Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Подножка Путину на саммите G20

, 10 сентября 2013
9 071

Мировая финансовая мафия уже много лет пытается узаконить ограбление клиентов

Сионистская мафия пытается любыми путями узаконить ограбление клиентов банков под различными предлогами. С этой целью министры финансов G20 в июне понаписали необходимые бумаги, чтобы главы автоматом одобрили их в сентябре...

 

Подножка Путину на петербургском саммите: G20 собирается одобрить планы конфискаций депозитов

Автор – Рейчел Дуглас

Ежегодная встреча на высшем уровне группы G20[1] проводится 5-6 сентября в Петербурге. Личная встреча руководителей государств и правительств представляет отличную возможность изменить направление движения мировой экономики в сторону оздоровления – противоположном тому, что навязывает лондонский Сити, с его планами организации спасения за счёт кредиторов и вкладчиков очередных мега-банков, обанкротившихся в результате спекуляций деривативами и прочими финансовыми выдумками. Ничто не мешает отделить нормальные коммерческие банки от «инвестиционных» банков-спекулянтов, как это сделали в 1933 г. сенатор К. Гласс и конгрессмен Г. Стиголл в США для защиты народа и реальной экономики от неминуемой следующей серии банкротств азартных спекулянтов финансового сектора.

Ведь весь мир уже в реальности видит действие механизма использования денег вкладчиков для спасения банков с марта этого года, когда вклады в обанкротившихся банках Кипра были заморожены по приказу Тройки (Европейская Комиссия, Европейский центральный банк и МВФ)[2]. А частные лица и компании страны, принимающей в этом году саммит, на себе почувствовали действие механизмов кипрской конфискации – россияне активно использовали кипрские банки в качестве офшорного рая, для уклонения от уплаты налогов.

Президент России Путин лично и весьма эмоционально высказался против разработанной мировой финансовой олигархией политики конфискаций вкладов на Петербургском международном экономическом форуме, проходившем 20-21 июня. Во время вопросов и ответов после его вступительной речи, к Путину присоединилась Ангела Меркель, и в какой-то момент пожаловалась, что Путин говорит «слишком громко». После её долгого и спутанного, и в такой степени бессодержательного ответа на вопрос о «банках, слишком больших, чтобы обанкротиться», Путин потребовал микрофон и сказал: «Госпожа федеральный канцлер сказала, что не знает, кто несёт ответственность за рекапитализацию банков. И ещё она сказала, что я иногда слишком громко выражаю свою точку зрения. Я сейчас скажу шёпотом: Надеюсь, что не за счёт клиентов».

Однако, несмотря на путинский предупредительный шёпот, российский министр финансов Антон Силуанов вместе с 19-ю коллегами на встрече министров финансов стран G20 в Москве 19-20 июня подписал совместное заявление, полностью одобряющее рекомендации Совета по Финансовой Стабильности (СФС) о процедурах «стрижки» кредиторов и конфискации вкладов в обанкротившихся банках и даже финансовых учреждениях «за пределами банковского сектора»

«Ключевые атрибуты» СФС[3] – основа политики, названной финансистами английским словом «bail-in». Она включает в себя разные операции с головокружительными полуанглийскими официальными описаниями – «списание задолженности перед рядом кредиторов», «долговые и иные финансовые инструменты, конвертируемые в акционерный капитал после возникновения финансовой несостоятельности в целях погашения (абсорбации) убытков», и др. (из официального перевода «Ключевых атрибутов», цитированного по публикации ЦБР «Обзор текущих мер макропруденциальной стабильности», март 2011 г.). Но вся схема сводится к присвоению денег акционеров, кредиторов и вкладчиков банков (и других финансовых институтов, как было подчёркнуто в параграфе 22 заявления министров финансов), о чём открыто говорится в «ключевом атрибуте 3.5.ii», предлагающем «конвертировать в капитал или иные инструменты владения фирмой, находящейся в процессе урегулирования несостоятельности… все или части необеспеченных и незастрахованных требований кредиторов…»

То есть, латать дыры в балансах обанкротившихся банков теперь будут новоиспечённые акционеры, и операция эта будет называться «bail-in» – финансовый антоним «bail-out», когда за банкет банковских спекулянтов платило государство (налогоплательщики). Записные пропагандисты финансовой олигархии представляют это решение как защиту «налогоплательщиков». Однако, в неизбежном случае неспособности фондов страхования депозитов покрыть попавшие под удар депозиты в банках в случае банкротства последних[4] получится, что вынужденными донорами становятся все вкладчики – частные и юридические лица (которые одновременно являются налогоплательщиками). Эту схему уже опробовали в Испании с банком Bankia[5]. Швейцарский финансовый регулятор FINMA расчистил место на колодке для голов всех вкладчиков, в стране уже законодательно оформлена конфискация вкладов, в случае нужды.[6]

