Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Махновщина, бардак, идиотизм? Нет Сумской территориальный батальон

25 июля 2014
3 148

Не жертвы и не пушечное мясо. Родственники бойцов Сумского батальона территориальной обороны потребовали вернуть их из Луганской области. Снова с нуля. Кое-как налаженный с помощью волонтеров военно-полевой быт сумчанам пришлось сменить на разваливающийся сарай.

И это не потому, что кто-то паникер и не патриот, а потому, что люди отказываются быть жертвами безответственных чиновников всех уровней, которые обещают сделать все на благо защитников Украины, но почему-то работают так, что защитники и их родственники чувствуют себя обманутыми.

Об этом родственники мобилизованных военнослужащих говорили на встрече с мэром и представителями военкомата 16 июля.

Зал заседаний Сумского горсовета был полон — собралось человек 250. В основном пришли матери и жены бойцов Сумского батальона территориальной обороны (отцов было всего несколько). Днем раньше такая же встреча состоялась в Сумской районной администрации. Накал эмоций и негодования просто зашкаливал.

 — Эмоции переполняют всех. Здесь мало слов, чтобы высказать свои мысли без ненормативной лексики, — согласился мэр Александр Лысенко с требованиями собравшихся.

Когда же?

Со времени отправки Сумского тербатальона к границе с РФ в Луганской области и первых предупредительных акций жен и матерей мобилизованных бойцов прошло больше месяца. Но за это время никто так и не смог дать вразумительных ответов на вопросы: когда их мужьям и детям выдадут бронежилеты и каски; когда бойцам объяснят их статус и задачи; когда, наконец, им назначат вместо исполняющего обязанности (и, как считают многие бойцы, не справляющегося с этими обязанностями) комбата?

Дальше — больше. К этим вопросам прибавились такие: когда прекратится досмотр личных посылок, т.к. пропадают вещи; когда общие передачи, собранные сумчанами, будут распределяться справедливо и прозрачно, чтобы никто никого не подозревал в воровстве; когда общественных активистов, доставляющих помощь, пустят в расположение батальона (во все другие воинские подразделения, воюющие в зоне АТО, их пускают); когда банки будут соблюдать специально принятый для мобилизованных Закон о кредитных каникулах; когда бойцам будут предоставлять 10-дневный отпуск?..

Местные чиновники обещали во всем разобраться, но, кроме писания обращений в вышестоящие инстанции, ничего не сделали. У бойцов продолжают накапливаться долги по кредитам, более того, начисляются штрафы за несвоевременное погашение. Материальное положение семей военнослужащих (особенно с детьми) уже не позволяет еженедельно отправлять бойцам посылки с продуктами, одеждой, спальниками, одеялами и, что самое возмутительное, — с бронежилетами и касками. Многие жены, оставшись без кормильца, уже не могут свести концы с концами.

— Кто меня спросил, где я беру деньги, имея ребенка на руках?! Бронежилет купила, каждый раз отправляю посылки. У меня уже больше нет ни сил, ни средств, — заявила со слезами жена одного из военнослужащих на встрече родственников военнослужащих с представителями военкомата и городскими властями, состоявшейся в малом сессионном зале 16 июля.

Собравшиеся уже почти не спрашивали: «Где же средства Минобороны? Где миллионы, выделенные из гор- и облбюджета на закупку амуниции?» Как считают матери и жены военнослужащих, это вопросы уже вчерашнего дня. Сегодня люди криком кричат, требуя вернуть мужей и сыновей домой — в Сумскую область.

— Они вернутся и первым делом пойдут не домой, а в администрации и военкоматы и спросят за все. Учтите это! — заявила мать младшего лейтенанта Татьяна Панченко.

Без статуса

— Скажите наконец-то, где они числятся? — спрашивали матери и жены представителей военкомата.

— Постоянно распускается ложная информация о том, что они якобы числятся на территории с.Стецковка, — ответил заместитель главного военкома области Сергей Шуляков и заверил, что солдаты и офицеры числятся в месте пребывания лагеря — на севере Луганской области, и на этот счет есть соответствующие приказы, которые нельзя разглашать, поэтому документально свои слова он подтвердить не может.

В то же время зам областного военкома сообщил, что батальон на сегодняшний день не принимает участия в АТО, поэтому его бойцы в данный момент не имеют статуса «участник боевых действий» и не имеют права на 100-процентные надбавки, предусмотренные по-становлением Кабмина (№158 от 4 июня 2014 года).

