Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»


Лента новостей. Быстрые новости

Владимир Путин встретился с федеральными и региональными омбудсменами (видео)

06 декабря 2014
Просмотров: 827
7366

Владимир Путин встретился с членами Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека, федеральными и региональными омбудсменами, представляющими все субъекты Российской Федерации. Обсуждались актуальные вопросы соблюдения прав человека и развития институтов гражданского общества в регионах.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы, по-моему, в таком широком составе ещё не собирались.

Наша встреча проходит в преддверии международного Дня прав человека. И мне очень приятно видеть в этом зале всех коллег, которые занимаются правозащитной деятельностью практически во всех регионах Российской Федерации. Я говорю – практически во всех; сейчас скажу об этом чуть подробнее, потому что всё-таки ещё не в каждом субъекте созданы соответствующие структуры.

Вначале хочу сказать, что мы, конечно же, будем заниматься совершенствованием и принимать участие в работе по совершенствованию норм международного гуманитарного права, но прежде всего, конечно, будем развивать свою собственную нормативную базу и свои собственные, российские правозащитные организации.

Недавно в этом зале прошло очередное заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека. И по его итогам накануне этой встречи мы сформулировали с коллегами из Администрации соответствующие поручения. На сегодняшнем заседании обязательно вернёмся к ряду этих вопросов, и я с удовольствием услышу ваше мнение о том, как нам нужно совершенствовать нашу работу.

Особая роль в защите прав, конечно, принадлежит институту уполномоченных по правам человека. Такие структуры созданы сейчас практически во всех регионах и по тем же направлениям, что и на федеральном уровне. Со времени нашей встречи с региональными уполномоченными летом 2012 года есть определённый прогресс. Однако ещё не во всех, как я сказал, субъектах Федерации эти институты созданы, не везде они учреждены.

Подчеркну, где бы ни проживал гражданин России: от Владивостока до Калининграда, от Мурманска до Севастополя, – у каждого гражданина должна быть возможность защиты своих прав через институт уполномоченных.

Это особая структура, которая независима от органов власти и наделена государством высокой миссией – поддерживать и отстаивать права человека. И зачастую, когда они нарушаются или ущемляются, сюда, к вам, уважаемые коллеги, обращаются как к последней инстанции. И практически всегда люди находят у вас отклик, понимание, стремление восстановить справедливость. Поэтому растёт число обращений в адрес уполномоченных как на федеральном, так и на региональном уровне.

Люди приходят к вам, когда их не услышали, когда власть их не услышала, проигнорировала или осталась равнодушной к их законным требованиям или когда люди сталкиваются с неуважением их законных прав. И, что приятно отметить, очень часто, конечно – не всегда, но очень часто всё-таки вы добиваетесь положительного результата.

Конечно, здесь нужен особый характер, особый душевный настрой на такую работу, потому что исполнительных функций, каких-то властных полномочий у вас нет. Поэтому здесь, конечно, нужна и настойчивость, и профессионализм, и уверенность в своих правах, уверенность в том, что вы делаете правое, нужное дело.

Для регионов авторитетные, влиятельные, уверенные в своей правоте омбудсмены – это большая сила. Именно с мнением таких людей, с их позицией считаются представители органов власти, учитывают их рекомендации, то есть ваши рекомендации, относятся как к равноправным партнёрам, и в результате, конечно, выигрывают люди, должны выигрывать люди.

Такая ситуация, к сожалению, должен об этом сказать, наблюдается не везде, не во всех субъектах Российской Федерации. Известны случаи, конечно, и бюрократического, формального отношения к самому институту уполномоченных по правам человека, назначения на эти должности людей, приближённых к власти, зависящих от власти. Конечно, с таким подходом далеко не уедешь, и ожидаемого результата получить, наверное, не удастся. Я, конечно, прошу своих представителей в федеральных округах тщательно проанализировать, как обеспечивается полноценная и независимая, что очень важно, деятельность региональных уполномоченных.

Мы все должны понимать, насколько важна работа этого сообщества, которое руководствуется исключительно интересами людей и защищает их права, опираясь на свои полномочия, закон и на свою совесть. Нужно ценить их непредвзятые, основанные на постоянных контактах с гражданами устремления к наведению порядка и к справедливости.

В этой связи – несколько слов о развитии законодательства. Недавно на встрече с Эллой Александровной Памфиловой мы обсуждали предложения по совершенствованию закона об уполномоченном по правам человека в России. Он был принят ещё в 1997 году и, наверное, нуждается в актуализации. Речь идёт о повышении статуса и укреплении гарантий работы региональных уполномоченных. На нашей встрече два года назад мы уже касались этих вопросов. Но за это время, конечно, ситуация изменилась и у нас в стране, и вокруг нас. Хотел бы сегодня, конечно, услышать, насколько эффективно работает законодательство, регулирующее вашу деятельность, и, может быть, услышать и ваши предложения по его совершенствованию.

Уважаемые коллеги, институт уполномоченных по правам человека состоялся. Несмотря на то, что есть и определённые вещи, которые нуждаются в доработке, как я уже сказал, тем не менее сам институт, безусловно, состоялся и значительно укрепился в нашей стране. Он нужен, он востребован обществом. Именно здесь люди находят поддержку в защите своих социальных, трудовых, жилищных, экономических и политических прав. Но сегодня есть и другая тенденция. Граждане часто сами намерены защищать свои права, участвовать в реализации этих прав. Может быть, вы слышали, вчера при оглашении Послания Федеральному Собранию я тоже об этом отдельно говорил.

Мы, разумеется, будем поддерживать позитивный, созидательный настрой общества, обеспечивать пространство свободы для самореализации каждого человека. Уверен, что и ваша правозащитная деятельность будет направлена именно на это, и вы будете, как и до сих пор это происходило, вносить весомый вклад в создание равных возможностей для всех.

Вы накопили огромный опыт работы с людьми, знаете, как действуют механизмы общественной поддержки, как объединить граждан для решения многих вопросов и насущных проблем. И конечно, наша сегодняшняя встреча, я надеюсь, пойдёт на пользу – для того, чтобы внести какие-то необходимые коррективы в нашу работу и соответственно наладить государственный механизм на вашу поддержку.

Большое спасибо вам за внимание.

Э.ПАМФИЛОВА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Сегодня здесь уникальное собрание как государственных правозащитников, независимых, не входящих в ту или иную структуру исполнительной и законодательной власти, так же как государственных правозащитников, входящих в исполнительную структуру, и общественных правозащитников, входящих в состав Совета по правам человека, а также и вольных, не входящих. Это действительно уникальное собрание. Я, Владимир Владимирович, благодарю Вас за то, что эта встреча сегодня происходит. Это невероятно важно именно сейчас.

Вообще наметилась такая хорошая тенденция в последнее время, Вы довольно часто встречаетесь с правозащитниками, и в Администрации Президента регулярно проходят встречи с правозащитниками, и мы решаем те или иные самые острые проблемы.

Что нас всех объединяет? Нас всех объединяет желание адекватно отвечать на те запросы, которые есть у людей, на запросы тех людей, которые обращаются к нам с жалобами, просьбами, требованиями – с требованием восстановить их нарушенные права. Несмотря на абсолютно разный, широчайший разброс: от ЖКХ, здравоохранения, уголовного судопроизводства, нарушений политических, гражданских, экологических или иных прав, – что их всех объединяет? Объединяет одно, самое главное: запрос на честное и уважительное отношение со стороны государства к ним как к личности. Вот это, пожалуй, главное как со стороны государства, так и со стороны правозащитников. То есть это взаимная честность, взаимная ответственность, взаимное, скажем, умение находить общий язык для решения проблем людей.

Конечно, Россия, на мой взгляд, страна неограниченных возможностей, если не только с умом, но и с сердцем задействовать тот огромный, в первую очередь человеческий потенциал, который подчас мается в этой равнодушной административно-бюрократической клетке и никак не может найти выход, выход в гражданских инициативах.

Меня вчера очень задело в Вашем обращении то, что Вы сказали, что многое зависит от каждого из нас. Абсолютно согласна с Вами. Но, наверное, это при условии, если наши люди, если каждый человек чувствует свою причастность к тому, что происходит в стране, если он уверен в том, что его инициатива будет услышана, если он знает, что то, что он делает, будет востребовано. Наиболее активная, наверное, часть общества идёт в волонтёры, в правозащитники.

Вы знаете, проанализировав, как работают мои коллеги в регионах, государственные правозащитники, я вижу действительно огромный пласт проблем. Далеко не всегда местное руководство воспринимает их как независимый институт, как посредника между обществом и государством для решения этих проблем. Иногда, скажем, с недоумением выслушивают их критику, иногда просто перестают обращать внимание, есть такие случаи.

Более чем в десятке регионов до сих пор даже нет независимых, самостоятельных аппаратов уполномоченных, нет транспорта. Я вчера разговаривала со своими коллегами, даже приехать один раз или два раза в год в Москву на наше совещание у них иногда не хватает средств. Но дело даже не в средствах, а в осознании и понимании статуса и предназначения государственного правозащитника. Поэтому я Вам невероятно благодарна за то, что мы на нашей последней встрече обсуждали это подробно.

Мы с Вами действительно глубоко и серьёзно эту тему обсуждали, что Вы поддержали необходимость разработки закона, внесения пакета изменений как в Федеральный конституционный закон об уполномоченном, так и, скажем, в целый ряд законов, которые бы позволили укрепить статус независимости, дать больше возможностей государственным правозащитникам, дать импульс для создания единой государственной системы защиты прав людей. Мы очень хорошо поработали вместе с управлениями Администрации Президента, и, насколько я знаю, полагаю, что к концу года этот пакет будет Вам представлен. И очень надеюсь на то, что именно Вы его внесёте в Думу.

Говоря о том, как сложно, как непросто работать нашим государственным правозащитникам, естественно, я перехожу к тому, что ещё гораздо сложнее работать общественным правозащитным организациям, очень сложно. Это наша опора, это опора и для государственных институтов, и мы должны сделать всё возможное, чтобы снять все ненужные риски и административные барьеры.

Вы ранее сказали ещё более важную вещь, сказали, что нельзя путать борьбу с экстремизмом с борьбой с инакомыслием. Я абсолютно с Вами согласна. У нас сейчас настолько сильный народный иммунитет, настолько мы сейчас все в этих тяжёлых условиях, когда Россию давят со всех сторон, а люди привыкли жить очень благополучно, они избалованы определённой стабильностью, благополучием на протяжении последних почти 15 лет, которого практически не было, может быть, с того самого пресловутого 1913 года. Это мы завтра поймём, насколько мы жили благополучно, в условиях этих санкций. И люди эти понимают, что нам предстоит пережить целый ряд сложностей, и люди готовы пойти и идут на эти ограничения ради того, чтобы сохранить своё национальное, человеческое достоинство, сохранить страну, но при одном условии – и вот это очень важно, – что это будет по-честному, по-честному вместе с властью, что это будет, скажем, на основе взаимного доверия бережного отношения к людям.

Надо снимать эту социальную расслоённость и несправедливость. Люди никогда не поймут, когда у какого-нибудь топ-менеджера большой госкорпорации зарплата в месяц такова, что она может покрыть целую федеральную годовую программу, например, медицинскую по спасению детей или лечению детей от какой-то болезни. То есть, конечно, не надо доходить до абсурда, но всё-таки я полагаю, что этот вопрос в такой ситуации, которую мы сейчас переживаем, требует пристального внимания, больше социальной справедливости. Потому что наши люди в большей степени обращают внимание именно на социальные права. Да, вот мы, правозащитники, у нас всегда более мрачное сознание, мы всегда видим картину в более мрачном свете: всё плохо, всё плохо, всё плохо, – нагнетаем, но такая наша функция.

Это я специально для того, чтобы понимать всё-таки, что в умах и головах происходит. Запустили мы совместное с ФОМом исследование по этому поводу, и картина, конечно, резко отличается от того, что происходит у нас в головах, у правозащитников.

Я хотела бы привести несколько данных очень интересных. Когда мы задали такой вопрос: «В каких случаях вы пойдёте на некоторые ограничения ваших прав и свобод? И, вообще, готовы ли вы идти на эти ограничения?» – 40 процентов сказали: «Нет, ни при каких условиях не готовы». Когда мы посмотрели, что это за группы, это, в основном, малообеспеченные, малообразованные люди, пассивные, которые практически не участвуют ни в каких общественных акциях: ни волонтёрстве, ни благотворительности – никаких. А где-то 39 процентов людей сказали «да». При определённых условиях, если это касается мира и стабильности, – самый высокий показатель, там почти 20 процентов. Если это касается вопросов национальной безопасности – 17 процентов; если это затрагивает права других людей – 15 процентов, и этот пласт наиболее образованных, активных людей, горожан, которые в большей степени участвуют и в волонтёрстве, и в каких-то благотворительных акциях, и защищают свои права. И то же самое это относится, скажем, к отношению с правами человека. По опросам у нас получается, когда задали людям вопрос, улучшилась ли за последние годы или ухудшилась ситуация с правами человека, 46 процентов сказали, что улучшилась; 33 процента – что не изменилась, а 13 – что ухудшилась. Но когда стали разбирать, кто считает, что ухудшилась, то что ухудшилась, считают именно те, кто занимается защитой прав человека, а кто не сталкивался с нарушением прав человека – для них улучшилась ситуация.

Очень важный был вопрос о том, какова ситуация с правами человека в России вообще, на их взгляд: соблюдаются права человека или нет? Половину на половину: 44 процента считают, что не соблюдаются, 46 процентов – соблюдаются. Где-то половина на половину колеблется эта цифра. И тоже, когда начинаешь разбираться, кто в большей степени, эффективнее защищает свои права, кто в большей степени интересуется этой темой, – более образованные, молодые, те, кто занимается волонтёрством, благотворительностью, и так далее. Провели опрос, а важно ли законодательство для людей в нынешней ситуации, законы? И 95 процентов сказали, что мы обязаны знать законы, хотя многие не знают, но они считают, что они должны знать законы. Когда опять спрашиваешь, насколько вам это помогает, вообще вы заинтересованы, то в большей степени это опять более молодые, те, кто занимается волонтёрством, правами человека, скажем – благотворительностью. Это активная часть, и она потенциально готова отстаивать не только свои права, но и права других людей.

Поэтому я полагаю, что надо сейчас посмотреть, наверное, скорректировать закон об иностранных агентах таким образом. Там есть много вопросов ещё нерешённых, которые бы расставили все точки над «и», не оскорбляли бы правозащитников, а дали им возможность, тем, кто нормально работает, работать нормально. Это очень важно.

Очень важно, на мой взгляд, мы же не просто, вы же знаете, извините, я несколько раз встречалась с такой ситуацией, позицией, что вы лезете туда или туда. Некоторые и в регионах, я столкнулась, и на федеральном уровне видят нас как, извините, дублёров собесов. Нет, у нас очень широкий мандат и политические права, это касается избирательного права и того, как выборы проходят, и гражданские права, и этнокультурные права, и то, что связано со свободой религии, и социально-трудовые права, и так далее. Сейчас новые возникнут проблемы.

Борис Юрьевич [Титов, Уполномоченный при Президенте по защите прав предпринимателей] сидит, мы с ним не один год совместно работали. Без ложной скромности скажу, удавалось кое-чем и мне помогать, чтобы защищать права бизнеса. Сейчас возникла новая проблема, одно дело – защищать права социально ориентированного бизнеса, а другое дело – защитить граждан наших от недобросовестного бизнеса. Пошла новая волна, связанная с бандитами-коллекторами, которые просто потрошат граждан, пугают граждан, когда сначала «сажают» их на потребительские кредиты невероятные, а потом пытаются немыслимыми способами выбивать из них деньги. И оказалось, что где-то 21 процент именно тех, у кого задолженность по кредитам, это самые бедные домохозяйства, это самые низкодоходные граждане. Кто их будет защищать? Мы, мы возьмёмся за это, привлечём общественность и общественные организации, которые в этом что-то понимают. И нам придётся объединять усилия с социально ответственным бизнесом для того, чтобы, скажем, избавиться и поставить на место, в том числе, как вы знаете, этих банкиров-стервятников, есть и такие, и прочих недобросовестных представителей не только государства, но и бизнеса, это тоже наша задача.

Заканчивая своё выступление, я хотела бы сказать вот о чём. Я полагаю, что сейчас у нас, у России, огромные возможности для того, чтобы объединить совместные усилия, не оглядываясь ни на кого, не угождая никому, решать те проблемы, которые накопились у людей. Решать именно те проблемы в первую очередь, которые людей наших волнуют, а не то, что нам диктуют откуда-то.

Уважаемый Владимир Владимирович, я Вам очень благодарна за то, что у нас идёт постоянный диалог, что Вы открыты для обсуждения этих тем.

Я хотела бы Вам ещё сказать, обратить внимание на одну проблему. Перед нашей последней встречей я передала Вам целый ряд документов, и я хочу сказать, что, например, по помилованию очень быстро пошла работа, по закону об иностранных агентах очень быстрая реакция, очень быстро стали работать в Администрации Президента, то есть моментально включили и сотрудников Аппарата для совместной работы. Но, простите, я это упустила, далеко не всегда так происходит, и далеко не всегда так происходит не только на нашем с Вами уровне, это уж извините, но уж тем более на региональном уровне. Ещё 3 ноября при нашей встрече я передавала Вам плод наших совместных с правозащитниками бдений – пакет предложений о необходимости реформирования системы ФСИН. Много там проблем накопилось, и мои коллеги об этом скажут, всё-таки и пытки, и издевательское отношение, и много-много всего, не буду в эту тему сейчас углубляться.

Что я получила? Через некоторое время я получила отписку. Меня не привлекали как Уполномоченного, который эти предложения выдвинул. Просто написали, что это не надо, это хорошо, это замечательно, и снять с контроля. Я полагаю, такое отношение недопустимо.

Я сейчас по итогам этой отписки подготовила, ещё раз проконсультировалась со специалистами и со всеми, кто заинтересован в том, чтобы там действительно шли реальные реформы. Нам необходимо, все специалисты в один голос говорят, что надо переписывать УИК, УПК, потому что они внутренне уже противоречат сами по себе. Там более 100 законов внесли за это время с поправками, и там нет никакой логики.

По этому и по целому ряду других поводов – для того, чтобы ещё раз соответствующие службы, министерства и ведомства внимательно отнеслись к тому, что мы наработали, и, когда они будут это рассматривать, привлекли бы меня как уполномоченного специалиста для того, чтобы глаза в глаза мы Вам представили согласованное решение, которое будет честным, профессиональным, будет направлено на то, чтобы решать эти проблемы.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо.

Если позволите, буквально пару замечаний.

Во-первых, что касается пенитенциарной системы, конечно, там нужно многое менять, совершенствовать нужно и нормативную базу, и практику улучшать. Государство в этом точно заинтересовано, и давайте вместе будем работать, потому что нам никакие конфликты там не нужны. Первое.

Во-вторых, сама система должна быть справедливой. Если человек оступился, совершил преступление, разумеется, он должен быть наказан, и он отбывает наказание, а наказание – там много составляющих кроме воспитательной функции. Хотя, в общем, эта функция должна оставаться, там есть, как специалисты-криминологи пишут, и элемент кары, возмездия. Звучит грубовато, но вот так излагают специалисты. Но всё это должно быть в цивилизованных условиях, в человеческих. И система должна работать на позитив, а не в минус функционировать. Конечно, нужно многое менять, это понятно, так что давайте вернёмся, и с удовольствием я это поддержу.

Теперь по поводу того, что на Россию давят со всех сторон. Ну, это Вы немножко перегибаете, никто на нас не давит – так, пытаются поддавливать, и уж точно совершенно – не со всех сторон. У них и руки коротки, чтобы со всех сторон-то охватить, у тех, кто хочет это делать. Хотя, правда, и Солженицын Александр Исаевич в своё время сказал, точно не воспроизведу цитату, похоже, близко к тексту, он сказал, что пора вступаться за Россию, а то затюкают нас окончательно, примерно так. И мы, конечно, как любой человек, если он считает себя россиянином, патриотом, должен объективно оценивать всё, что происходит вокруг нас, соответствующим образом реагировать, но, во всяком случае, иметь свою собственную позицию, это уж точно.

Теперь по поводу того, что есть люди более активные, они, как правило, более образованные, а есть менее образованные, менее активные. Знаете, конечно, все люди разные. Я только что хотел заметить в этой связи и в этой аудитории: для нас с вами все важны. Это самое главное, чтобы за этой формулировкой не возникло иллюзий того, что есть какие-то люди, которые нам не важны. Что касается здесь присутствующих людей, которые занимаются защитой прав человека, это точно совершенно, каким бы ни был человек, вне зависимости от его статуса: и статуса здоровья, интеллектуального статуса, служебного положения, внутренней позиции, – все важны. И мы должны относиться ко всем, как к равным людям.

И наконец, пресловутый закон об иностранных агентах. Никто изначально не ставил целью кого-то обидеть или унизить. Просто, если вы обратили внимание, вы сейчас сослались на вчерашнее Послание, я там сказал, и я глубоко в этом убеждён, что или Россия останется и будет суверенным государством, или её вообще не будет. Для России это чрезвычайно важная вещь. Для какой-то малой страны, не имеющей даже, может быть, исторических корней, собственной государственности, она как была в подчинённом положении, так и остаётся, только поменяла поляну, и всё. Для России это невозможно. Если мы не будем суверенными, мы растворимся – или по-тихому, либо с какими-то трагедиями. И то и другое недопустимо. Это чрезвычайно важная вещь, об этом всегда нужно помнить.

Когда принимался закон, смысл его был в чём? В том, чтобы из-за границы с помощью финансовых ресурсов никто не вмешивался в нашу политическую жизнь, во внутреннюю политическую жизнь нашего государства, в этом самое главное. Почему? Потому что, когда из-за границы платят за внутриполитические процессы в стране, уверяю вас, чего бы ни говорили, преследуют не наши национальные интересы, а свои собственные. Они, кстати, иногда и совпадают, эти интересы, но чаще нет. И в любом случае мы сами должны решать свою судьбу, сами должны устраивать свою жизнь, сами реагировать на проблемы, которых у нас достаточно, но только сами, внутри страны.

Я тем не менее согласен, мы здесь с вами многократно говорили на этот счёт, и в этом зале тоже, этот закон, конечно, нуждается в совершенствовании, он не идеальный и, наверное, в чём-то не соответствует сегодняшнему дню, и, безусловно, надо его поправлять, потому что некоторые вещи входят в противоречие с первоначальным смыслом того, что предполагалось сделать. Вместе давайте будем дальше над этим думать.

Пожалуйста.

П.АСТАХОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогие друзья!

Наш институт Уполномоченного по правам ребёнка, конечно, гораздо моложе, чем институт Уполномоченного по правам человека, создан 5 лет назад, и именно сейчас, осенью 2014 года, мы отмечаем 5-летие. Одновременно с этим мы отмечаем 25-летие Конвенции по правам ребёнка, Конвенции ООН, как раз в развитие которой и создан был сам институт.

Надо сказать, что институт по своей сути получил несколько другое идеологическое наполнение и звучание в практической работе, потому что мы столкнулись с тем, что сегодня и Совет Европы, и Комитет по правам детей ООН немножко другие задачи начали перед нами ставит и хотели видеть нас проводниками, прежде всего идей Совета Европы, Комитета по правам ребёнка ООН. Многие из них, конечно, благие идеи, но не все.

Мы выстраивали свою работу исходя из того, что сегодня, тогда, на момент создания, были абсолютно вопиющие насущные задачи, которые, к сожалению, не решались. И, кстати, это можно проследить даже по посланиям Президента Федеральному Собранию. В 2010 году Послание – оно даже получило своё название: так называемое детское Послание – было посвящено детям пострадавшим, детям потерпевшим, жертвам преступлений, безнадзорным, беспризорным. И вот это задачи, которые действительно были на повестке дня.

Для того чтобы их решать с позиции уполномоченного по правам ребёнка, мы поставили задачу построить быстро, в максимально сжатые сроки эффективную систему взаимодействия. И уже к концу 2012 года во всех регионах Российской Федерации были приняты соответствующие законы или нормативно-правовые акты.

На сегодняшний день, докладываю, Владимир Владимирович, неделю назад был создан Уполномоченный в Севастополе, – 85 уполномоченных по правам ребёнка перед Вами. И мы не ограничились этим, мы объединились ещё в некоммерческую организацию – Ассоциацию уполномоченных по правам ребёнка в Российской Федерации, которая позволяет нам совершать некоторые благотворительные акции, проводить общественно значимые акции. В частности, я могу привести пример, мы собирали деньги для детей Донбасса, мы провели благотворительный концерт, который собрал 21 миллион рублей для детишек больных и передали «Русфонду». Сейчас мы собираем подарки со всей страны для детей Новороссии, и туда поедут ёлки, детские подарки, письма, игрушки, собранные со всей страны, вместе с конвоем МЧС. Эта акция как раз проводимая Ассоциацией уполномоченных по правам ребёнка.

Плюс ко всему у нас во всех регионах имеются в обязательном порядке общественные советы, экспертные советы. Вы вчера привели замечательный пример того, как дети 14 и 16 лет лучше разбираются в некоторых вещах, чем профессора, академики и инженеры, и это действительно так. Поэтому мы с первых дней создали так называемые общественные детские советы. И потрясающе, когда мы даём детям возможность исследовать ситуацию с защитой прав ребёнка, с его положением в школе, на улице, в других местах, и дети предлагают свои решения. Мы это называем «смотреть на мир и проблемы глазами ребёнка, но решать их по-взрослому». Поэтому такие общественные советы у нас существуют.

Надо сказать, к сожалению, у нас не так много возможностей для консолидации наших усилий с нашими соратниками, а их много. Последнее заседание по Стратегии Совета Европы 1619 в Страсбурге – мы победили, потому что мне удалось поговорить с Молдовой, с Арменией, с Азербайджаном, с Казахстаном, с Белоруссией и отстоять наши приоритеты. Вы вчера совершенно чётко назвали наш приоритет: крепкая, здоровая традиционная семья. Всё. Это важнейший приоритет, и мы едины здесь с нашими соратниками, теми, с кем мы долгое время жили на одной геополитической территории.

В этой связи, уважаемый Владимир Владимирович, в процессе этих встреч и визитов мы уже обсуждали с нашими коллегами о необходимости создания координирующего органа. В частности, ведь мы с многими из них объединены в Союз Независимых Государств, есть предложение, создать на базе СНГ Совет по поддержке семей и детей. Я обращаюсь к Вам с таким предложением – если позволите, я передам документ; если Вы сочтёте возможным Вашего Уполномоченного туда предложить в качестве координатора, я с большой честью приму это, потому что мы действительно понимаем, как нам надо вместе бороться, и готовы к этому, даже на Украине готовы, потому что все понимают: угроза есть.

Что касается практической работы. Практическая работа складывается из того, что, конечно, мы рассматриваем, как и Уполномоченный по правам человека, огромное количество обращений, принимаем людей, в среднем где-то от 80 до 100 тысяч обращений в год мы рассматриваем, по каждому из них принимаем решения. У меня в федеральном аппарате Уполномоченного где-то в среднем 20–25 тысяч таких обращений проходит, открываем горячие линии, участвуем в проверках. Первые два года мы потратили на то, чтобы проверить, по возможности, все детские учреждения, прежде всего детские дома, дома ребёнка, интернаты. На сегодняшний день силами только федерального Уполномоченного проверено 3670 таких учреждений. Я лично инспектировал 1192 детских дома, интерната, дома ребёнка. Это нужно было делать для того, чтобы разобраться в том, что происходит. И многие вещи стали решаться.

Я подготовил маленькую короткую справочку из 10 пунктов буквально, что за пять лет изменилось в нашем обществе в сфере защиты детей. Я предлагаю всем ознакомиться с этим. Я хочу несколько цифр назвать, с Вашего позволения. Например, такой показатель неблагополучия, как число детей-сирот в детских домах, детей, оставшихся без попечения родителей: в 2009 году их число было больше 125 тысяч; на сегодняшний день, спустя пять лет, их количество уменьшилось до 78 тысяч.

Если говорить о таком показателе, который способствует возникновению сирот, как лишение родительских прав, – я помню, в 2009 году я представлял первый доклад Президенту, и, когда я посмотрел на количество лишений родительских прав за предыдущие годы, которое стремилось к 100 тысячам, за 90 тысяч зашкаливало, это значит, что 90 тысяч лишений родительских прав, 90 тысяч детей при живых родителях остались в детских домах; в 2013 году, на начало этого года, лишение родительских прав – 40 153. Почти в два раза сокращение произошло за счёт того, что стали делать акцент не на том, чтобы любым путём вырвать ребёнка из семьи, перестраховаться, а на том, чтобы помочь этой семье, поддержать, разобраться, что же происходит с родителями, если они не могут исполнять свои родительские обязанности.

И это смещение акцентов в социальной работе привело к тому, что больше детей стало оставаться в семьях и больше семей получили такую поддержку. Даже если этот год привести, за этот год, за 9 месяцев этого года, 44 тысячи детей было выявлено как сирот, 46 тысяч было передано в семьи.

Но при этом, что важно, впервые у нас появилась большая цифра: 8168 детей были возвращены в родную семью. Просто родителям помогли найти работу, вылечиться от алкоголизма, от наркомании, их поддержали. И это очень важно – именно бороться за родную семью до конца. И, мои уполномоченные подтвердят, с первых дней мы всегда именно об этом и говорим – бороться до конца за родную семью. Лучше, чем родная семья, для ребёнка не может быть среды для жизни, для роста, для его воспитания.

К сожалению, мы видим, что у наших соседей иногда бывает по-другому. И в этой связи есть один феномен, которым я хотел бы поделиться с вами. По мере того как мы стали защищать наших детей, в том числе к нам стали обращаться за защитой наших семей за рубежом, к нам стали обращаться иностранные граждане. Не только из Норвегии, Франции и Финляндии – весной этого года к нам посыпались обращения с Украины. Когда в апреле этого года мы начали вывозить, вывезли 12 российских детишек, которые оказались в зоне вооружённого конфликта, это граждане нашей страны, дети поехали просто отдыхать к бабушкам, дедушкам – и вдруг война. Мы их вывозить начали, тут же пошли обращения: вывезите наших детей. Потом пошёл поток беженцев. Здесь, конечно, без волонтёров, без правозащитников, без таких людей, как Лиза Глинка, как ребята из «Муниципального щита Москвы», которые вывозят и вывозят этих детей, мы бы не справились, не хватило бы наших сил.

В этой связи я хотел сказать, что интересно, как меняется настроение в обществе на фоне всех этих событий. Это горе нас сплотило настолько, что мы стали больше верить в себя. Я хотел бы привести ещё один интересный факт. Когда мы отказывались от американского усыновления в силу понятных причин, не хотел бы сейчас объяснять их ещё раз, нам предрекали, что мы захлебнёмся, мы не справимся, мы не сможем наших детей-инвалидов обеспечить, устроить в семьи и так далее. Так вот за 2013 год, который мы прожили без американского усыновления, у нас число приёмных родителей, точнее людей, которые захотели стать приёмными родителями, выросло на 72 процента. У нас появилась очередь из 20 тысяч семей на начало года, которые стояли и ждали ребёнка. И один очень важный факт: за 2013 год в российские семьи было принято на 34 процента больше детей-инвалидов, это очень важно: именно тех, кто самый несчастный нуждающийся в помощи...

Популярные ключевые слова
Путин об Украине Война на Украине Санкции против России Война в Сирии Беженцы в Европе Теракты в Париже Евромайдан Владимир Путин Россия Шарли Эбдо G20 ЕС Москва ТС Великая Тартария Вирус Эбола Мир Николай Левашов НОД Олимпиада в Рио 2016 Происшествия Украина Азербайджан Англосаксы Арест Улюкаева Армения Видео Волгоград Воронеж Выборы в Госдуму 2016 ДНР Донецк Евгений Фёдоров Екатеринбург Игорь Стрелков Казахстан Красноярск ЛНР Луганск Малазийский Боинг 777 рейс MH17 Мафия Николай Стариков Новокузнецк Новосибирск Омск Пермь Президентские выборы в США (2016) Саратов Сирия США Таджикистан Теракт в Ницце (Франция) 14.07.2016 Тольятти Форум в Давосе 2015 Харьков Челябинск Беларусь Европа Запорожье Захват заложников в отеле Radisson Мали 20.11.2015 Кривой Рог Крым Мариуполь Над Сирией сбит российский самолет Су-24 - 24.11.2015 Новороссия Одесса Русь Самара Севастополь Дональд Трамп Киев Крушение российского самолета Airbus А321 над Египтом 31.10.2015 Мистраль НЛО Пятая колонна Стрельба в Мюнхене 22.07.2016 Военный переворот в Турции 2016 Возрождение Сионизм Авиакатастрофа Airbus A320 в Альпах во Франции 24.03.2015 Андрей Фурсов Антимайдан в Москве Вулкан Йеллоустоун Йемен Мукачево Мюнхенская конференция по безопасности 2015 Переговоры в Минске по Украине 11 февраля 2015 Сделано в России Танк Армата Убийство Бориса Немцова