Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

В США начинается суд над Виктором Бутом

, 12 октября 2011
7 371
Настоящие, непридуманные террористы это демократы! Они похитили из Таиланда российского гражданина, обвинили его в своих преступлениях и теперь начинают судить, чтобы «повесить на него всех собак». Самая настоящая демократия...

 

Сегодня, 11 октября 2011 года, в США начинается судебный процесс над Виктором Бутом, бывшим кадровым офицером, гражданином России. По требованию США его арестовали в Таиланде, куда он приехал по своим делам. Потом было долгое и незаконное содержание в тюрьме, неправый суд, предательство и ограбление россиянскими чиновниками, ретиво исполнявшими приказы «большого брата», и, в конце концов, незаконный вывоз в США на специальном, демократическом самолёте с вооружёнными людьми!

Самый главный вопрос: ЗА ЧТО?

За что демократический кагал так обозлел на бывшего советского офицера, занимавшегося скромным бизнесом по перевозке грузов? На этот справедливый вопрос есть очень подробный и тщательно аргументированный ответ в статье «Пентагон был разрушен советской ракетой», опубликованной у нас на РуАНе несколько дней назад. В этом деле всё настолько нестандартно и необычно, что Вам будет очень интересно узнать правду

 

«Оружейный барон» Виктор Бут – «Комсомолке»:

В тюрьме меня запугивали, устраивая экскурсию в камеру смертников

Автор – Виктор Баранец

Американский суд обвиняет его в страшных грехах – от незаконной торговли оружием до содействия террористам. С подачи заокеанских СМИ Бута стали называть «оружейным бароном №1» и даже «крупнейшим мафиози мира». Хотя ни у российского бюро Интерпола, ни у Генеральной прокуратуры РФ, ни у Главной военной прокуратуры России к нему претензий нет.

Все попытки российских властей получить хоть какие-то объяснения от американской Фемиды о причинах ареста Бута не увенчались успехом. Гражданин России Виктор Бут в ноябре прошлого года под стражей был доставлен самолётом в США, где сегодня содержится в нью-йоркской тюрьме на Манхэттене. «Комсомолке» с помощью жены заключённого Аллы удалось взять интервью у Виктора прямо в тюремных застенках.

Тайская карта

– 16 апреля 2010 года, во время Сонгкрана (тайского Нового года), меня вытащили из камеры, – вспоминает Виктор Бут один из важнейших моментов «тайского» периода своей отсидки. – Сказали, тебя хотят видеть большие люди. Привели в кабинет начальника, там был директор тюрьмы и двое незнакомцев. Один из них представился помощником премьер-министра, второй – членом парламента. Первый стал спрашивать о моих «связях» с бывшим премьер-министром ­Таиланда Тхаксином Шинаватрой. Я ответил, что, хотя и знаю, кто это такой, к сожалению, лично с ним не имею чести быть знакомым. Член парламента и говорит: «А как же арестованный 5 декабря в Бангкоке Ил-76, который вез оружие из Северной Кореи на Украину (Бута явно хотели обвинить в организации этой перевозки. – Прим. авт.)? Мы подозреваем, что Тхаксин планировал тайком разгрузить это оружие в Бангкоке и передать его своим сторонникам – «краснорубашечникам» (представителям оппозиционной тайской партии «Объединённый фронт за демократию против диктатуры». – Прим. авт.)».

– И что вы ответили?

– Полный бред, на мой взгляд, сказал я ему. А он мне: «Тогда куда летел этот рейс?» Я ответил, что не знаю, я в тюрьме сижу без доступа к прессе, а вы у меня спрашиваете. Думаю, сказал я, это спецоперация американцев. И Пхеньян подставить с нарушением эмбарго ООН на продажу оружия из КНДР, и ­Таиланду «очки» заработать по выполнению решений ООН, и меня в эту историю втянуть. Очень странный маршрут этого рейса: в Киев через весь Юго-Азиатский регион! Если я что-то понимаю в авиаперевозках, то это в два раза длиннее, чем через Россию или Казахстан. Ищите, говорю, кто оплатил перевозку, откуда поступили деньги брокеру, который её организовал.

– О чём ещё был разговор тогда?

– Он поинтересовался, сколько агентов КГБ работает в Бангкоке. Я ответил, что КГБ уже давно нет, а я с КГБ или ФСБ не связан. Затем он спросил, как им поймать Тхаксина. Почему он был в Москве, а там его не арестовали и не выдали Таиланду: он же преступник, он обогащался, будучи на посту премьер-министра... В общем, разговор был интересный.

Зачем тайскому премьеру посылать своего помощника к заключённому в тюрьму? Ответ я понял позднее, когда Апелляционный суд огласил своё решение по моему делу, датированное 23 мая… 23 мая Бангкок горел после разгона демонстрантов, когда армия убила 89 человек. 36 зданий были подожжены, всё было закрыто 10 дней. Это была самая настоящая гражданская война. Суды, банки, транспорт были закрыты, армия ловила красных…

Администрация США сильно критиковала правительство Абхисита Ветчачивы за применение силы, грозила санкциями. Си-эн-эн было на стороне протестующих. И тут, как по взмаху волшебной палочки, всё прекратилось (посмотрите сами и проверьте на сайтах госдепа, Си-эн-эн) – как раз 23 мая…

– Почему же, на ваш взгляд, так случилось?

– Видимо, Абхисит использовал этот приговор как козырь – США перестают «наезжать», Таиланд отдаёт Бута. Я рассказал об этом не просто так. Очень важно, чтобы читатели «Комсомолки» поняли, что моё дело – всего лишь политическая операция, которой тайские политики решили по полной воспользоваться, чтобы не попасть, как Каддафи, под каток санкций демократической асфальтоукладческой бригады Белого дома и иже с ним.

«Меня продали»

– И в ноябре прошлого года вас экстрадировали из Таиланда в США. Как это происходило?

– Это была не экстрадиция, а скорее экстракция (изъятие. – Прим. авт.). 15 ноября вечером в мой блок пришли охранники. Сказали, что меня переведут в «более хороший блок». Собрали вещи, посадили в мини-автобус и повезли по территории тюрьмы. Привезли к блоку. На нём надпись: «Блок казней». Свежеотстроенный, вокруг газоны, цветы, пруд. Занесли мои вещи вовнутрь. Там несколько помещений: за стеклом три металлические кровати с застёжками, где делают смертельные инъекции, и напротив три одиночные камеры. Мне предложили одну… Я отказался. Охранники стали кому-то звонить. А я ждал во «дворике» блока казней, на звёздное небо смотрел. Через некоторое время сказали: окей, отвезли обратно, извинились за «неудобства». Утром 16 ноября, за час до визита адвоката и посещения супруги, сказали: переводим в другой блок, вещи не бери. Вначале посмотри, если понравится, вернёшься за вещами. У центрального офиса толпились полицейские, люди в чёрной боевой форме в касках, бронежилетах, с автоматами и американские агенты в чёрных ветровках с надписью «ДЕА» (управление по борьбе с наркотиками. – Прим. авт.).

– И что вы подумали?

– Я понял, что меня «продали». Были представители Управления коррекции (тюрем) Таиланда, королевская полиция, прокуратура. Привели врача, он осмотрел, померил давление. Я потребовал своего адвоката и консула. Ответили – нельзя. После этого меня завели в комнату, где был американский агент, раздели, осмотрели (включая унизительную процедуру осмотра, простите, ­задницы и гениталий), дали спортивный костюм, явно ношеный, и футболку, сильно пахнущую потом. Я отказался. Сказал американцу: «У вас что, на новые вещи денег нет? Я свои вещи надену, пусть принесут». Опять: нельзя, нельзя.

– А что было потом?

– А потом чиновник прокуратуры сказал, что правительство решило меня передать американцам (согласно тому самому решению от 23 мая). Надели цепи на ноги, наручники, бронежилет, каску, посадили в полицейский джип с их спецназом по бокам и повезли в аэропорт. Там в одной из комнат зала ожидания и произошла «передача» – американские агенты расписались в каком-то документе. Я его не видел. Никаких оснований или решений мне не было зачитано. Я был просто «товар», посылка, уже не человек.

В хорошую тюрьму – по блату

– Что было по дороге из Таиланда в США?

– После «процедуры приёма-передачи» меня снова посадили в машину и отвезли к трапу самолёта. Он, видимо, принадлежал одной из американских фирм, которые зарабатывают, доставляя подозреваемых в терроризме на пытки в Египет, Сирию или секретные тюрьмы в Румынии. В самолёте опять раздели, обыскали, сфотографировали голым (хотя, думаю, эти кадры вряд ли пригодятся «Плейбою»). После этого шесть агентов ДЕА по шпаргалке зачитали мои права. Стали говорить, что если я буду сотрудничать со следствием, то и срок скостят, и порекомендуют посадить меня в «хорошую» тюрьму.

Я ответил: господа, как вы объявили, у меня есть право хранить молчание, и я им, естественно, воспользуюсь. На этом попытки «разговорить» меня закончились. Меня посадили в кресло, я был в наручниках и кандалах весь полёт. Только когда мне надо было по нужде, наручники отстёгивали, но в туалете рядом со мной ставили «няньку». Предложили ту же еду, что и агентам. Я что-то читал, потом попросил наушники и слушал музыку. Полёт был долгим. Со сменой экипажа и дозаправкой на Крите – почти 23 часа.

Самолёт посадили в Нью-Йорке на аэродроме деловой авиации. Меня завели в ангар, ещё раз раздели, обыскали, потом посадили в бронированную машину и повезли в тюрьму. Была ночь, шёл дождь... Единственное, что удалось увидеть в самом конце «вояжа», это Бруклинский мост (помню по фильмам, сам я в США никогда не был).

Меня привезли в заведение под названием Metropolitan Correctional Center (не путайте с Metropolitan Opera). В приёмнике закрыли в клетку, сняли цепи и кандалы, велели полностью раздеться и показать им зад, язык, рот, волосы. Потом дали оранжевый комбинезон, оранжевую майку, носки, тапочки и – снова в наручники и в камеру. Там вручили матрас, зубную щётку, мыло, пасту, полотенце, простыню, одеяльце.

– Как выглядит камера?

– Одиночная камера в спецблоке для особо опасных преступников – это две обычные камеры, объединённые в одну (см. рисунки Виктора. – Прим. авт.). Там две двери, два лотка для передачи пищи и надевания наручников, кровать с шестью углами для фиксирования наручников и кандалов, стол из пеноблока, отлитый из бетона стул, блок раковина – унитаз из нержавеющей стали и душ с одной кнопкой для воды (только горячей). Стены обшиты железными листами, пол цементный, покрашенный серой эмалью. Три люминесцентных фонаря в защитных кожухах, две камеры наблюдения. Два окна, решётка и сверху на болтах «молочный» (непрозрачный) лист оргстекла. Вентиляция есть. Можно «гулять» в другой половине камеры: там большие грязные окна, через которые едва виден город.

– Как ведёт себя охрана?

– Делает свою работу: все перемещения только в наручниках, если в медчасть – то и с цепью на поясе, и в кандалах. Разговоров никаких – только передают три раза в день еду и водят на посещение адвокатов и с женой на свидание. Под это дело в моём блоке отведены две рубки, разделённые стеклом и мелкой металлической решёткой. В одной – ты на пластиковом стуле, в другой – посетитель. Впечатление – как от психбольницы. Благо новые адвокаты на своём первом появлении в суде потребовали, чтобы была возможность общаться в нормальной адвокатской, как все остальные. С 11 марта уже водят туда.

– Как кормят?

– Три раза в день: где-то в 6-7 утра (по выходным позже), в 11.00-12.00 и в 17.00-18.30. Приносят два контейнера из пенопласта: в одном «холодное» (хлеб, напитки, иногда фрукты или салат). Горячее питание по-американски обильное, но фактически нет свежих овощей, салатов, много сладких сиропов, джемов, молока (которое я не пью). Пришлось поначалу просить другую диету. Я не ем мясо и рыбу. Недели через две стали давать такую пищу.

Содержание в полностью изолированном карцере (телевизора нет, только радио): когда нет возможности ни с кем общаться, считается одной из форм пыток. Тем не менее, это ­«излюбленное» средство оказания давления на заключённого. Местные врачи считают, что за три месяца происходят нарушения психики...

– Есть какие-то особые правила содержания в тюрьме?

– Отсутствие прогулок, солнечного света, свежих овощей, фруктов... Газеты приносят на 2-3 недели позже их выхода, книги – когда захотят, и даже единственный в месяц «законный» звонок домой становится проблемой – за четыре месяца мне дали позвонить только один раз! В тайской тюрьме за свои деньги хоть можно было покупать нормальную еду да и всё необходимое, включая лекарства и витамины. А здесь – ничего, кроме сникерсов, чипсов, плюшек, конфет, печенья да кофе. В общем, питание и сохранение психического и физического здоровья становятся проблемой номер один.

Кстати… Тюремное меню Бута

Виктор детально описал свой рацион в американской камере.

13 марта. Завтрак: манка на воде, яблоко, кусок бисквита, растворимый кофе, сахар.

Обед: на горячее – батат и отварные мороженые овощи (горошек, морковка, картошка). Холодное: капуста с майонезом, творог, 3 куска серого хлеба, 2 куска маргарина (не ем), 5 пакетов «вишневого» напитка (химия); апельсин (съел со шкуркой, больше витаминов).

Ужин: горячее – рис на пару, отварная морковка. Холодное – творог, маргарин (не ем), 3 куска серого хлеба, 6 пакетов вишнёвого пунша (гадость!), 3 пакетика соли, 4 пакета чёрного перца (съем завтра на голодный желудок).

16 марта. Завтрак: банан, кусок кекса, 3 пакета сахарозаменителя (химия, не употребляю), 3 пакета кофе, кукурузные подушечки (съел) плюс «запарил» тёпленькой водой овсянку, чай. Хм…

Обед: горячее – обжаренный в масле картофель, соевое мясо, фарш. Холодное: 2 куска помидора, 3 кусочка солёного огурца, 6 кусочков салата (типа «Романо»), 2 среза лука, 2 пакетика майонеза, 2 пакетика кетчупа, 4 пакета напитка (вишня, химия), 4 пакетика чёрного перца, 1 апельсин (съел целиком со шкуркой), 1 квадрат сыра (не ем!), булочка.

Ужин: горячее – зелёный горошек отварной, красная фасоль в томатном соусе, соевый фарш, обжаренный с помидором. Холодное – 4 куска маргарина, 6 кусков хлеба, 4 пакета соли, перца, 6 пакетов напитка «Пунш вишнёвый», 6 ломтиков сыра.

Источник

Поделиться:
Дополнительные иллюстрации
Виктор Бут с женой Аллой