Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»


Новости

Защитить киберпространство страны от АНБ

, 28 декабря 2013
Просмотров: 4217
Версия для печати Версия для печати
Защитить киберпространство страны от АНБ

Защита России от слежки АНБ становится главнейшей задачей

В киберпространство постепенно перетекает самое ценное – вся информация нашего общества. И это громадное хранилище информации нужно постоянно очень тщательно защищать от чужих глаз и рук. Иначе мы будем полностью беззащитны...

 

Превратить внутреннее пространство страны в чёрное пятно для АНБ – да, это государственная задача

Автор – Игорь Ашманов

Генеральный директор компании «Ашманов и партнёры» Игорь Ашманов называет себя «серийным предпринимателем» – компаний он создал действительно не одну. Но более интересен IT-проектами. Причастен к созданию поисковой машины Rambler, сделал систему проверки орфографии текстов на русском языке «Орфо» (это она используется в MS Word). Его «Спамтест» сыграл в Рунете важнейшую, если не главную, роль в победе над почтовыми спамерами. Ещё Ашманов интересен публике сам по себе. Тем, в частности, что последовательно придерживается непопулярных у людей из IT-индустрии антилиберальных взглядов и, будучи неслабым полемистом, с удовольствием эти взгляды отстаивает.

– Что в нашей стране с помощью IT государство может уже сейчас делать для граждан? Что ты стал бы делать? Как IT-инженер.

– Уже многое сделано, электронные госуслуги работают, от многих друзей знаю, что действительно работают. Уже то, что можно в онлайне записаться на приём в казённое учреждение, очередей стало мало, очень хорошо. Развивать надо, и пропагандировать. Если не разговаривать о вещах действительно важных, где IT принесли бы наибольшую пользу стране и людям (а говорить об этих вещах в интервью бессмысленно), то, прежде всего, приходит в голову общественный транспорт и здравоохранение.

Общественный транспорт – это единые, управляемые из центра расписания движения всех видов транспорта, управление автобусами и прочими электричками. Электронные табло на остановках. Управление светофорами и потоками машин. Технологически понятная вещь, и важная. Частично это уже делается, нужно сделать в комплексе.

В здравоохранении – единая электронная медицинская карта. У нас её нет, а нужна и должна быть. С одной стороны, такая карта должна быть закрыта, привязана к конкретному человеку – не знаю, как по отпечатку пальца или как-то ещё. С другой – чтобы любая клиника, страховая, районная или другая, куда гражданин обратился – писала данные анализов и исследований, эпикризы именно в неё, в электронную карту. Это сильно облегчило бы жизнь при острых обстоятельствах, когда человека на улице с инсультом нашли. И при других обстоятельствах тоже, когда человек по разным клиникам и врачам ходит, и каждый из врачей не знает его полного анамнеза. Можно будет не ездить из клиники в клинику с большими пакетами рентгеновских снимков. Можно ведь держать всё это в облаке и по моему разрешению – а если меня срочно спасать надо, то и без моего разрешения – предоставлять врачу.

Конечно, тут много проблем с персональными данными, с согласованием процедуры отдачи данных, разработкой платформы. Но в стране много компаний, которые пишут софт для поликлиник, страховых компаний и конкурируют на этом рынке. Есть кому это сделать. Без государства не получится. Во-первых, дорого, во-вторых, только государство может принудить все мелкие и большие клиники сдавать данные о больных в централизованное хранилище. Это, мне кажется, запросто могло бы на пару лет среднюю продолжительность жизни поднять. Просто за счёт того, что информация не теряется, потому, что у нового лечащего врача на мониторе появится флажок: аккуратнее с этим пациентом, у него киста или гипертоническая болезнь.

Ещё одно – электронный паспорт для граждан РФ. В облаке. Давай объясню на примере: забирал однажды компьютер из сервиса, пришёл без документов. У меня просят хотя бы визитку, чтобы идентифицировать. Я им говорю: наберите в Интернете «Ашманов» и посмотрите фото, удостоверитесь, что это я. Набрали, увидели, отдали компьютер. Вот тут – место для онлайн-сервиса, где ты сам регистрируешься и с его помощью демонстрируешь, что ты – это ты (фото, знание пароля и т.п.). У такого сервиса могут быть публичная и закрытая части, в закрытой можешь pin-коды хранить, а из публичной какие-то сведения о тебе можно и поисковой машине отдать. И ничего не придётся с собой носить, не нужен паспорт.

Электронный идентификатор всё равно будет создан, это ясно. Государство могло бы создать его человечным способом. Чтобы он был бесшовно связан с электронной медицинской картой, госуслугами и т.д. И, скорее всего, логином к такому сервису может также служить идентификатор национальных интернет-сервисов, скажем, «ВКонтакте» или Яндекса. Не Фэйсбук же, в самом деле. Это позволило бы и свои интернет-компании защитить от вторжения конкурентов с Запада.

Та же история с сайтами для автомобилей и объектов недвижимости. Это правильно, чтобы у каждого автомобиля был сайт. Чтобы видно было, когда его ремонтировали, как обслуживали, что с ним сейчас. У некоторых автомобилей свои сайты уже есть, но это очень дорогие автомобили. То же с квартирами: электронные кадастры у государства уже есть, но гражданам (да и государству) ещё нужно место, где лежат все планы, электросхемы, сантехнические схемы, платёжки. Вообще, конечно, в итоге у многих вещей будут сайты/приложения.

Это всё очень несложно, с точки зрения IT-инженера. Обычное дело, интеграция систем. Никакого искусственного интеллекта не требуется.

– Что ты имел в виду, когда говорил о вещах действительно важных?

Оборону. Стране нужны сервисы и устройства для защищённого использования Интернета. Чтобы можно было купить телефон или планшет, который гарантированно ничего никуда не отправляет. Чтобы американцы с него снять ничего не могли точно, а наши – с большой натяжкой.

– Это задача государства?

– Превратить внутреннее пространство страны в чёрное пятно для АНБ – да, это государственная задача. Для её решения нужны, как минимум, средства контроля операционных систем, файрволы, которые по умолчанию считают, что система – плохая. Сейчас файрволы считают, что приложения, возможно, плохие, а система – точно хорошая. Но Сноуден показал нам, что это не так, что система по умолчанию – плохая. Кто-то должен предписать производителям ставить на устройства, поставляемые в страну, защитные модули, которые блокируют отдачу данных.

Сертификация проблему не решает. Возьмём, просто для примера, Windows. Это, условно говоря, 100 миллионов строк кода. Есть организации, которые этот код анализируют, причём только этим и занимаются, и за свою работу они получают, для примера опять-таки, 100 миллионов долларов год. Хорошие деньги? Но это – по доллару на строчку. За такие деньги найти закладки в чужом коде – невозможно. Срабатывание на набор исходных данных, на сигнал с пролетающей ракеты или реакция на комплементарный код процессора – ну, как это можно отследить и сертифицировать.

Ещё пример – устройства BYOD (bring your own device) в защищённом периметре. Для корпораций это головная боль, сложно обеспечить безопасность, когда каждый сотрудник приносит на работу свой смартфон или планшет. Делают по-разному, обязывают сотрудников, в частности, ставить защитный софт на свои смартфоны. В стране в целом имеет место то же самое, у нас сейчас всюду BYOD. В страну идёт поток разнообразных устройств, которые сертифицируют зачастую таможенные брокеры. Простейший пример: в школах контент из Интернета фильтруется, есть закон на сей счёт, а в смартфоне, с которым ребёнок идёт в школу, не фильтруется ничего, и никто не предписал производителю ставить такой фильтр.

Если мы говорим о полном цифровом суверенитете, стране нужны свои процессорные фабрики, операционка, мобильная операционка, сетевой маршрутизатор, браузер, офис и т.д. Это кажется глупым в эпоху глобального разделения труда. Но те, с кем мы этот труд разделяем, как видим, имеют свои интересы, они используют свои преимущества производителя, всех подслушивают, и с нами тем, что подслушали, почему-то не делятся. Китайцы же неслучайно делают всё своё.

Задача очень сложная, чтобы её решить, нужно совершить прорыв, подобный индустриализации при Сталине. Мне кажется, нужно воссоздать имеющиеся у нас десятки научных городков. Многие из них выдержали удар перестройки, например, Саров. Но абсолютное большинство в анабиозе. Сколково – примерный аналог, это в целом хорошая штука, но нам таких нужно десятки.

– Сколково работает?

– Да, дают налоговые льготы, гранты. Гранты не получал, но несколько моих компаний резидентами Сколкова стали. Да, часто довольно формальная работа, и эксперты попадаются разные, но Сколково работает. И никто там не требует откатов, никто ничего не «пилит».

– А с какой идеей надо делать свою ОС и свой маршрутизатор? Где тут практическая цель?

– Ну, разве это для интервью… Мы живём внутри русской цивилизации. Наложить на неё западную матрицу можно только силой, попыток было несколько, но всякий раз при попытке сделать это, выходит облом. На мой взгляд, сохранение этой цивилизации – задача довольно-таки благородная, и потому, что цивилизация неплохая, и потому, что без неё баланса в мире не будет. Западная цивилизация не должна владеть планетой целиком, она слишком алчная и лживая.

Русская цивилизация – крыша для многих народов, и, знаешь, мне кажется, что новое объединение этих народов произойдёт при нашей ещё жизни. Боюсь только, что в результате войны, по образцу сирийской, в Евразии.

– Не знаю, что страшнее, такая война или новая индустриализация. И то, и другое – апокалипсис.

– А ты не замечаешь, что он уже начался? Что происходит в Тунисе, Ливии, Египте?

– Не специалист я по международным делам. Да и Тунис далеко.

– Я тоже не специалист, но что делать, если война в Сирии напоминает мне войну в Испании в 30-е годы. Впрочем, не хочу быть алармистом, давай вернёмся к IT. Когда прошлой зимой моя жена Наталья (Касперская. – Ред.) сказала, что айфон отсылает данные и фото куда-то помимо воли пользователя, и это попало в прессу, над этим высказыванием смеялись. Ну что за чушь, паранойя, про наши любимые айфончики, ведь не может такая компания как Apple… А потом Сноуден шарахнул через три месяца и популярно объяснил нам, что охрана периметра – нужна.

Зачем вообще АНБ слушать всех? Ну, ерунда же. Нет, не ерунда, а статистический подход.

Например, кто-то из нынешних студентов, которые никому в АНБ вроде ни за чем не нужны, через 20 лет будет управлять нашей страной. Пусть один из ста тех, кого прослушивали на его курсе. И если информация о нём будет собираться все эти 20 лет – ты понимаешь, что это даст владельцу информации? Возможности для шантажа, знание цепочки связей. Это вопрос процента конверсии из всех больших данных в что-то полезное на каждом этапе анализа.

Технически постепенно предотвратить такие риски несложно, но это вопрос государственной воли. Скорее всего, такой воли не будет: идея, что слежка за всеми подряд принесёт следящим результат через 10-20 лет, не вызывает чувства опасности, сейчас-то опасности почти нет. Это как лягушка в постепенно подогреваемой кастрюле, гибнет, а из кипятка выпрыгнула бы.

– IT индустрия по определению интернациональна. Как объяснить необходимость своей ОС нашим программистам, которые, благодаря Windows и iOS, зарабатывают на внешнем рынке?

– Не останутся они без заработка. Нужно импортозамещение. Могу кроме Китая в пример Бразилию привести, где не только IT свои, но и автомобильная промышленность тоже, они защитили рынок огромными пошлинами на импортные машины. Авиапромышленность свою создали зачем-то, хотя, казалось бы – вон, рядом «Боинги» делают. Почему? Может, они понимают, что тучные годы могут кончиться, начнётся делёжка, и без джентльменского набора собственных индустрий не проживёшь. Да, свою индустрию надо иметь. И кто из стран BRICS не идёт по этому пути? По-моему, мы тут в отстающих.

– Разница между нами и прочими странами BRICS в размере населения, от которого зависит объем внутреннего рынка.

– Да, но качество этого ресурса у нас много выше. Люди лучше образованы. Сохранилось почтение к уму-разуму и грамотности, воспитанное ещё советской школой. Это наше преимущество, у них преимущество – запас людей, оно скажется, когда эти люди станут грамотными. Кроме того, перед нами всё пространство бывшего СССР, как рынок для наших продуктов. Это 300 миллионов человек, условно говоря.

– В высшей школе всё не очень. ИТМО и МГУ студентов себе найдут, но средние, некогда крепкие ВУЗы, поставлявшие в индустрию основную часть кадров, очень страдают от бесконечных реорганизаций, низких зарплат преподавателей и, главное, качества студентов.

ЕГЭ виноват, ты хочешь сказать? ЕГЭ дал возможность многим талантливым ребятам из провинции приехать и учиться в МГУ, например. Покупателей ЕГЭ в норме отчислят на первой сессии, а талантливые останутся, я их знаю, мой сын на Мехмате учится – эти студенты умнее, предприимчивее, живее, круче, чем тот курс, где я учился в 1978-1983.

Но это Мехмат. Высшее образование в целом – опять-таки вопрос политической воли. В СССР высшее образование было направлено на постепенный подъём культуры, грамотности, образованности по всей стране, равномерно. Да, в горных аулах получалось хуже, чем в Москве, но это декларировалось и делалось. И это никуда не делось до сих пор.

В Новосибирске по дороге в аэропорт с женой специально зашли в ларёк поесть манты, заведение содержит глава новосибирской общины уйгуров. Когда прощались, он мне говорит: «Ну, будете у нас на Колыме…» Это значит, что мы с ним одни фильмы смотрели, у нас с ним одна культурная среда, он точно знает, что я пойму цитату. Меня это совершенно поразило. И создавалась эта общая среда сознательно.

Если будет государственная воля снова начать культурный, образовательный подъём всех без исключения – он начнётся не с нуля. Так уже было. У нас на факультете по квотам учили студентов с окраин, северные народности их делегировали. И другой пример могу привести, Волож и Сегалович из Алма-Аты приехали учиться, а потом Яндекс делать.

Англосаксонская система, например, не такая. Там есть многоуровневая фильтрация людей, есть элитные школы, остальных учат читать, рукоделию и картинки им показывают. Оценки детям не ставят, чтобы не травмировать. Это, конечно, работает – гении изобретают или продают, богачи обогащаются, массы потребляют; только нам здесь эта модель иерархичного общества с делением на элиту и быдло не очень нравится почему-то.

Сидел как-то на заседании Общественной палаты, выступала Тина Канделаки, она образованием там заведует… Вот она и говорит, внезапно: «Чем больше в школе компьютеров, тем лучше школа; а вообще я считаю, первое, что школа должна воспитывать в детях – конкурентоспособность». В принципе, она правильно излагает западную модель. Если человек человеку волк, школа должна его выпустить зубастым волком. Но я считаю, что нам нужно вовсе не это, нам нужно, чтобы человек в массе своей был всесторонне образован, чтобы он не путал причину со следствием, имел системное мышление, был не глупее заданного уровня, имел общую для всех культурную платформу и ценности.

То же и с ВУЗами. Идея «нам не нужны миллионы людей с высшим образованием» – это глупая идея. Только такие и нужны. ВУЗы надо укреплять, крепких средних ВУЗов должно быть много, и они должны быть доступны, и учить там должны хорошо. Думаю, что это-то как раз поправится.

– Может, твой оптимизм – это оптимизм благополучного человека? В среднем классе настроения очень разные.

– Это не оптимизм. Я считаю, что все события происходят в мире идей. Что такие вещи, как реальная экономика, скажем, время создания своего процессора или начало/окончание кризиса – зависят от мира идей.

Если мы начнём исправлять наш мир идей, объяснять себе, что у нас свои правила жизни – что у нас есть цель – справедливость, что, например, мы не фильтруем людей, не стараемся выбрать только одного талантливого и ему подать социальный лифт, а хотим, чтобы все жили хорошо – и если у нас сформируется уверенность, что мы неслучайно собрались все в этом месте с ужасным климатом, всё изменится, как по волшебству.

Источник

 

Поделиться:
Популярные ключевые слова
Путин об Украине Война на Украине Санкции против России Война в Сирии Беженцы в Европе Теракты в Париже Евромайдан Владимир Путин Россия Шарли Эбдо G20 ЕС Москва ТС Великая Тартария Вирус Эбола Мир Николай Левашов НОД Олимпиада в Рио 2016 Происшествия Украина Азербайджан Англосаксы Арест Улюкаева Армения Видео Волгоград Воронеж Выборы в Госдуму 2016 ДНР Донецк Евгений Фёдоров Екатеринбург Игорь Стрелков Казахстан Красноярск ЛНР Луганск Малазийский Боинг 777 рейс MH17 Мафия Николай Стариков Новокузнецк Новосибирск Омск Пермь Президентские выборы в США (2016) Саратов Сирия США Таджикистан Теракт в Ницце (Франция) 14.07.2016 Тольятти Форум в Давосе 2015 Харьков Челябинск Беларусь Европа Запорожье Захват заложников в отеле Radisson Мали 20.11.2015 Кривой Рог Крым Мариуполь Над Сирией сбит российский самолет Су-24 - 24.11.2015 Новороссия Одесса Русь Самара Севастополь Дональд Трамп Киев Крушение российского самолета Airbus А321 над Египтом 31.10.2015 Мистраль НЛО Пятая колонна Стрельба в Мюнхене 22.07.2016 Военный переворот в Турции 2016 Возрождение Сионизм Авиакатастрофа Airbus A320 в Альпах во Франции 24.03.2015 Андрей Фурсов Антимайдан в Москве Вулкан Йеллоустоун Йемен Мукачево Мюнхенская конференция по безопасности 2015 Переговоры в Минске по Украине 11 февраля 2015 Сделано в России Танк Армата Убийство Бориса Немцова