— Они несут службу по усилению государственной границы, несут службу на блокпостах, — объяснил С.Шуляков.

— Если они не защищают суверенитет, независимость и целостность Украины, как написано в Законе Украины «О статусе ветеранов войны, гарантии их социальной защиты», находятся не в статусе участника боевых действий, они не являются участниками АТО, то что они там делают? Ладно, нельзя показать приказ — это военная тайна. Скажите по-народному: что они там делают? — настаивала Татьяна Панченко. — Я имею право это знать. Я 10 тысяч заплатила за военную кафедру, я своего офицера выучила, обула, одела. Так это чей офицер получается — ваш или мой?!

Без командира

Отцы мобилизованных вели себя более сдержанно, их требования состояли в том, чтобы в батальоне навели элементарный порядок. Мужчины оказались лучше женщин информированы о, как говорили в Советской Армии, «неуставных отношениях» в батальоне. А еще о том, что бойцам может попасться неисправный автомат, который не стреляет очередями, а только производит одиночные выстрелы.

— В батальоне накалена обстановка. Если так и дальше пойдет, ребята начнут стрелять друг в друга. Комбат Герасимов вообще не может быть командиром. Там царит повальная пьянка, дети стараются убежать оттуда на блокпосты, чтобы не быть рядом с таким командиром. Что это такое: старшина ударил офицера? На каком основании командир там, а его жена здесь проверяет личные посылки? Не можете дать нормального командира — позжайте сами, — обратился отец одного из военнослужащих к представителям военкомата. — Жалоб мы писать не будем. Не будем подставлять своих детей. Но этот вопрос надо решить. Почему пьянки? Потому что комбат не может загрузить личный состав. Почему они не учатся и не тренируются?

— Исполняющий обязанности командира подполковник Герасимов — боевой офицер, прошедший Афганистан. После первой партии передач в расположении батальона оказались спиртные напитки. Что должен в таком случае делать командир? Он организовал проверку всех вещей, — вступился за своего коллегу С.Шуляков и сообщил, что по обращению военкомата подполковник Герасимов в ближайшее время будет назначен комбатом. Это в очередной раз взорвало зал.

— Хватит! В пятницу, 18 июля, в 10.00 мы встречаемся на выезде из Сум в киевском направлении, — предложила мама, которая «выучила, одела и обула своего офицера». Ее инициативу поддержал и мэр Александр Лысенко, но многие посчитали это преждевременным. В итоге решили этот крайний аргумент оставить про запас.

Таким образом, сумчане дали власти и Министерству обороны в лице военкомата последний шанс, чтобы узаконить фактическую роль Сумского батальона территориальой обороны в Луганской области и навести там порядок с командованием, тыловым обеспечением и просто элементарной дисциплиной.

Без вранья

Главный вопрос жен и матерей — когда же ротация? — похоже, так и останется неопределенным. Все понимают: ситуация на востоке страны этому не благоприятствует. Как объясняют представители военкомата, хотя и объявлена очередная волна частичной мобилизации, первыми заменят военнослужащих воинских частей, участвующих в АТО. Это понимают и сами бойцы батальона. Конечно, они хотят домой, но с нормальным тылом и командованием — без вранья и воровства — они готовы служить Родине.

— Чтобы показать, что мы обеспечены бронежилетами, комбат выстроил и сфотографировал тех, кому эти «бронники» люди всем селом покупали, — сообщили бойцы нашему корреспонденту по телефону и в противовес такой «дезинформации» попросили выложить сделанный ими фоторепортаж с места расположения одной из групп Сумского батальона территориальной обороны. Они специально сфотографировались на фоне таблички с указанием воинской части, т.к. опасаются, что впоследствии командование может заявить, что их там вовсе не было. По их словам, при отправке группы комбат уверял, что они будут всем обеспечены, но бойцы оказались в полуразрушенном сарае, без ничего. Накануне их прибытия в этом месте (а это в нескольких километрах от границы) велись боевые действия. В подтверждение своих слов бойцы выслали фотофакты.

Чтобы местные власти владели информацией о состоянии дел в батальоне, создана координационная группа, состоящая из нескольких наиболее активных родственников военнослужащих.

Поделиться: