топчется на месте?

– Она будет решена. Хотя многое, что сегодня происходит, например выборы (2 ноября в ДНР и ЛРН. – ред.), является дополнительной проблемой. Сегодня мы лишь добавляем проблем вместо того, чтобы их решать. И во время поисков урегулирования ситуации на Украине проведение выборов, которые все расценивают как незаконные, не помогает. Но это реальность Украины сегодня, и мы должны это учитывать.

Сирия является, безусловно, проблемой. Но весь регион является проблемой. И те пути, которыми мы её решаем, до сих пор недостаточно взаимосвязаны. Сирия, Ирак, Афганистан, ИГ. Но ИГ не является отдельной проблемой, это часть проблемы, это следствие Сирии, Ирака, Афганистана, результат отсутствия сильного лидерства. Мы как будто плывём прямо в идеальный шторм, а вокруг не хватает опытных капитанов, чтобы удержать корабль.

– Есть ли выход из этой ситуации?

– Выход есть всегда. У нас, человеческой расы, есть плохая привычка ждать до того момента, пока нож не вошёл в наше горло, вместо того, чтобы попытаться решить вопрос до того, как нож вообще к нам приблизили. Я думаю, сейчас мы как раз столкнулись с такой ситуацией в ближневосточном регионе. И нам необходимо решать эту проблему.

Источник

 

Саманта Пуэр напала на Виталия Чуркина на заседании СБ ООН

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся. Все Конференции транслируются на Интернет-Радио «Возрождение»

 

Поделиться: