Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как украсть курорт

, 25 марта 2011
10 806
Многие люди почему-то считают, что законы в стране писаны не для них, а для кого-то другого. Из-за этих заблуждений они часто берут грех на душу, нарушая писанные и неписанные законы, рассчитывая, что бог, как всегда, простит...

Как украсть курорт

Для справки

Население РФ – около 142 млн. человек. Из них подавляющее большинство живёт в районах с весьма неблагоприятными или суровыми климатическими условиями. Возможность хотя бы раз в год выбираться к тёплому морю для них – критична.

Протяжённость черноморского побережья РФ – менее 400 км. Из них лишь примерно 150 км относительно пригодны для отдыха. Всё остальное – либо неудобья (болота, лиманы, промзоны, портовые и ж/д сооружения и т.п.), либо места без необходимой курортной инфраструктуры. Таким образом, на каждый километр черноморского берега, пригодный для отдыха, ежегодно претендуют примерно миллион россиян.

Все, кто знает и любит наше черноморское побережье в районе Геленджика, сейчас испытывают шок. И вызван он не столько местными ценами, традиционно далёкими от здравого смысла, и допотопным уровнем сервиса – его главной причиной стало фактическое лишение отдыхающих доступа к привычным и исторически сложившимся рекреационным зонам и маршрутам.

Вот популярнейший 8-километровый маршрут Геленджик-Дивноморское. Маршрут, исключительный по красоте и оздоровительному эффекту для людей любого возраста: от южной окраины Геленджика по лесной дороге вдоль моря до посёлка Дивноморское (фото 1-2).

Так было ещё каких-то пару лет назад. Сейчас этого маршрута больше не существует. Причина проста: 350(!) гектаров прибрежного соснового бора между Геленджиком и Дивноморским отданы властями в чьё-то частное владение вместе со всеми туристическими тропами, здесь проходящими, обнесены трёхметровым стальным забором и патрулируются военизированной охраной с собаками (фото 3-4).

Вот другой маршрут, ещё более популярный – 7 километров из Дивноморского в Джанхот по живописнейшим серпантинам Старой джанхотской дороги (фото 5-6).

Ещё совсем недавно пройти по дороге можно было без каких-либо затруднений. Сейчас, пройдя по ней метров двести, туристы упираются в бетонный забор и стальные ворота с надписью «Вход запрещён! Территория охраняется собаками!», а за забором обнаруживают новёхонький пятиэтажный особняк с парком, бассейном и персональным причалом (фото 7-8).

Все вопросы к его охранникам, на каком основании наглухо перекрыта дорога, используемая отдыхающими и местным населением вот уже свыше 130 лет, заканчиваются настоятельной «рекомендацией» идти в обход. Некоторые этой «рекомендации» следуют, то есть преодолевают затяжной подъём и оказываются на сверхоживлённой автотрассе Дивноморское-Прасковеевка, по которой вынуждены «пилить» ещё километра два, вдыхая выхлопные газы и ежесекундно рискуя своей жизнью и жизнью собственных детей (фото 9-10).

И лишь спустя час, уставшие и перенервничавшие, они-таки попадают на Старую джанхотскую дорогу, проклиная и владельца особняка, бессовестно захватившего её ключевой участок, и власть, этот захват санкционировавшую. Большинство же возвращаются на узкую бетонную набережную, со всех сторон зажатую заборами и «увеселительными» заведениями, и зарекаются ездить сюда во веки вечные. К их проклятиям, кстати, теперь присоединяются и проклятия местного населения, лишившегося традиционного доступа к поселковому кладбищу.

Та же ситуация сложилась и вокруг любимой многими Прасковеевки, находящейся по соседству с Джанхотом: куда б ни направляли свои стопы туристы и отдыхающие, они повсюду натыкаются на бесконечные заборы, огораживающие ещё вчера общедоступные леса и берега (фото 11-12).

Но даже если удалиться от побережья и попытаться поискать туристическое счастье в долинах и на склонах гор, то и здесь практически ежедневно обнаруживаются подобные «сюрпризы». По меткому замечанию одного местного эколога, возникает ощущение, будто геленджикский район атаковала стая хищных пираний, то и дело выхватывающих из его уникального природного организма самые лакомые и жизненно важные «куски».

Активисты общественного движения «Открытый берег» попытались выяснить, кто эти хищники, и почему они ведут себя так нагло, демонстративно попирая законные права и интересы миллионов наших сограждан и, по сути, лишая цивилизованного будущего один из перспективнейших российских курортов.

Для начала мы решили добиться от власти внятного ответа на вопрос: кем, с какой целью и на каком юридическом основании были огорожены и взяты под контроль военизированной охраны сотни гектаров прибрежного реликтового бора, расположенного между городом-курортом Геленджиком и посёлком Дивноморское?

С этой целью в марте 2010 года нами были направлены обращения на имя Президента и премьер-министра Российской Федерации. Администрация премьера наше обращение горделиво проигнорировала. Администрация Президента, напротив, его оперативно рассмотрела и направила поручение губернатору Краснодарского края с требованием разобраться в проблеме по существу.

В ответах № 44-648/10-01.19 от 06.04.10 и № 44-1161/10-01.19 от 08.06.2010 Департамент комплексного развития курортов и туризма Краснодарского края сообщил нам, в частности, следующее (цитируем):

«По поручению, поступившему из Администрации Президента Российской Федерации, администрацией Краснодарского края рассмотрено Ваше обращение на предмет установления ограждений на территории лесного массива между г. Геленджиком и с. Дивноморским. Для установления фактов, изложенных в обращении, сотрудниками департамента совместно с представителями администрации г. Геленджик произведено визуальное обследование прибрежной территории и установлено наличие забора ограждения на территории данного лесного массива. Данный земельный участок относится к землям лесного фонда Российской Федерации…

Указанный Вами участок лесного фонда между г. Геленджиком и с. Дивноморское арендуется юридическим лицом. Арендованный участок действительно огорожен металлическим забором, при подъезде к участку установлен шлагбаум. Свободный доступ на лесной участок невозможен. Геленджикским лесничеством был составлен акт и выдано предписание арендатору на устранение данных нарушений лесного законодательства. В связи с тем, что нарушения не устранены, администрацией муниципального образования город-курорт Геленджик направлено обращение в Азово-Черноморскую межрайонную природоохранную прокуратуру по данному вопросу…»

Ответ властей вызвал у нас двойственное чувство. С одной стороны, он внушал определённый оптимизм, поскольку официально констатировал незаконность ограждения общедоступного лесного массива и информировал о вполне конкретных шагах администрации Геленджика по наведению порядка. С другой стороны, нас крайне встревожило то обстоятельство, что, официально именуя территорию между Геленджиком и Дивноморским «землями лесного фонда Российской Федерации», чиновники ни словом не обмолвились о том, что данные земли имеют также и официальный статус особо ценной (в силу нахождения здесь уникальнейшего ленточного бора краснокнижной пицундской сосны) природной территории с соответствующим природоохранным режимом. Нас крайне встревожило также, что без ответа остался и ряд других важнейших вопросов. А именно:

Почему особо ценный ленточный бор пицундской сосны, будучи визитной карточкой всероссийского города-курорта Геленджик и его важнейшим рекреационно-туристическим ресурсом, был отдан в долгосрочную (на 49 лет с правом продления!) аренду некоему юрлицу, причём отдан «по-тихому», келейно, без какого-либо информирования и учёта мнения общественности (т.е. с грубейшим нарушением п.7 ст.1 гл.1 Лесного Кодекса РФ)?

Кто этот загадочный арендатор, так легко и практически за бесценок заполучивший в своё полное распоряжение сотни(!) гектаров поистине золотого курортного берега, и почему даже в официальной переписке чиновники упорно охраняют его анонимность? Или он засекречен настолько, что его «имена, пароли, явки» народу РФ знать совсем не обязательно?

Чем конкретно он занимается в особо ценном реликтовом бору, если свою арендную деятельность начал с жёсткого воспрепятствования свободного доступа граждан на земли гослесфонда (т.е. с вопиющего нарушения п.1,6,8 ст.11 Лесного кодекса РФ)?

Как показал ход дальнейших событий, наш оптимизм был преждевременен, а тревога – обоснованной. Несмотря на все «акты», «предписания» и «обращения в прокуратуру» со стороны муниципальной власти, самоуправный забор между Геленджиком и Дивноморским как стоял, так и стоит до сих пор, демонстрируя полное пренебрежение его хозяина к Закону.

Соответственно, десятки тысяч жителей города-курорта и миллионы туристов со всей России вот уже второй год подряд лишены доступа к этой уникальной природной территории, которая им принадлежала и принадлежит по праву. Единственное «право», которое им оставил анонимный арендатор – это возможность любоваться его «левым» забором на расстоянии и с тревогой вслушиваться в то, что за ним происходит. А за ним, кстати, круглосуточно грохочут бульдозеры и экскаваторы, ухают пневмомолоты, визжат бензопилы и пылают костры, распространяя гарь на всю округу.

Активисты «Открытого берега» пришли к выводу, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, и прошлой осенью проникли-таки на территорию, где законодательство Российской Федерации вдруг утратило силу. Скажем прямо: увиденное нас потрясло. Тот сказочно красивый лес, который мы знали и любили с детства, изменился до неузнаваемости. По нему словно прошлись гигантским культиватором, безвозвратно уничтожив тысячи (!) краснокнижных пицундских сосен и можжевельников. На возникших пустошах глубокими ранами зияли траншеи и котлованы (13-14).

По бетонным дорогам, пробитым прямо через «особо ценные и охраняемые законом» реликтовые рощи, то и дело проезжали самосвалы и прочая стройтехника. Повсюду были заметны следы пожарищ – причём пожарищ явно рукотворных, методично выжигавших лес на его наиболее живописных, видовых участках. Мы, по сути, оказались в эпицентре крупномасштабной стройки, которая в этом заповедном природном уголке смотрелась особенно дико и вызывающе.

Что конкретно здесь строится, мы поняли сразу: возле каждой стройплощадки фирма-подрядчик, дабы потрафить своему «высокоуважаемому заказчику», установила красочный стенд с изображением возводимого объекта. Вот его будущая вилла в стиле шато – с чудесными панорамными видами на морскую даль и десятки гектаров элитных виноградников, высаженных взамен сожжённого и выкорчеванного леса (фото 15-16).

А вот и персональный винзавод, где виноград, снятый с этих виноградников, будет превращаться в элитное вино, которое «высокоуважаемый заказчик» будет неспешно попивать на одной из просторных террас в кругу семьи и друзей. А вот и спорткомплекс с бассейном и теннисными кортами, где он и его близкие смогут поддерживать физическую форму, весьма способствующую хорошему аппетиту и здоровому сну. А вот и терренкуры, проложенные средь сосновых кущей, где так приятно совершить вечерний променад и подышать целебным хвойным ароматом (фото 17-18).

В общем, на месте уникального и общедоступного (по закону!) соснового бора, которым с удовольствием пользовались миллионы наших сограждан, теперь по чьему-то анонимному, но весьма могущественному «хотению-велению» должно раскинуться настоящее ПОМЕСТЬЕ, рассчитанное на безграничное удовольствие одного-единственного помещика и его «высокородного» семейства. Ну, а то, что вдобавок к грубейшему нарушению ст. 11 Лесного кодекса РФ этот помещик успел «собрать» букет других подобных же нарушений и даже преступлений в сфере природопользования – его, видимо, совершенно не колышет…

Мы искренне убеждены, что эти дикие «прихватизации» – дело рук каких-нибудь зарвавшихся олигархов и коррумпированных чиновников, намеренно распускающих подобные слухи, чтоб граждане чересчур не возмущались и не тревожили начальство «лишними» вопросами.

Но если имена самых крутых (в смысле количества беззаконно отнятых у народа Российской Федерации курортных гектаров) геленджикских помещиков пока находятся в задумчивой тени, то парочку других помещичьих имён мы можем огласить вполне ответственно. Знакомьтесь, россияне: «его высокопревосходительство» Семёнов Виталий Юрьевич, гендиректор крупной московской транспортной компании ЗАО «Очаково» (фото 19).

Это именно он, кстати, бессовестно оккупировал под свою усадьбу ключевой участок Старой джанхотской дороги, которой веками пользовались миллионы людей. Это его хамский заборище, поставленный впритык к берегу, уничтожил былую репутацию посёлка как места культурного и комфортного семейного отдыха (фото 20-21).

Виталий Юрьевич, разумеется, – бизнесмен многоопытный, привыкший просчитывать последствия всех своих действий, включая юридические. Поэтому крайне странно, что перед тем, как громоздить здесь голливудскую виллу с персональным причалом, он не заглянул в соответствующие Кодексы РФ и не выяснил, что по этому поводу думает Закон.

А Закон – (в частности, Водный кодекс РФ, ст. 6, п.1,2,6,8) – гарантирует всем гражданам России право свободного доступа к берегу моря и устанавливает минимальную ширину общедоступной береговой полосы в 20 метров, где каждый из нас может беспрепятственно находиться и передвигаться, а также рыбачить и «парковать» свои лодки и катера. Из чего со всей наглядностью вытекает, что Виталий Юрьевич эту обязательную общественную полосу попросту украл и закрепил эту кражу монументальным забором с чоповской охраной. И ещё из всего этого вытекает, что свой хамский забор ему уже в ближайшем будущем придётся подвинуть на предписанное Законом расстояние, а причал – открыть.

А ещё Закон – (в частности, Земельный кодекс РФ, ст. 23, и Гражданский кодекс РФ, ст. 274) – даёт всем жителям посёлка Дивноморское и прочим гражданам, имеющим здесь дома и квартиры, полное юридическое основание считать участок Старой джанхотской дороги, также нагло украденный Виталием Юрьевичем, территорией общего пользования своего муниципального образования и требовать его безусловного разблокирования вплоть до обращения в прокуратуру и суд. Тем более, что все доказательства своей правоты – от старых семейных фотографий до сравнительно недавних видеосъёмок этого места – у них имеются, причём в изрядных количествах.

Мы, если честно, г-ну Семёнову даже сочувствуем. Поскольку догадываемся, по какой весомой причине он так наплевательски обходится с законами РФ и обворовывает миллионы своих же соотечественников. Ну, ещё бы! Ведь прямо по соседству с ним, в какой-нибудь полусотне метров от его голливудского балкона, имеется другой пример подобного же беззаконного поведения – ещё более выдающийся.

Знакомьтесь, россияне: геленджикский помещик Гундяев Владимир Михайлович, более известный стране как митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, а с 2009 года – Патриарх Всея Руси (фото 22).

Хотите – верьте, хотите – нет, но наши церковные иерархи, оказывается, такие же бренные существа из плоти и крови, как и все мы, а потому ничто человеческое им не чуждо. Им, как и всем нам, весьма по душе комфорт и хорошие бытовые условия, они также очень любят вкусно покушать, сладко поспать и вдохнуть полной грудью чистого незагазованного воздуха. Ну, а уж если этот воздух напоен целебными морскими и сосновыми ароматами – тем более.

Именно любовь к целебным ароматам ещё в начале 2000-х сподвигла верхушку РПЦ обратиться к руководству страны с просьбой об устроении патриаршей резиденции в каком-нибудь эксклюзивном курортном уголке. Время, правда, для подобной просьбы было выбрано не самое удачное: страна едва вышла из чеченской войны, хоронила убитых и переживала одну террористическую атаку за другой, но руководство в лице тогдашнего президента Путина, тем не менее, просьбу церкви уважило и эксклюзивный «уголок» размером в 10 га.(!) оперативно изыскало.

Правда, то ли по досадной оплошности, то ли по холуйскому угождению административного аппарата, но эти самые 10 га оказались аккурат на территории, сплошь покрытой краснокнижными пицундскими соснами, да ещё и прихватывали изрядный участок Старой джанхотской дороги, традиционно служащей отдыхающим в качестве оздоровительного терренкура.

Наши духовные пастыри постоянно призывают нас жить по совести и строго соблюдать законы, а также проповедуют нестяжание и приоритет ценностей духовных над материальными. Вот почему бы им, кстати, и не последовать было в данном случае собственным рецептам и не поправить оплошавшую власть? Почему бы не сказать ей ещё тогда, в начале 2000-х: спасибо, мол, дорогой Вы наш Владимир Владимирович, за столь щедрое подношение, но принять его мы не сможем, ибо краснокнижный бор есть краснокнижный бор, а дорога общего пользования есть дорога общего пользования. Не мы её строили – не нам её и перекрывать…

Но – нет. Не поправили. Наоборот! Возликовали-возрадовались и с размахом взялись за «освоение» высочайше пожалованных гектаров. Под патриарший дворец и его служебно-бытовые помещения, лукаво поименованные «духовно-культурным центром РПЦ», произвели беззаконную сплошную рубку сотен пицундских сосен и отгрохали ещё более монументальный забор, чем у соседа Семёнова (фото 23-24).

Ну, и сам дворец в итоге получился вполне под стать вкусам и нравам своих хозяев: вот уж воистину «духовно-культурный» сундук на пару-тройку тысяч квадратов, помесь нашей правительственной Рублёвки с американской Санта-Барбарой (фото 25-28)!

Даже жутковато представить, сколько денег в него уже вбухано, и в какие астрономические суммы выльется народу РФ ежегодное содержание сего могучего сундука и его многочисленной челяди (вдобавок, разумеется, к уже имеющимся в стране патриаршим резиденциям, не менее пафосным).

Думаем, что даже сам Господь наш Иисус Христос, доведись Ему лицезреть столь великую роскошь своего российского предстоятеля, немало б сему изумился. Ведь Он-то, как известно, резиденций и челяди не имел, зато Слово Его просияло в веках. А вот что «просияло» сквозь золотые одежды, дворцы и заборы наших нынешних пастырей – очевидно уже сейчас. Более чем.

Было б правильно, кстати, если б наш нестяжательный и суперсовестливый патриарх, в духе объявленной властью кампании прозрачности и борьбы с коррупцией, вывесил бы в Интернете соответствующую калькуляцию. Уверены, что читалась бы она покруче иного детектива. Хотя, детектив этот в любом случае вышел бы печальным. Как и множество других подобных историй про других геленджикских (а также сочинских, лазаревских, туапсинских, анапских и прочих) помещиков, гектарами растаскивающих по карманам наше черноморское побережье.

Ведь цена, которую общество (то есть все мы!) платит за алчность и вседозволенность нашей госбюрократии и сросшихся с нею бизнес и прочих «элит», поистине огромна и измеряется не только и не столько деньгами. Ведь за их носорожье стремление поиметь персональный кусочек рая на Чёрном море мы всё чаще и чаще расплачиваемся собственным здоровьем и даже жизнью.

Вопрос: разве анонимный помещик, беззаконно огородивший 350 га (!) соснового бора между Геленджиком и Дивноморским, не понимает, что туристам, отрезанным от верхней лесной тропы, теперь придётся двигаться понизу, по тесному коридору между морем и отвесными скалами, ежесекундно рискуя попасть под камнепад или переломать ноги, перескакивая с одного валуна на другой (фото 29-30)?

Или гг. помещики Семёнов и Гундяев, нагло захватывая и перегораживая ключевые участки Старой джанхотской дороги, разве не догадываются, что вынуждают людей обходить их поместья по узкому и сверхнапряжённому прасковеевскому шоссе, где отсутствуют тротуары – то есть фактически толкают целые семьи под колёса беспрерывно идущего автотранспорта (фото 31-32)? Всё эти господа отлично понимают, обо всём догадываются и знают. Просто на весах их вельможной совести (вернее, бессовестности) их частные комфорт и благоденствие давным-давно перевесили все наши жизни и судьбы, вместе взятые…

Читать статью полностью

Поделиться: