Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»

Спасение рядового Зубахи

, 24 апреля 2013
7 409

Амеры пытались похитить на Кипре умного русского паренька, чтобы заставить работать на себя

Американцы обнаглели до последней степени. Теперь они просто похищают нужных им специалистов в разных странах мира, когда те выезжают туда по своей надобности. Это неслыханно! Но это так, и с этим необходимо уметь бороться...

 

Игорь Ашманов – владелец и руководитель компании АиП

 

Спасение рядового Зубахи

Автор – Игорь Ашманов

18 июля 2012 года двадцатипятилетний московский программист Дмитрий Зубаха, сотрудник нашей компании «Ашманов и партнёры», был арестован в зале прилёта в аэропорту города Пафос на Кипре. Основанием для ареста было обвинение властей США в хакерских сетевых атаках на американские интернет-сервисы Amazon, Ebay и другие, предположительно совершённых им с территории РФ в 2008-2009 годах. Через девять месяцев, проведённых им в кипрской тюрьме, Дмитрий Зубаха был по решению кипрского суда экстрадирован в Россию.

Нам сейчас задают очень много вопросов про то, как и что происходило, во что обошлось вытащить сотрудника оттуда и т.п. Ниже я подробно рассказываю эту историю, как она видна с нашей стороны: как мы в компании «Ашманов и партнёры» занимались освобождением Дмитрия с Кипра. Я стараюсь не перегружать рассказ точными датами и юридическими формулировками; документов по делу у нас масса, часть их, возможно, мы потом опубликуем.

Предыстория

Дмитрий Зубаха пришёл работать в «Ашманов и партнёры» в январе 2012 года. До этого он 3 месяца осенью 2011 работал на нас удалённо, как фрилансер. В его служебные обязанности входила поддержка сайтов наших клиентов, а также разработка модулей системы управления таргетированной рекламой для клиентов АиП. Руководитель Дмитрия был им доволен, нареканий на качество работы не было. При найме в штат наша служба безопасности, конечно, проверила Зубаху на судимости, правовые нарушения и прочие проблемы. Никаких ордеров Интерпола на него не было.

Конечно, при навыке изучения социальных сетей и других мест общения в Сети в ходе проверки нанимаемого, наша СБ могла бы найти свидетельства того, что Зубаха причастен к каким-то хакерским делам – Дмитрий много общался на эти темы в сети на специальных форумах, хвастался своими подвигами и т.п. Но для этого нашей службе безопасности нужно было проявить довольно развитое и редкое для безопасников умение анализа социальной среды в Интернете, в том числе закрытых хакерских форумов. Этого сделано не было.

Как потом выяснилось, требование о задержании якобы поступило на Кипр ещё 05.04.2010. Правда, очень странно то, что до Москвы объявление Дмитрия в международный розыск так и не дошло. Ордера Интерпола на него выпущено не было. В базе данных Интерпола он не значился и не значится. Арестовали его на Кипре «по факсу». Но об этом подробнее ниже.

Странное совпадение: офисные воры

Весной 2012 в новый офис АиП на втором этаже в офисном центре улице Макеева было три проникновения офисных воров. У нас ещё не были установлены кардридеры на дверях и можно было относительно легко пристроиться в хвост к группе возвращающихся курильщиков или идущих с обеда сотрудников. В компании работает более 200 человек, так что наша охрана на входе на наш этаж, как выяснилось, знает в лицо не всех. У нас в офисе площадь 2000 квадратных метров, так что, проникнув внутрь, можно уже относительно свободно навигировать по помещениям, улыбаясь и раскланиваясь.

Первый вор (молодой человек в отличном костюме и сверкающих ботинках, изображающий продавца или маркетолога) в середине марта 2012 пробрался в мой личный кабинет на той стороне, где у нас сидят разработчики. Я заметил издалека из коридора, как он зашёл в мой кабинет, пошёл посмотреть и застукал его, когда он шарил под моим столом в моём портфеле. Я сдал его своим безопасникам, те вызвали милицию, до 4 утра я писал заявления, участвовал в очных ставках, весь кабинет мне засыпали дактилоскопическим порошком и т.п. Вор уже, как выяснилось, был во всероссийском розыске по другому делу. Что ему было нужно у меня в кабинете (деньги, информация или что ещё) – неизвестно. У меня ничего не пропало (когда я его застал, он «сбросил» всё, что смог взять). Он полностью признал вину в попытке кражи и попросил рассмотрения дела в особом порядке.

Второй вор (в апреле 2012) был более успешен – он проскочил на другую сторону АиП, где сидят продавцы, и украл со столов сотрудников в «кубиклах» ноутбук и планшет. Мы возместили владельцам украденных устройств их стоимость, потому что это была явная вина нашей компании и её СБ.

Третий вор в мае 2012 толкнулся от рецепции в ту же дверь к продавцам, но там уже был установлен карточный замок, войти не удалось, и он выскочил обратно на лестничную площадку. Но он не дрогнул от этой неудачи и через 10 минут украл ноутбук на 7 этаже, как нам потом сообщила охрана здания, приходившая к нам за записями с наших камер.

Почему я упоминаю здесь эти случаи, казалось бы, банального офисного воровства? Потому что украденный ноутбук принадлежал Дмитрию Зубахе. Через два месяца после пропажи ноутбука Зубаха был арестован на Кипре. Мне лично кажется, что это может быть и не случайное совпадение. Возможно, Дмитрия «пасли» уже заранее.

Отпуск и арест

В июле 2012 Дмитрий Зубаха вылетел на Кипр отдыхать со своей гражданской женой Марией. По прилёту на Кипр 18 июля 2012 Дмитрия арестовали прямо в аэропорту. Основанием для ареста, как потом выяснилось, стала телеграмма (факс), отправленная из американского отделения Интерпола, присланная буквально за пару часов до прилёта Зубахи в аэропорт Пафоса. Видимо, американцы следили за системами бронирования билетов или за самим Зубахой. Мы об аресте Дмитрия узнали из прессы. Дальше мы наняли международную юридическую компанию FGM Solicitors & International Lawyers, которая начала заниматься его освобождением.

Почему мы «вписались» в это дело

Дмитрий проработал у нас чуть более полугода, ключевым сотрудником стать не успел, занимался довольно периферийными задачами. История с атаками на Амазон и другие сайты, в которой его обвиняли, произошла в 2008-2009 годах, то есть за три года до его прихода в АиП, и к нам отношения не имела. Этой историей он, конечно, в известном смысле нас подставил – создал нехороший пиар, выпал из производственного процесса и т.п. Он, конечно, был сам во всём виноват – тесно общался с хакерской тусовкой и много хвастался в форумах. Поэтому первой, рефлекторной реакцией некоторых менеджеров компании (особенно в маркетинге/пиаре) было – по максимуму откреститься от этого случая. Снизить ущерб для имиджа и всё такое.

Я, однако, дал команду, наоборот, по максимуму «вписаться». Почему?

Во-первых, мы работодатель, а это наш сотрудник. В других трудных обстоятельствах (болезни, смерти родственников, другие личные проблемы) мы всегда помогаем сотрудникам. Понятно, что арест на чужой территории выбивает человека из всех привычных связей и бытовых структур и делает его совершенно беспомощным. Средний россиянин не может себе позволить зарубежных адвокатов. А право на адвоката становится в таком случае одним из самых важных, без адвоката ты – букашка.

Во-вторых, Зубаха – наш соотечественник. Мне лично (да и компании в целом) не нравится, что американцы считают весь мир своей территорией и юрисдикцией, что они хватают наших граждан где угодно и судят у себя за нарушение американских законов. Даже если он и правда в чём-то виноват, судить его должны мы сами по нашим законам (как, собственно, и поступают сами американцы со своими соотечественниками).

В-третьих, этот конкретный арест и заявление об экстрадиции в США выглядели (а сейчас это получило свои правовые подтверждения) незаконными, так как процедура задержания, применённая американцами, и неоповещение российских властей о том, что Дмитрия Зубаху разыскивают власти США, были явным нарушением международной практики (в частности, об информировании всех членов Интерпола). Насколько мы можем сейчас судить на основании исследования всех аспектов дела, у американцев на Зубаху фактически не было, да и сейчас нет никаких улик, кроме его собственных высказываний на хакерских форумах.

В-четвёртых, нам нужно было вообще разобраться, что делать и как поступать в подобных случаях. Если американцы вообще сейчас делают вторжение в чужие юрисдикции и захват чужих граждан, которые им чем-то приглянулись, своим обычным способом действовать – нам нужно уметь с этим бороться. Зубаха был у нас новичок и не самый ключевой сотрудник, да. Но у нас полно ключевых. Они ездят в отпуска и заграничные командировки. Их нужно уметь защищать.

Наши адвокаты

С 2007 года мы постоянно работаем с московским и английским адвокатом Тимофеем Мусатовым и его командой, а именно международной юридической компанией FGM Solicitors & International Lawyers. Они занимались с нашей стороны конфликтом акционеров в Лаборатории Касперского, вели сделку о продаже доли моей жены Натальи Касперской в Лаборатории Касперского. Они же оказали огромную помощь в распутывании дела, связанного с похищением сына Натальи Ивана Касперского. Тимофей Мусатов – отличный уголовный и корпоративный адвокат, а его команда имеет обширный опыт работы в разных юрисдикциях. У них есть офисы в Москве, в Лондоне и Никосии. Поэтому в этом деле я обратился именно к нему.

Американцы: давление

Американцы арестовали Зубаху руками киприотов на основании «красного уведомления» (Red Notice), которое является известной процедурой международного розыска и передачи запросов о выдаче разыскиваемых лиц, но проведена эта операция была с нарушениями. Вообще, американцы работали в данном случае, в ковбойском стиле и вначале не очень заботились о законности своих действий. Первые 11 дней Дмитрий провёл в тюрьме вообще без достаточных правовых оснований – по сути, на основании факса. Затем, наконец, прибыли документы с основаниями для задержания. Основанием было решение закрытого заседания американского суда о заочном аресте Зубахи, выпущенное и засекреченное в 2009 году.

После этого на Кипре в августе 2012 появились четверо сотрудников американских спецслужб, приехавших «за Зубахой». Официально – двое из американского Интерпола, двое – из Генпрокуратуры, хотя у нас есть определённые сомнения, что это действительно так (поскольку их очень интересовали именно хакерские навыки Дмитрия и его дальнейшее использование на благо США). Примерно в таком составе они и пребывали там последние полгода. Как нам неофициально сообщили, они заявили властям Кипра, что без Зубахи они не уедут. В принципе, Кипр не такое уж плохое место для того, чтобы суровым стражам закона отвлечься и отдохнуть от рутины у себя на родине.

Насколько нам известно, американцы вовсю использовали административный рычаг: непрерывно давили на Минюст, Генпрокуратуру Кипра, на суд. Вообще, похоже, американцы считают своей вотчиной все страны с английским языком и английским правом, и это недалеко от истины – их там в среднем боятся, уважают и слушаются. Нам известно, что ещё в августе 2012 они, нарушая закон, без уведомления адвоката и ордера суда прошли в тюрьму, прямо в камеру Зубахи, и внушали Дмитрию, что ему надо срочно соглашаться на экстрадицию в США, получать там небольшой срок, за это время получить вид на жительство и дальше работать на правительство США.

«Ты не забывай свой инструментарий и связи, они тебе пригодятся у нас», сказали они Зубахе. Кроме того, в течение этих 9 месяцев, по крайней мере, некоторые сокамерники Дмитрия были русскоговорящие и выглядели как подсадные утки. Они также уговаривали его соглашаться на выдачу и ехать в США. По сути, на мой взгляд, заочное обвинение, арест и экстрадиция – это такой американский способ заполнять русскими хакерами вакансии в кибервойсках США, о создании которых как раз прошлым летом объявил Пентагон.

Основная канва

Зубаха был помещён в двухместную камеру, без кондиционера. Первые два месяца было очень жарко. Прогулки разрешались раз в день, книг читать не давали. Нужно было просто сидеть. С осени 2012 начались почти еженедельные заседания суда по выдаче в США. Надо понимать, что суд об экстрадиции не рассматривает обвинение по существу (были ли атаки, виноват ли подозреваемый). Суд рассматривает только вопрос, есть ли формальные правовые основания для выдачи – предполагая, что по существу будут судить уже на месте. И в первое время нам казалось, что дело быстро закончится: Дмитрия довольно быстро выдадут в США, потому что это дело чисто формальное, и уж бумаги-то американцы подготовят.

Наши адвокаты разработали стратегию защиты, основанную на понимании того, что на сегодняшний день американский Госдеп имеет в мире и тем более на Кипре гораздо более сильные позиции, чем дипломатия России. Начала работать сильная команда специалистов из разных стран: Америки, Кипра, России, Англии, налажен контакт с российским диппредставительством на Кипре, тщательно изучены материалы, поступившие из США, поднята вся информация, касающаяся этого дела. Практически было проведено своё собственное расследование дела. И к нашему удивлению выяснилось, что представленные Генпрокуратурой США документы о выдаче вызывают очень много вопросов. У нас возникло устойчивое впечатление, что их просто «нарисовали», и притом, очень второпях.

Например, документы не отвечали своей цели: в частности, в запросе о выдаче Дмитрию инкриминировалось деяние (сетевая атака), которое в принципе не является преступлением по законам Кипра – то есть вообще не давало оснований для выдачи. Эти обстоятельства были доведены нашими адвокатами до суда. Американцы поняли, что проваливают дело, и с таким обвинением они Зубаху не получат. Поэтому в конце августа 2012 они внезапно полностью заменили обвинение, убрали огрехи и подогнали его под законы Кипра. В частности, добавили некий «взлом компьютера», который уже является преступлением по законам Кипра.

Когда наша позиция была представлена суду, американцы поняли, что лёгкой победы не будет, и именно тогда отправились в тюрьму к Зубахе, уговаривать его добровольно согласиться на выдачу. Дмитрий отказался.

В общем, американцы сначала рассчитывали просто на свой авторитет и давление. Прикрикнем, нам и выдадут никому не нужного хакера, который сам виноват и не имеет поддержки. Практика последнего времени по выдаче российских граждан по всему миру показывает, что обычно так и бывает. Однако в этот раз нам удалось создать вязкость, сопротивление. Всего было более 20 судебных заседаний по этому делу. Нам дважды отказали в изменении меры пресечения (освобождении под залог и подписку о невыезде) – мотивируя тем, что Зубаха может скрыться при помощи России (возможно, такие опасения возникли после известной истории с исчезновением в 2010 году на Кипре фигуранта в деле «шпионской группы» Анны Чапман).

Понятно было, что рано или поздно суд всё равно примет положительное решение о выдаче в США, поскольку документы о выдаче в конце концов будут подогнаны под законы Кипра, а других препятствий при слушании дела об экстрадиции нет. Нашей главной задачей в этом деле было создавать вязкость и юридическую волокиту.

Только в январе 2013 кипрский суд, с явными правовыми натяжками, под давлением американцев, несмотря на вышеперечисленные правовые огрехи, не приняв во внимание жалоб адвокатов на неправомерность ареста и содержания под стражей, всё-таки принял решение о выдаче Дмитрия Зубахи в США. Понятно, что американцы всё это время работали, создавали давление, не вылезали из суда и прокуратуры.

Наши адвокаты, естественно, подали жалобу в Верховный суд Кипра.

В это время в России и на Кипре российские дипломаты и органы законопорядка также занимались делом Зубахи. Происходили постоянные консультации с Генпрокуратурой Кипра и Минюстом. В конце 2012 Генеральная прокуратура РФ подала в Минюст Кипра требование об экстрадиции Дмитрия Зубахи в РФ. Довольно долго этот запрос оставался зависшим между Минюстом и Гепрокуратурой Кипра, не попадая в суд. Наконец, в декабре 2012 делу дали ход. Начался ещё один, параллельный судебный процесс, в котором американцы уже не могли участвовать, как сторона процесса.

В результате, довольно быстро, уже в марте 2013, кипрский суд принял решение о выдаче Дмитрия Зубахи в РФ. Поскольку Дмитрий официально в зале суда подтвердил согласие с выдачей, апелляции по этому решению подавать было некому, и решение суда стало окончательным. При этом решение о выдаче Дмитрия в США так и не вступило в законную силу из-за продолжающихся слушаний по жалобам и апелляции.

Помощь государства

Очевидно, что дела такого рода не могут быть успешными без серьёзной помощи родного государства. Обязательно нужно содействие МИДа, МВД, Генпрокуратуры, высших лиц государства. Нам здесь удалось найти хороший контакт, понимание и получить реальную помощь. Российское посольство на Кипре, МИД в Москве довольно плотно занимались делом Зубахи. Большую помощь в деле оказывали Администрация президента и Генеральная прокуратура. Достаточно сказать, что, насколько я знаю, при переговорах с Кипром в ноябре о предоставлении кредита в 5 миллиардов долларов освобождение Зубахи также упоминалось (вероятно, на восемнадцатом или двадцать восьмом месте, но тем не менее). Понятно, что о кредите тогда не договорились по совершенно другим причинам, но это, тем не менее, показательно.

Общество тоже помогало: Профсоюз Граждан России Николая Старикова устраивал пикеты у посольств и флешмобы в поддержку Зубахи, привлекал внимание к проблеме в СМИ и Интернете. Фамилий чиновников и уполномоченных лиц, ответственных за наш общий успех, я называть не стану, но все реальные участники процесса сами хорошо знают, какую важную роль они сыграли, большое им за это спасибо. При этом главным мотивом всех действий чиновников была защита наших российских граждан, что крайне важно, на мой взгляд. Времена меняются.

Итог

Мы потратили на это дело около 9 месяцев и довольно большие деньги, сотни тысяч евро. Над делом постоянно работало 4-5 адвокатов в Лондоне, в Москве и на Кипре. Потребовалась существенная помощь Российского государства, и она была оказана. Понятно, что родственники Дмитрия постоянно летали на Кипр и оказывали ему моральную поддержку. В результате общих усилий Дмитрий вечером в пятницу 12 апреля 2013 вернулся на родину.

Сейчас ему, конечно, придётся разбираться с имеющимися здесь претензиями к нему со стороны правоохранительных органов (по второму делу об экстрадиции), в чём ему опять-таки помогут наши адвокаты. Не потому, что мы очень любим защищать правонарушения хакеров, а потому, что у каждого должно быть право на защиту. Думаю, что всё будет нормально.

Для нас это получился бесценный опыт эффективной защиты наших граждан за рубежом, опыт поиска союзников и объединения единомышленников. Думаю, нам всем всё это было очень полезно.

Источник

 

Поделиться:
Популярные ключевые слова