Диктатура банкиров

Путин выступил на петербургском форуме против конфискационной политики в июне, и в том же месяце заместитель председателя центрального банка Михаил Сухов на банковской конференции, также проводившейся в Петербурге, заявил о полной поддержке навязываемых СФС процедур – новой схемы грабежа. «Главных кредиторов» нужно постричь для «спасения» проблемных банков, – заявил Сухов.

Российский экономический еженедельник «Эксперт» обратил внимание на это выступление, и 7 июня рассказал о нём под заголовком «Кредиторы заменят государство» (Рис.1). Как пишет «Эксперт», Сухов обратил внимание, что «ЦБ может ввести специальное надзорное действие, позволив проблемному банку на время нарушать обязательные нормативы. Конвертации долга в акции, по мнению Сухова, станут своеобразным "буфером, чтобы госсредства не были источником преодоления финансовых проблем»… Таким образом, по сути, Банк России предлагает использовать схему, предложенную европейскими властями своим кредитным организациям, когда государство и налогоплательщики будут оказывать финансовую помощь проблемным банкам в последнюю очередь – сейчас данный законопроект ЕС уже обсуждается национальными парламентами. На это указал и Михаил Сухов, отметив, что сейчас международное сообщество идёт по пути недопущения использования государственных средств на урегулирование финансовых проблем банков».

Начальник Сухова, то есть, глава Банка России – один из трёх российских чиновников, по служебному положению представляющих Россию в СФС – учреждении, под эгидой которого и была разработана схема конфискационного грабежа в международном масштабе. ЦБР публикует нескончаемый поток переводов документов СФС, своих отчётов о соблюдении Российской Федерацией условий и стандартов СФС (Рис.2), и так далее.[7]

Другой российский эмиссар в СФС, заместитель министра финансов Сергей Сторчак также выступил с заявлениями, противоречащими заявлениям ведущих российских официальных лиц – по всей видимости, для продвижения приоритетной задачи СФС на G20 – получения единодушного одобрения схемы грабежа. 13 апреля «Известия» напечатали письмо заместителя премьер-министра Дмитрия Рогозина, адресованное Путину, предлагая акцентировать внимание на сентябрьском саммите G20 на Стратегической обороне Земли. «Известия» цитируют: «Столь масштабная задача потребует концентрации глобальных ресурсов. По мнению Рогозина, она может быть решена только на основе объединения научно-технических потенциалов России, США и других ведущих стран мира… Такая программа сотрудничества будет способствовать укреплению доверия между странами и попутно создавать условия для выхода из ситуации противостояния по ПРО…»

Сторчак же в интервью Финмаркету 11 июня заметил, что круг тем G20 слишком увеличился, и что единственным заметным успехом в период председательства России в G20 на данный момент является то, что «двадцатке» удалось решить проблему спасения крупных банков (too big to fail) за счёт средств национальных бюджетов» посредством перехода к политике bail-in – использованию средств кредиторов и вкладчиков. На Сентябрьском саммите G20, обещает Сторчак, «лидеры выпустят специальное заявление относительно того, что "проблема too big to fail решена раз и навсегда… Мы очень надеемся, что в Санкт-Петербурге лидеры поставят точку, согласятся с министрами [финансов] относительно того, что эта проблема решена. А она ключевая с точки зрения финансового кризиса 2008-2009 годов…»

Кто эти люди: заместитель министра финансов или заместитель председателя Центробанка, легко перекраивающие предложения по повестке дня и политические заявления Президента и заместителя Премьер-министра? В России такая практика хорошо известна.

Пятнадцать лет назад, 17 августа 1998 года, в России случился «дефолт». Карусель выпуска всё более краткосрочных государственных облигаций к наживе и радости международных спекулянтов, навязанная России бандой радикальных рыночников с английским просветлением, захвативших власть в 1991-1992 году, с треском рассыпалась. Паралич ГКО и ОФЗ привёл к девальвации рубля в три раза. Попытки установить диктатуру «валютного правления» удалось пресечь, и в сентябре 1998 года правительство Примакова-Маслюкова предприняло чрезвычайные меры по оздоровлению экономики страны.

Путин, пришедший к власти в 1999-2000 годах, кроме выздоравливающей экономики, запущенной Примаковым, унаследовал мириады бюрократов в финансовой сфере, въевшихся в российские государственные учреждения на протяжении 1990-х годов, и не собиравшихся никуда уходить[8]. Они при деле и сегодня – Сторчак, Сухов, и многие другие. В июне этого года Путин назначил министром экономического развития одного из них – Алексея Улюкаева, долгое время занимавшего пост заместителя председателя Центробанка. Своим козырем эти рыночники объявляют свой «уникальный» опыт работы с международными финансовыми учреждениями, необходимый для руководства в условиях развернувшегося мирового кризиса.

Чиновники с лондонской выучкой – инструмент навязывания диктатуры банкиров. Такие же методы используются во многих других странах, не только в России. Независимое расследование разворачивающейся интриги с попытками провести через австралийский парламент закон о стрижке кредиторов и конфискациях вкладов, в случае угрозы банкротства банков, выявило, как минимум, 11 чиновников в органах финансового регулирования Австралии, которые раньше или на настоящее время состояли в комитетах Совета по финансовой стабильности и его вышестоящей организации – БМР (Банк Международных Расчётов).

Обращает на себя внимание то, что параллельно активным усилиям БМР, СФС и Банка Англии заставить Европейский Союз в целом и особенно Германию и Францию принять закон, открывающий дорогу bail-in (что Франция уже и сделала 18 июля, приняв закон о банковской реформе) заместителем управляющего Банка Англии назначен Джон Канлифф – постоянный представитель Великобритании в Европейском Союзе, активно участвовавший в переговорах о создании банковского союза Европейского Союза, как пишет Bloomberg 26 июля. С 2007 по 2011 год он был советником английского правительства по европейским делам и международным финансам. Марк Карни, канадский ветеран Goldman Sachs, руководивший СФС с 2011 года и с 1 июля возглавивший Банк Англии, так высказался о Канлиффе в интервью Bloomberg: «У него масштабное видение европейской и мировой перспективы. Это будет очень важно для того, чтобы Банк Англии сформировал как английскую, так и международную финансовые системы…»

Что такое G20?

Понятно стремление Сити и Уолл-стрита внедрить своих агентов в правительства различных стран, но как получилось, что G20 стал монолитным проводником планов финансовой олигархии, способным заставить подписать соглашения о конфискации вкладов таких энергичных защитников национального суверенитета, как Путин, Кристина Фернандес де Киршнер и китайский президент Си Дзиньпин?

Группа 20 берёт начало с того самого дефолта России в августе 1998 года, «юбилей» которого отмечался на днях. Через несколько недель после замораживания рынка ГКО в Коннектикуте обанкротился хеджевый фонд Long Term Capital Management (LTCM), учредителями которого были нобелевские лауреаты, получившие премии за компьютерное моделирование торговли деривативами, а ведущий стратег LTCM Альберто Джиованни был одним из архитекторов евро – единой валюты Евросоюза. По-видимому, модели спекуляций деривативами не учли возможность полного прекращения операций на рынке ГКО. Банкротство LTCM чуть не парализовало всю мировую финансовую систему, что через год признал тогдашний директор МВФ Мишель Камдессю.

В те времена существовало сообщество – Группа 22 или Группа «Уиллард» для обсуждения изменений архитектуры мировых финансов. Лидеры стран-членов Азиатско-Тихоокеанского форума экономического сотрудничества (АТЭС), среди них тогдашний президент США Билл Клинтон, выступили с предложением о создании G22 на своём саммите в Ванкувере в ноябре 1997 года, после азиатского валютного кризиса 1997 года – первого раунда кризиса 1997-1998 гг., спровоцированного хеджевыми фондами, кульминацией которого стало крушение пирамиды ГКО и банкротство LTCM.

Ко времени встречи группы «Уиллард» в апреле 1998 года она стала трибуной, с которой раздавались призывы создать новую Бреттонвудскую систему для прекращения спекулятивной вакханалии, развернувшейся после 1971 года. Некоторые члены G22, например, из Малайзии и Таиланда, пропагандировали идею «спасения народов, а не банков».

Выступая на встрече нью-йоркского Совета по международным отношениям 14 сентября 1998 года, Билл Клинтон призвал незамедлительно проанализировать «возможности адаптации международной финансовой архитектуры к реалиям 21-го века». Его предложения были далеки от совершенства, но, по крайней мере, создавали основу для обсуждения с членами G22 на предстоявшем саммите АТЭС в Куала-Лумпуре в середине ноября 1998 года. Первого сентября премьер-министр Малайзии д-р Махатхир бин-Мохамад изменил правила глобализационной игры после того, как в течение года хеджевые фонды терроризировали валюту и экономику страны: Махатхир ввёл жёсткое валютное регулирование, вернул в страну торговлю акциями отечественных фирм и установил фиксированный обменный курс. В это время, однако, набрала обороты кампания по импичменту Клинтона, так что на саммит он приехать не смог.

Вместо него приехал вице-президент Эл Гор, воспользовавшийся случаем, чтобы заклеймить Махатхира диктатором и солидаризироваться с движением reformasi, ставившим целью свергнуть Махатхира. Один из членов кабинета министров Малайзии назвал выступление Гора «самым отвратительным из того что довелось услышать за всю жизнь». Никаких прорывов в решении финансовых и экономических проблем не получилось.

В 1999 году, после того, как незаметно прошёл промежуточный форум Группы 33, обсуждения архитектуры мировой финансовой системы переместились из G22 в другую структуру, предложенную Канадой: Группу 20. Разница в членстве была почти незаметной, но очень важной: Малайзия и Таиланд, выступавшие за «спасение народов, а не банков», входившие в G22, из G20 были исключены, но был включён Евросоюз, как единое целое, и Саудовская Аравия, десятилетиями служившая домашней копилкой, из которой финансировались самые грязные операции английских спецслужб.

G20 оставалась в тени до 2008 года, хотя ещё в 1999 году была создана структура, которая определит будущую роль G20 – ФФС, Форум Финансовой Стабильности. Путёвку в жизнь ФФС получил от G7[9], размещался и управлялся Банком для международных расчётов в Базеле, так же как его действующий преемник – Совет по финансовой стабильности. Архивы БМР показывают, что уже в 1999 году в этих кругах вынашивались планы встраивания конфискационных механизмов в законодательство о банках[10].

2008 год: Лондон распоряжается делами G20

До чрезвычайной встречи глав правительств в ноябре 2008 года G20 был форумом представителей государств на уровне министров финансов и глав центральных банков. Но в сентябре 2008 года Lehmann Brothers обанкротился, международные финансовые рынки застыли, а в США начался первый раунд беспрецедентных по размаху денежных вливаний в банки после навязанной Конгрессу в атмосфере страха Программы выкупа проблемных активов (TARP), принятой в октябре.

Многие надеялись, что на Саммите по финансовым рынкам и мировой экономике в Вашингтоне главы государств примут решения, изменяющие ситуацию к лучшему. В редакционной статье EIR 31 октября 2008 года «Ожидать неожиданного» говорилось, что «главы государств G20… соберутся… на первую из серии встреч для обсуждения возврата к Бреттонвудской системе. И некоторые из влиятельных участников встречи… всерьёз предлагают вернуться к системе фиксированных обменных курсов, чтобы исключить спекулянтов из процесса формирования валютных курсов. Хотя результаты встречи 15 ноября, равно как и последующих, сегодня неизвестны, уже сам факт, что предложения американского экономиста Линдона Ларуша обсуждаются, говорит о том, что финансовая олигархия Сити напугана…»

На деле, президент Джордж Буш-младший, воодушевлённый мнимым успехом программы TARP, пытался выглядеть председательствующим на встрече, хотя реально всё взял в свои руки английский премьер Гордон Браун (до этого в течение десяти лет министр финансов), проталкивавший псевдо-консенсус по поводу ещё более свободной торговли, расширения полномочий МВФ и прочих наднациональных средств контроля. Миллионы и миллионы людей в мире потеряли работу, но в декларации ноябрьского саммита 2008 года, выпущенной после встречи, практически ничего не говорится о занятости или проблемах реального сектора экономики. Всё свелось к необходимости выработки новых акробатических этюдов в управлении финансовым кризисом…

Читать статью полностью

 

Русское Общественное Движение «Возрождение. Золотой Век» обратилось в мэрию с уведомлением о проведении в пятницу, 13 сентября, в Москве Пикета протеста против агрессии США в Сирии. Пикет предполагается провести с 17 до 19 часов напротив американского посольства, находящегося по адресу: Новинский б-р, 19/23. В случае получения согласия мэрии, здесь на РуАНе будет выложена дополнительная информация…

 

Поделиться: